издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Право на детство

Производство мультиков в Иркутске стало уделом «подросших Питеров Пенов»

Иркутск – город мультфильмов. Их здесь смотрят. Их здесь делают. Одна крупная студия и десятки фанатов-одиночек. Иркутяне работают на крупнейших анимационных студиях страны. Чудачество перерастает в индустрию. Пока психологи ломают головы над проблемой нового поколения эскапистов, мультики становятся выгодным коммерческим товаром в среде «подросших Питеров Пэнов».

Иркутск на карте отечественной анимации явно не на последнем месте. Ещё в 90-е годы художники Игорь и Марина Лесковы создали тут студию «Ритаг», которая работала на бюджетные деньги. Коммерческим проект не стал, но оттуда вышли люди, которые сейчас хорошо известны в российской анимации, – Марина Лескова и Максим Ушаков. Оба работают в Москве. Появившаяся через пять лет после закрытия «Ритага» студия «Форсайт», находясь в более выгодных экономических условиях, сумела запустить успешный коммерческий проект. Ролики этой студии крутятся в эфире 143 телекомпаний, совокупная зрительская аудитория в 120 городах России и ближнего зарубежья – около 8 млн. человек. Сейчас это единственная студия анимации в Иркутске. Впрочем, по городу «разбросаны» десятки талантливых одиночек – от 3D-аниматоров до художников комиксов.

Для себя

«Это как наркотик – раз попробовав, уже не оттянешь,» – говорит о своём увлечении мультфильмами студент заочного отделения факультета журналистики ИГУ Антон Жмуров. – В семье, меня, кстати, не понимали: «Зачем это тебе, разве ты этим в жизни пробьёшься?», а я говорил: «Для себя я буду заниматься мультиками».

У парня из Черемхова более десятка флеш-мультиков и две полноценные работы в 3D-графике. «Талантливый раздолбай, – называет его куратор, председатель Восточно-Сибирского регионального отделения Союза кинематографистов России Владимир Самойличенко. – Антон – очень нестандартно мыслящий человек. Прекрасно думает, пишет, снимает, монтирует. Такие люди редко встречаются. Отличная голова». А началось всё с обычных картинок. Антон отправил пару работ на Всероссийский конкурс компьютерных иллюстраций от Got2b (компания «Schwarzkopf & Henkel»). И занял второе место по России. «А потом я узнал, что Владимир Самойличенко подал заявку на ещё один конкурс «Свобода-Всегда» от Galloises, – рассказывает Антон. – Я отправил туда 3D-ролик и снова – второе место». Антон довольно иронично относится к этим победам: «Это чистая случайность, хотя, как я убедился, случайностей не бывает. Пока с места не сдвинешься, ничего не добьёшься».

«У меня не просто мультики, это своего рода короткометражные фильмы», – говорит Антон. Друзья называют его фильмы «глубокими» и «философскими». Первый фильм назывался «Иллюзия свободы». Длится он пять минут 40 секунд. «Это мультик о каждом из нас, – говорит автор. – Мой человек не имеет лица, причёски, какой-то конкретной одежды. Он каждый день ходит на работу, устаёт, приходит домой. И когда он понимает, что это навсегда, пытается бросить всё. Но и это не получается. Это фильм-вопрос. В конце я сделал такие титры: «На что ты готов пойти ради свободы?».

На создание одного мультика в 3D с проработанными деталями и цветовыми гаммами уходит около месяца. «Делать по-настоящему качественные мультики можно на хорошей аппаратуре в ценовом выражении от 100 тыс. рублей, – говорит Антон. – Хотя интересное и яркое может получиться и на ноутбуке, было бы желание. Взять ту же «Масяню». Олег Куваев в паре с помощницей делали эти мультики буквально за двое суток. Главное – яркая мысль, сюжет, идея. Но если ты хочешь настоящего качества, это уже совсем иной уровень. Рисованный мультик – это одно, а построение кривых линий в 3D-max – совсем другое».

Мультики – для души, а основная работа Жмурова – на рекламных заказах. С другом Иваном Башуровым они создали «неоформленную шарашку», которая занимается видео и графикой. Планы Антона уже переросли рамки чистой анимации. Сейчас Жмуров работает над курсовым проектом фильма (рабочее название – «Асфальт»). Хронометраж – около 20 минут. «В Иркутске я просмотрел очень много хороших мест и отснял их, – рассказывает Антон. – В Академгородке снял площадь, где очень много голубей, и этот эпизод попадёт в фильм. Будет набережная осенью и летом, когда на бульваре много людей. В фильме есть небольшой ролевой момент, очень много тем и сюжетов перекликаются». «Замысел очень интересный, меня сильно увлекает эта работа Антона», – говорит Владимир Самойличенко. «У меня существует пока один план – учиться», – говорит сам Антон. Владимир Самойличенко уверен: парень с такими данными мог бы претендовать на место во ВГИКе.

На конвейере

«Почему нет второго такого проекта в Иркутске?» – задаю вопрос директору студии «Форсайт» Юрию Немерову. «Это невозможно сделать, разве вы не знали?» – «Но вы же сделали». – «Мы не от мира сего». Немного лукавит. От мира. Люди делают мультики девять лет, и на счету студии около тысячи роликов. Секрет «живучести» в одном – работа поставлена на жёсткие коммерческие рельсы. На изготовление 30-секундного ролика отводится только 1,5 недели, сериала – не более трёх месяцев. Творчество не исчезает, но оно подчинено коммерческим задачам.

А в 2000 году студия представляла собой один компьютер. «Идея появилась из ниоткуда, – говорит Юрий Немеров. – Я многих мультфильмов советских не видел, сам не художник, но было какое-то внутреннее желание делать это. Я даже обращался к разным художникам, говорил: «Ты же умеешь хорошо рисовать, давай делать мультфильмы!». Юра Базюк согласился. Он пришёл вот с этой картинкой (на картинке – чёрный кот. – Авт.). Коты – любимые персонажи художника Юрия Базюка, который много лет занимался карикатурой и сотрудничал с иркутскими газетами. Теперь картинка с котом – талисман студии. «Я помню, он тогда сказал: я знаю, как кот будет двигаться, – говорит Юрий Немеров. – Это удивительно! Можно рисовать, но никогда в жизни не сделать мультик, потому что ты не видишь движения, не знаешь законов. Есть определённые правила анимации. Мы буквально по крупицам собирали информацию, а многое вообще придумывали сами. С Юрой Базюком первые несколько лет режиссировали сами. Потом появилась собственная технология производства». В первый год был только один мультик, во второй – три. Сейчас в месяц «Форсайт» производит до 10 роликов. Работают в классической рисованной, флеш-анимации и смешанной технике.

Юрий Немеров не скрывает, что у него могут работать не все. «Мультипликационное производство – это конвейер», – говорит он. Из сотен претендентов остаются единицы. Шесть аниматоров, которые работают сейчас в «Форсайте», – ученики Юрия Базюка. У всех базовое художественное образование, но мультики делаются руками бывших архитекторов, учителей, художников-модельеров и рекламистов. «Мультипликаторы – люди обычно добрые, – говорит Юрий Немеров. – Если кто-то в профессию вошёл, она его держит и любит. Оживлять героев без души не получается». Любой аниматор – немного фанатик. «Он должен быть темпераментным, творческим, артистичным. А главное – терпеливым», – считает художник по фону Юлия Чайка. Не всякий согласится сутками гримасничать перед зеркалом, отрабатывая эмоции, которые надо передать мультяшному герою.

Сейчас на студии две анимационные команды по три человека (руководитель группы, ведущий аниматор и аниматор-ассистент). А персонажи отбираются на конкурсной основе. Рисуются несколько, определяется лучший. Многие хорошо известны в Иркутске. Это Фондовский, или 3D-Лучик ОАО «Иркутскэнерго». «Лучика мы придумали сами, – говорит менеджер по креативу Ольга Ружникова. – Мы предложили заказчику три варианта. У каждого был детальный характер, изображение. А компания предложила соединить два образа – домовёнка и лампочку. Получился такой гибрид». Иногда студии предлагают дорисовать сюжет под уже готового фирменного персонажа. А иногда заказчик покупает раскрученного мультгероя. И предлагает дорисовать историю под рекламу. Так было с Печкиным из Простоквашино, который создан по заказу интерактивного творческого агентства «E-generator.ru».

У аниматоров есть свои любимчики. К примеру, балерина из рекламы магазина подарков или царь – персонаж одной из компьютерных фирм. Шаловливый император говорит голосом актёра Иркутского музыкального театра Владимира Яковлева. «А ещё есть наш любимый Сеня, – смеётся Ольга Ружникова. – У нас есть серия роликов о безопасности жизнедеятельности для школьников, заказанная компанией «Сахалин-Энерджи». Герои – мальчик Сеня, его папа, непутёвый друг Коля, кот Васька. По словам заказчиков, практически все школьники Сахалина 6-8 лет мечтают быть похожими на Сеню».

К слову, авторское право на созданного персонажа переходит к заказчику рекламы. К примеру, первые мультики о Фондовском делал «Форсайт», продолжение – другие аниматоры.

«Как таковых, конкурентов по анимации у нас в Иркутске никогда не было», – говорит Юрий Немеров. Мультиками периодически пытаются заниматься рекламные студии, но переиграть команду криэйторов и аниматоров даже суперталантливому одиночке-художнику трудно. «Форсайту» удаётся балансировать на грани творчества и коммерции. «Дело в том, что в любой коммерческой вещи творческого начала не менее 80%», – уверен Юрий Немеров. Пример – фильм «Люкс-вода спешит на помощь» – первый анимационный мюзикл в истории российской рекламы, созданный в сотрудничестве с E-generator.ru.

– Если какому-то аниматору захотелось что-то сделать, пять минут свободных есть, он рисует для души, – говорит Юлия Чайка. За восемь лет у «Форсайта» было несколько нерекламных работ. К примеру, сериал «Перед Новым годом» год назад завоевал хрустальную статуэтку пингвина на II Международном фестивале анимационных фильмов «Пингвин Flash». Сейчас к Новому году студия готовит пять новых мультфильмов о приключениях Деда Мороза, Снегурочки и Снеговика.

«Форсайт» давно ушёл за пределы иркутского рынка, и основные его заказчики по анимации – вне региона. По словам Юрия Немерова, в Иркутске такой специфичный вид рекламы востребован только крупными клиентами типа «Байкалвесткома», «Иркутскэнерго», «ВостСибСтроя». География клиентов «Форсайта» – более 100 городов России. Аниматоры говорят: российский заказчик очень несмел. Мало кто решается на нестандартный рекламный ход. «Как-то у нас не принято эпатировать публику, как на Западе, – говорит Ольга Ружникова. – Любые идеи, которые выбиваются из привычного ряда, обычно очень негативно воспринимаются. Предлагаем заказчику несколько разных персонажей. Они говорят – вот эти персонажи нам очень нравятся. Но они не пойдут. И берут самый простой и консервативный вариант. За рубежом из рекламы стараются сделать искусство. У нас – просто сообщить о товаре». Объясняется это ещё и тем, что анимация – продукт дорогой. «Рекламодателям легче заказать информашку на телевидении, чем вкладываться в полноценный ролик», – говорит Ольга Ружникова. Назвать цену одного ролика в «Форсайте» отказались, сославшись на коммерческую тайну.

«Реклама – это только средство заработка, – говорит Юрий Немеров. – Творческая продукция – наше будущее. Сейчас соотношение чисто творческой продукции примерно один процент к 99%». Но Немеров не исключает, что команда «Форсайта» будет расширяться под новые проекты нерекламного характера.

Мультэскапизм

11-34 года – целевая аудитория мультипликационного канала «2х2». «Выросшие Питеры Пены» – так охарактеризовал своего зрителя гендиректор «Проф-медиа» Рафаэль Акопов. Недавний скандал с возможным запретом трансляции мультиков на «2х2» вывел на митинги 34 тысячи зрителей в двух столицах (канал не вещает во многих регионах России). Как оказалось, людям плевать на финансовый кризис, зато им не плевать на судьбу Барта Симпсона. «Мультики взрослым!» – скандировали люди в Санкт-Петербурге. А социологи и психологи заговорили о том, что примерно с 1977 года мир вырастил уже несколько поколений «с ясельными мозгами». «Центральной персоной века становится даже не подросток, а дитя, молодеющее с каждым годом», – говорит автор журнала «Русская жизнь» Денис Горелов. «Я бы не говорил об инфантильности, попсе, – считает один из организаторов иркутского фестиваля аниме (японской анимации) Никита Дриц. – Скорее, это поиск альтернативы». «Речь идёт не об инфантилизме, а о чертах характера, напоминающих инфантилизм, – считает психиатр Елена Скибо. – Движения эмо и готов, увлечение играми и мультфильмами – обычный противовес миру бизнеса, который исповедует подчёркнуто «взрослые» ценности».

Красивый пример мультэскапизма – аниме. «Японская попса», или «уникальный культурный феномен». В Иркутске не менее 500 человек активно живут этой субкультурой. Это меньше, чем в Красноярске или Новосибирске, но наше движение слабым не назовёшь – оно существует не менее 10 лет. Аниме – это эскапизм с особым японским привкусом. В этой стране только 16 издательств, которые имеют тиражи более 1 млн. экземпляров. 11 из них делают и комиксы (манга). Сами мультфильмы аниме – это «ожившие» манга. Мир «с карандаша» для японца не менее реален, чем живой. Анимационное и игровое кино в Японии практически равны по статусу, а многие звёзды имеют свою рисованную или кукольную копию. Аниме – один из главных экспортных товаров Японии.

– Пропасть между японской и российской культурой огромная. И понять это трудно, – говорит Никита Дриц. – Для русской мультипликации характерна большая непосредственность образов, меньшее количество символов. Япония – это намёки, жесты, какие-то окольные пути донесения до зрителя информации.

Первые фанаты аниме появились в Иркутске в 1999 году. Клубы периодически создавались и пропадали. В тусовке – самые разные люди, так или иначе «завязанные» на компьютеры. Разброс по возрасту – от детей 7-10 лет до взрослых 30-40 лет. По именам тут называться не принято – у каждого есть аниме-прозвище.

«Когда мы были маленькими, с аниме был такой дефицит, – говорит бывший президент одного из иркутских клубов аниме Rhyo. – Показывали какую-нибудь «Могилу светлячков» или «Мой сосед Тоторо» (легендарный мультфильм, классика японской анимации Хайао Миядзаки. – Авт.). Японская анимация – она особенная, отличается от диснеевской или от того, что сейчас делает «Пиксар». И мы стали потихоньку всё это коллекционировать, переписывали с кассеты на кассету».

Для обмена фильмами был создан городской форум аниме. (На большом экране аниме идёт только в Доме кино). Сейчас обмен ушёл на второй план. Теперь это виртуальная тусовка. «Зарегистрированы около 900 человек», – рассказал администратор сайта Zar.

Особенность этой культуры – выход за рамки «чистого» просмотра. В августе в Иркутске прошёл третий по счёту аниме-фестиваль «Дамекко мацури» («Бесполезные зверюшки») под патронажем Японского информационного центра. Здесь собираются фанаты косплея (буквально – «костюмированная игра»). «Это японская традиция, достаточно старая и массовая, – говорит Никита Дриц. – Люди делают себе костюмы анимационных персонажей, ходят в них куда-нибудь. Там их фотографируют. В России появился так называемый сценический косплей. Когда люди в костюмах отыгрывают сценки. Своего рода любительский театр». Последний фестиваль собрал около 150-200 человек. Самый дешёвый костюм по себестоимости – 1-2 тысячи рублей. Никита Дриц рассказал, что одна девушка из Красноярска делала костюм в стилистике патриархов католической церкви (аниме-сериал «Trinity Blood»). Он вытянул более чем на 24 тысячи рублей.

Иркутский мангака

Аниме-мультфильмы в Иркутске профессионально практически не делают, зато есть страстные фанаты манга. Одна из самых интересных фигур – Saikono Joker. 23-летний выпускник Иркутского художественного училища, мангака (манга-художник) о японских комиксах может говорить часами. «Я много раз слышал: комиксы – это несерьёзно, этим не заработаешь. А я рисовал на уроках, после уроков и всегда знал: научусь рисовать и буду заниматься комиксами», – говорит он.

Saikono – фрилансер. Берёт рекламные заказы. Сейчас в работе у художника несколько проектов. Он профессионал в классическом понимании этого слова – живёт на деньги, которые зарабатывает любимым делом. А условие у него жёсткое: он работает только в стиле аниме. Последний заказ на комиксы поступил от русского жителя Бангкока, причём человек сам вышел на Saikono через Интернет. Цена одной страницы комикса – 100 долларов.

У Saikono один законченный комикс «Poketama» (производное от poket taimer mashin). Он был издан на деньги администрации Иркутска по заказу Японского информационного центра. Главная героиня – девушка, у которой есть своя, карманная, машина времени. Она путешествует по истории Иркутской области. Для стиля аниме такой симбиоз с чужой культурой – норма. К примеру, сейчас готовится российский проект «Первый отряд» (студия «4 градуса») – аниме-фильм о Великой Отечественной войне. «Это очень серьёзный патриотичный проект, – говорит Saikono. – Там жёсткое следование фактам. Вплоть до плаката «Родина-мать зовёт». Правда, пионеры бегают с катанами, немцам для устрашения добавили роботов».

У Saikono есть собственный флеш-аниме, который называется «Нам не нужен доктор» (We don’t needed doctor). Комедийный мультик рассказывает о жизни в психиатрической больнице. На вопрос «Почему мультиков больше нет?» Saikono отвечает: «Кушать что-то надо. Для мультфильмов нужно больше времени и целая команда». Сейчас, по его словам, клиент из Бангкока думает о том, чтобы заказать Saikono мультфильм. Параллельно художник работает над видеоигрой в жанре квест.

Нарисовать бренд

У иркутских авторов есть все шансы пополнить команды федеральных студий. Другое дело, что не у всех есть желание быть мультнегром. К примеру, Максим Ушаков, уехавший в Москву восемь лет назад, сумел поработать на лучших студиях России. Но на самостоятельные проекты выходит только сейчас. Saikono стажировался на студии «Солнечный дом». И несколько разочаровался. «Там используется дешёвый российский труд, – говорит он. – Я всё оценил и уехал обратно в Иркутск. Советская школа мультипликации очень хороша, но вырождается, у этих людей нет смены. Я бы уехал из Иркутска под конкретную работу. Но в Москве, как мой знакомый – умный человек, талант, трудоголик, работать только на одну оплату квартиры? Мне это не интересно». К 30 годам Saikono надеется «нарисовать» имя, которое будет известно на рынке манга. Через «года три» выйти на сотрудничество с международными манга-издательствами. Такими, как «Токио поп». Географически Saikono ничем не связан. Рисовать можно в любой точке планеты.

Культура «Питеров Пэнов» породила свой феномен. Анимация без команды криэйторов – уже не анимация. Эскапизм нуждается в том, чтобы его «обставляли» товарами. Мало нарисовать мультик, надо создать вокруг клиента мир вещей из мультфильма. В Иркутске серьёзно зарабатывать на аниме в ближайшие годы не получится, считает Zar. Фестивали проходят за счёт участников и организаторов. А для самого Zar’а аниме-портал – некоммерческое хобби. Никита Дриц вообще считает, что коммерциализация субкультуры «убьёт её прелесть». Впрочем, это будет означать только переход её в массовый сектор.

Будущее анимации в любом случае за мультфильмами, которые «завязаны» на бренд и продукцию, уверен Юрий Немеров. «Этим мультик будет нагружаться, тут ничего не сделаешь», – говорит он. В качестве примера он привёл «Смешариков», где сопутствующие товары вытеснили в сознании зрителей сам сериал. Родится ли новый мультбренд в Иркутске – покажет будущее. «У нас есть творческие проекты, но они ещё не готовы, – заявил Юрий Немеров. – Это будет детская мультипликация, причём не на Иркутск, а на Россию. Сейчас у нас несколько задумок, так скажем, не рекламных. Для нас вполне реально повторить успех сериалов типа «Смешариков».

– Это будет мультсериал?

– Не скажем. Время покажет.

Фото Дмитрия ДМИТРИЕВА

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector