издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Бумажные заказники

Особо охраняемые природные территории регионального значения оказались бесхозными

На территории Иркутской области находятся один национальный парк (Прибайкальский), 2 заповедника, 2 заказника федерального подчинения и 11 государственных природных заказников областного значения. О последних и поговорим в этой статье.

Недавно ведущий научный сотрудник лаборатории биогеографии Института географии СО РАН, доктор биологических наук Валерий Лямкин, старший научный сотрудник лаборатории Юрий Малышев и аспирант Алексей Холин побывали в Магданском региональном заказнике, расположенном на территории Качугского района. У института здесь полигон для проведения геоботанических и зоогеографических исследований. Он существует уже 20 лет. Вот и на этот раз Лямкин и его коллеги намеревались поизучать растительный покров и животный мир. Но в самый первый день пришлось заниматься совсем другим делом.

Бывший егерь заказника Сергей Дудко с тревогой сообщил: в заказнике… рубят лес.

– Я не поверил, – рассказывает Валерий Лямкин. – Это же преступление. Этого нельзя делать в особо охраняемых природных территориях. Мы все втроём, я, Юрий Малышев и Алексей Холин, пошли смотреть. Действительно, лес вырубили на приличном участке. Мы запечатлели на фото и это место, и сложенную в штабель древесину. До слёз было жалко смотреть на такое варварство. Некоторым соснам не одна сотня лет. Если так дело пойдёт и дальше, то, когда власти спохватятся, охранять уже будет нечего.

– Кто срубил сосны?

– Точно я не могу сказать. Не знаю. Милиции и прокуратуре следует заняться расследованием этого факта… По моей информации, рубят лес и в других областных заказниках. Стоит ли удивляться – они остались сегодня без охраны, без присмотра.

Подошли мы к такой печальной ситуации не вдруг, не сразу. Проблема назревала постепенно, из года в год. Раньше, когда ещё действовало Иркутское областное управление охотничьего хозяйства, в заказнике царил относительный порядок. Охотуправление имело здесь своих штатных сотрудников, в частности егерей, которые одновременно и охраняли этот благодатный уголок природы в верховьях реки Илги. Кругом шла охота, а тут она была запрещена (как и в любом заказнике). Изюбри, лоси, другие копытные находили для себя укрытие, зимовали, выводили потомство. Заказник был своеобразным резерватом, помогал сохранять популяции зверей от истребления.

Но потом всё резко изменилось. Началась бесконечная череда реформ.

Осиротели внезапно

В 1995 году вышел в свет Закон РФ «Об особо охраняемых природных территориях» (ООПТ), который обязывал края, области, республики иметь у себя дирекции по управлению региональными заказниками. Такая дирекция в составе областного охотуправления была создана. Но когда его упразднили и часть функций (но не все) перешла в ведение управления Россельхознадзора по Иркутской области, у наших заказников не стало хозяина. Полномочия по их охране и управлению к Россельхознадзору перейти не могли, как говорится, по определению. Россельхознадзор – структура федеральная, а заказники-то областные. Ясное дело, что они вмиг осиротели. Стали по сути ничейными. Бесхозными. С тех пор и наступили для них чёрные дни.

Конечно, совсем уж без присмотра заказники не оставались. Госохотинспектора Россельхознадзора за ними приглядывали, ловили браконьеров и здесь. Но все понимали: надо что-то делать. Властям надо создать новую дирекцию по заказникам. Однако она так и не появилась до сих пор. Ближайшие наши соседи, к примеру Красноярский край, Якутия, Бурятия, Читинская область, такие дирекции завели. Более того, они успешно там действуют. Мы же плетёмся в хвосте. Хотя Иркутск является признанным центром охотоведения в Сибири. У нас мощный факультет охотоведения в сельхозакадемии. Наши учёные проводят в этом направлении большую работу.

С 1 января 2008 года согласно Федеральному закону № 258 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием разграничения полномочий» (между центром и субъектами федерации) при обладминистрации создана служба по охране и использованию животного мира Иркутской области. Дело благое, поскольку теперь мы сами, а не Москва, будем заниматься охраной диких животных и среды их обитания, воспроизводством и использованием поголовья, мониторингом и его учётом. То есть всем тем, чем раньше занималась федерация. А за Россельхознадзором оставлена функция контроля за полнотой и качеством исполнения переданных на места полномочий.

Первые шаги и несбывшиеся ожидания

Девятимесячные итоги работы новой службы обнадёживают. Заблаговременно было подготовлено постановление врио губернатора об открытии с 23 августа нынешнего осенне-зимнего охотничьего сезона. В отличие от некоторых прошлых лет возможность побродить в тайге с ружьём получили и любители так называемой «царской охоты» – на пернатую дичь с легавыми собаками, которая по общероссийским типовым правилам охоты должна начинаться за неделю до открытия основного сезона.

Более объективными, сбалансированными получились в 2008 году и установленные службой по охране и использованию животного мира Иркутской области лимиты на добычу тех или иных таёжных обитателей. Где-то они урезаны по сравнению с прошлыми годами, где-то, наоборот, значительно увеличены. Так, по бурому медведю количество лицензий на его добычу возросло с 360 в 2007-м до 1000 в 2008-м. И это понятно: ситуация на месте лучше видна, чем из Москвы.

Можно было ожидать, что служба по охране и использованию животного мира возьмёт под своё крыло и управление региональными природными заказниками. Но этого не произошло. Во-первых, в положении об её деятельности такого пункта нет, во-вторых, сама она ещё не встала прочно на ноги. Маломощная. Из 100 планируемых человек в штате работают 17. Говорят, что к концу этого года будет 54, в результате чего во всех административных районах области появится свой госинспектор. Таким образом, упразднённые в рамках регионального Россельхознадзора районные службы охотничьего надзора будут восстановлены. Уже в рамках новой структуры. Пока что госинспектора есть лишь в трети районов.

На днях я встретился с заместителем начальника службы по охране и использованию животного мира Павлом Жовтюком и спросил его, есть ли желание взять на себя государственное управление региональными природными заказниками.

– Желание есть, – ответил Жовтюк. – Мы и сейчас осуществляем охрану заказников. Вот только полномочий по их управлению у нас нет. Если областная администрация наделит нашу службу такими полномочиями и будет при этом финансирование из областного бюджета, мы готовы создать дирекцию по региональным заказникам. Это было бы наилучшим выходом из тупиковой ситуации, потому что открывать самостоятельную, совершенно отдельную такую дирекцию будет сложнее, хлопотнее и намного дороже.

Фото автора, Валерия ЛЯМКИНА и Юрия МАЛЫШЕВА

(Продолжение в следующем номере «ВСП»)

Читайте также
Свежий номер
Актуально
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector