издательская группа
Восточно-Сибирская правда

С натуры: кусочек колбасы

Чтобы быть уж абсолютно точной, не «кусочек», а 250 граммов, и не «просто» колбасы, а «Краковской», цена которой, и без того немалая, пару недель назад вновь подскочила рублей на 40, не меньше. С инфляцией, которая, как в светлые дни предвыборных кампаний уверяли нас прикормленные экономисты и политики, «не выйдет из границ», мы смирились – что ещё остаётся? А вот хамству, уверенному в себе и самодовольному, душа ещё как-то противится. Найти объяснение этому феномену не берусь. Безропотно жертвовать на «алтарь государственной стабильности» сегодня вдвое больше рублей, чем вчера, а завтра – вдвое больше, чем сегодня, но при этом упрямо бунтовать, отстаивая своё достоинство, пытаясь доказать, что оно от размера кошелька не зависит, – чем не противоречие?

Ну да ладно. Я сейчас о сценке, разыгравшейся на моих глазах вокруг кусочка «Краковской» в одном традиционно пользующемся популярностью гастрономе. Действующие лица: покупательница по одну сторону прилавка и три миловидные, но, как оказалось, очень принципиальные продавщицы – по другую. В конце концов победила покупательница, но, по-моему, её победа была пирровой. Что до самой «схватки», то длилась она недолго, и, свидетельствую, в качестве аргумента ни той, ни другой стороной нецензурная лексика не использовалась. Но разве только словами можно наносить удар? Итак:

– «Краковская» свежая?

– Конечно.

– Отрежьте, пожалуйста, полкружочка.

– Не режем… Покупайте всю.

– ???

– У нас потом оставшуюся никто не купит.

– Но это уже ваши проблемы; при чём тут покупатель?

– Не режем, и всё. Любую другую – сколько хотите, хоть три грамма. А «Краковскую» – нет…

Женщина просит вызвать в торговый зал «кого-нибудь из руководства». Выходит вторая продавщица. Смотрит доброжелательно, но – никакого компромисса: не режем «Краковскую», идите в другой магазин.

– Но почему в другой, если мне удобно сделать покупку именно в этом?

Покупательница не замечает или предпочитает не замечать снисходительно-удивлённые взгляды, которыми награждают её, неразумную, теперь уже обе продавщицы. Она просит у них «Книгу жалоб», наверное, не понимая, насколько отстала от модных веяний в торговле. Наверное, она, не блещущая молодостью и скромно одетая, не отдаёт себе отчёт в том, что сейчас на дворе не смутное старое время, когда человек по ту сторону прилавка, особенно продуктового, правил бал. Ну скажите на милость, какая сегодня, при торжестве-то «прав потребителя», может быть «Книга жалоб»? Так ей и объяснили: мол, сейчас никто никуда не пишет.

Чувствую, что превращаюсь в зрителя набирающей эмоции баталии. Ситуация закручивается штопором, но всё-таки женщина не сдаётся, глазами шаря по стенам в надежде узреть так называемый «Уголок покупателя». Чтобы, значит, в битве за справедливость куда-нибудь кому-нибудь позвонить. Спохватывается она, увы, поздно: настоящая игра уже началась. Помните, наверное, из детства: один кто-то «голит», а другие то ли прячутся, то ли разбегаются, то ли через голову того, кто «голит», бросают мячик. Ну, в общем, упиваются своим положением. Сейчас «голила» она. А «мячиком» служил…

– Вам «Уголок покупателя»? А он у нас там, за прилавком, его сейчас достать трудно, – участливо объясняет одна продавщица.

Покупательница (вот наивная душа!) пытается через прилавок заглянуть куда-то в глубь запретной для простых смертных зоны.

– Нет, «Уголок покупателя» у нас за окном, чтобы все прохожие могли его видеть; вот выйдете из магазина и сразу увидите, – наблюдая за неуклюжим и смешным «стратегическим маневром противника», объясняет вторая.

Забаву прервала подошедшая из-за другого прилавка продавщица. Третья, у которой, возможно, нервы не выдержали:

– Да продайте ей (!) сколько она (!) просит, пусть успокоится. Я остальное куплю…

Снизошла, значит.

Полколечка «Краковской» молча пакуется в полиэтиленовый мешочек (культура обслуживания превыше всего), и женщина покидает поле «боя». Вслед за ней выхожу и я. Машинально оглядываюсь на широкую застеклённую витрину – никакого «Уголка покупателя», естественно, на ней нет. Зато красуется лозунг: «С праздником, дорогие иркутяне!».

Не исключаю, что после «схватки» «Уголок потребителя» в гастрономе появился, пусть и для блезиру. Но это уже не имеет никакого значения. Кстати, вы не приметили новую закономерность: чем выше суммы на ценниках, тем ниже даже ростом кажемся самим себе мы, когда подходим к прилавку…

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector