издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Быть открытыми

Министр Нургалиев дал установки иркутским полицейским

Иркутская область стала 58-й остановкой министра внутренних дел Рашида Нургалиева в ходе его рабочих поездок по российским регионам. Главного полицейского страны собравшимся в учебном центре офицерам пришлось ждать больше часа. Оказалось, что он в течение одного дня проводит встречи с личным составом полиции трёх регионов. В четверг Иркутску выпала вторая очередь: министр уже побывал в Бурятии, а из Приангарья вылетал в Туву.

Поскольку серию поездок по стране глава МВД начал два месяца назад, а проблемы у стражей порядка в российской глубинке схожие, можно было ожидать, что разговор будет более или менее формальным. Однако, вопреки ожиданиям, встреча с генералом армии вылилась в живую, открытую беседу. Главный полицейский говорил со своими подчинёнными – руководителями подразделений ГУ МВД Приангарья, начальниками райотделов – около трёх часов. 

Рассказывая об итогах внеочередной аттестации, министр заметил, что она дала много неожиданной информации. «Мы не знаем, как ведут себя сотрудники за стенами своих кабинетов, – сказал Рашид Нургалиев. – Углублённая проверка выявила проблемы и с недостоверным декларированием, и с недвижимостью, и с коммерческой деятельностью. Многие не выдержали испытания, им пришлось оставить свои должности. В наших рядах служили даже ранее судимые сотрудники либо такие, в отношении которых уголовное преследование прекращено не по реабилитирующим обстоятельствам. Такого больше не будет», – обещал шеф полиции. 

Переаттестацией в Приангарье министр остался доволен. На его взгляд, «она прошла качественно, со всесторонним изучением каждого сотрудника». Рашид Нургалиев  выразил уверенность, что все офицеры, присутствующие в зале, достойнейшие люди – за это поручилась аттестационная комиссия. А если и были проблемы в рядах иркутской милиции, например, с коррупцией, то они «остались позади, за плечами». Главный полицейский страны предупредил, что все протоколы аттестационных комиссий будут архивированы, сохранятся в бумажном и цифровом вариантах и останутся в личных делах сотрудников. К ним в дальнейшем придётся не раз возвращаться, чтобы при новых назначениях учесть замечания, внесённые в протоколы. 

Рашид Нургалиев рассказал, что в ходе переаттестации пришлось уволить также более двух тысяч сотрудников, ничем себя не запятнавших. Насколько известно министру, большинство попавших под сокращение милиционеров уже нашли себе дело по душе, многие занялись коммерческой деятельностью, некоторые проходят переобучение. 79 руководителей территориальных органов были направлены в другие субъекты. «И ни один генерал не отказался от переезда», – подчеркнул Нургалиев. Ротация кадров, по его словам, теперь станет нормой. 

Для каждого из награждаемых глава МВД нашёл тёплые слова

Министр считает, что потребуется время для того, чтобы изменить психологию сотрудников обновлённого ведомства. Но он надеется, что авторитет полиции в глазах населения поднять удастся, хотя это будет очень непросто. При обсуждении закона о полиции многие скептически называли реформу «сменой вывески». Особенно обидно показалось министру, что против милиции выступили законопослушные граждане, а криминал остался в стороне: «Авторитеты» только посмеиваются над такой ситуацией».  «Мы должны сделать первый шаг, но так, чтобы люди пошли вместе с нами, заново научились нам доверять. Восстановить доверие населения – для нас главное», – убеждал министр своих подчинённых. 

«В последние два десятилетия оценивали работу милиции на бумаге, – сетовал генерал. – Потеряли главное – умение с душой относиться к человеку. Надо заново учиться работать с человеком, этого требует закон о полиции». Рашид Нургалиев рассказал об изменении подходов к оценке деятельности полиции: количество критериев теперь значительно сокращается, особенно валовых показателей. «Все вы научились выводить среднюю температуру по больнице. А для меня основной критерий – общественное мнение», – заявил он.

Из новаций, о которых рассказал министр, любопытны также изменения, отражённые в  законопроекте о прохождении службы, внесённом в Госдуму: обязательность службы на контрактной основе, повышение квалификационных требований к сотрудникам и продление срока службы на пять лет.

Рефреном трёхчасового выступления министра был тезис: «В центре деятельности обновлённой полиции будет человек, его права и свободы». Эту фразу он повторял много раз. И похоже, что главному полицейскому удалось убедить подчинённых «учиться создавать новые отношения с теми, для кого работаем, – отношения взаимного доверия». Причём главным аргументом всё-таки стали не призывы министра «не обмануть ожидания граждан», а конкретная информация о том, как будет оцениваться качественная работа профессионалов. 

Рашид Нургалиев предложил офицерам иркутской полиции вооружиться ручками и приготовить блокноты, чтобы вместе с ним посчитать свою будущую зарплату. Предложение было воспринято с энтузиазмом, все зашуршали бумажками. Урок арифметики, преподанный министром, увлёк всех присутствующих. «Записывайте, – потребовал шеф. – Старший оперуполномоченный райотдела в звании старшего лейтенанта полиции с выслугой от 5 до 10 лет сейчас имеет основной оклад 3400 рублей. С 1 января его оклад вырастет в 4,5 раза и достигнет 15500 рублей. Прибавьте к этому 10,5 тысячи за звание (вместо 2400 сегодняшних). Приплюсуйте 3900 рублей за выслугу лет (сейчас она составляет  2320). Остальные надбавки теперь вырастут до 19 тысяч рублей. Итого вместо 22730 рублей, которые старший оперуполномоченный сегодня получает в месяц, его зарплата поднимется до 42670 рублей». 

Итог вычислений всех порадовал. Но министр на этом не остановился, он продолжал сыпать цифрами, которые шокировали счастливчиков, прошедших отбор в полицию: «Я назвал вам среднероссийский показатель, без учёта районного коэффициента. В Иркутской области зарплата старшего лейтенанта будет, конечно, выше: 61838 рублей. Старший сержант вместо 20960 рублей будет теперь получать 36 тысяч, а у начальника отдела, подполковника денежное довольствие повысится с 41880 до 80228 рублей». Министр подчеркнул, что новый порядок оплаты распространяется на всех сотрудников органов внутренних дел: полиции, внутренней службы и юстиции. 

Кроме повышения денежного содержания, предусмотрена компенсация транспортных расходов к месту отпуска и обратно, теперь ежегодно один из членов семьи сотрудника будет иметь возможность такой компенсации. И это ещё не все социальные гарантии для «достойнейших», как выразился министр. Значительно вырастет пенсия. Майор, отслуживший 20 лет, будет получать 12,2 тысячи, с выслугой 27 лет его пенсия составит 18,7 тысячи рублей. Для начальника РОВД это будет соответственно 13,7 и 20,9 тысячи рублей в месяц. 

К столь приятным моментам следует добавить также возможности улучшить жилищные условия тех, кто охраняет покой мирных граждан. Ожидается, что право на единовременную социальную выплату для строительства или покупки квартиры вскоре получат сотрудники со стажем свыше 10 лет. Те, кто, исполняя служебный долг, стал инвалидом 1, 2 групп, а также члены семей погибших получат жильё в собственность из социального государственного жилищного фонда. Остальным сотрудникам будет предоставлена возможность поселиться на служебных квадратных метрах. 

Но всё это достанется только тем, кто сможет преодолеть высокую планку, поставленную перед стражами порядка законом о полиции. Раньше при приёме на работу в милицию изучали в основном анкетные данные. Теперь, как заверил министр, изучать станут личность будущего сотрудника полиции. Причём ещё на стадии его поступления в ведомственное учебное заведение. «Я ввёл для абитуриентов тест на наркотики – около 100 будущих офицеров не приехали поступать, – рассказывает Рашид Нургалиев. – Анкета, автобиография, проверка родственников на судимость – этого недостаточно для работы с абитуриентами. Я интересовался у курсантов, почему они хотят идти на службу в органы. Говорили, нравится форма, оружие, у некоторых родственники служат. А способны ли они видеть трупы, кровь? Смогут ли зайти в квартиру, где несколько дней назад умер одинокий человек? Предложить себя в заложники, чтобы освободить людей? Защитить своей грудью человека от вооружённого бандита? Они не думают об этом».  

Министр хотя и назвал достойнейшими тех, кто прошёл переаттестацию, не скрыл озабоченности состоянием их профессионализма. «Я посмотрел сотни личных дел офицеров, – сказал он. – Оказалось, очень многие не имеют высшего юридического образования. Им всем предстоит учиться на курсах. Впредь на службу будут принимать только тех, кто имеет квалификацию правоведа». Очень важным считает министр внедрение глубокой специализации уже в вузе. «Мне нужны профессионалы, – потребовал он. – Сегодня особенно не хватает специалистов в сфере транспортной безопасности, борьбы с экстремизмом, с преступлениями в сфере высоких технологий. Такой специализации в вузах не было, этому учили по чуть-чуть. Мы нацелим образование на глубокую специализацию, будем привлекать специалистов-практиков, создавать лаборатории, полигоны, давать навыки». 

Особенно тревожит министра положение в дежурных частях. Там, по его мнению, просто «доживают до пенсии» те, кто не смыслит ни в оперативной работе, ни в охране общественного порядка. «У нас тоже такие есть», – согласился шеф иркутской полиции Александр Обухов. А ведь именно с сотрудником дежурной части сталкивается в первую очередь человек, попавший в беду, по нему судит обо всей полиции. «Оперативный дежурный должен быть управленцем. Требую создать центры управления нарядами», – категорично заявил министр.   

Рашид Нургалиев за несколько часов общения с коллегами слова «требую» и «приказываю» употребил всего несколько раз. Один из приказов касался принципиального изменения отношений с прессой. «Обо всех негативных моментах в деятельности полиции, о сотрудниках, запятнавших честь мундира, общество должно узнавать от руководителей подразделений, от начальника управления», – заявил министр. И, обращаясь к генералу Обухову, подчеркнул: «Я вам приказываю. О нашей работе люди должны знать и негативное, и положительное. Ничего не скрывать!» Министр рассказал, что каждый раз, когда в оперативную сводку попадает кто-нибудь из сотрудников, он требует срез прессы. И всегда выясняется, что о происшествии газетчики узнают от кого угодно, но не от руководителя полиции. 

На взгляд Рашида Нургалиева, только максимальная открытость способна вернуть доверие населения. Кстати, должностные лица полиции будут теперь отчитываться перед гражданами: руководители органов – раз в полгода, участковые – ежеквартально. Такой приказ уже подписан Нургалиевым. «Вы – лучшие, – опять повторил министр. – Вас отобрали как самых достойных. Не стесняйтесь быть открытыми и объективными. Но если необоснованно опорочена честь сотрудника – используйте все возможности для восстановления справедливости. Этим приёмом – обливанием грязью – обычно пользуется криминалитет». 

Рашид Нургалиев также выразил желание видеть портреты лучших офицеров на городской доске почёта. Вряд ли таковые где-то сохранились. Но министр в принципе прав: люди должны знать своих героев, тех, кто обезвредил бандита, спас человека, рискует жизнью. «Мы в прошлом году потеряли 410 офицеров, выполнивших свой долг ценой жизни. Кто о них знает? – задал шеф полиции залу риторический вопрос. И потребовал:  – К нашей работе должно быть другое отношение. Это зависит от вас».

На встрече министра внутренних дел с офицерами полиции выступил и губернатор Дмитрий Мезенцев. Он назвал начальника ГУ МВД по Иркутской области Александра Обухова авторитетным руководителем, который «умеет увидеть и ставить первоочередные задачи». Дмитрий Мезенцев, пользуясь случаем, рассказал, как региональная власть помогает стражам порядка: за два года расходы на милицию увеличены на 20%; на этот год запланировано на нужды полиции 2 млрд. 700 млн. рублей.  

В завершение визита министр вручил награды лучшим сотрудникам и ветеранам органов внутренних дел Приангарья. Представители обновлённой полиции  выходили к своему лидеру в поношенных разношёрстных мундирах, со старыми милицейскими нашивками. Но для каждого главный полицейский находил тёплые слова. 

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector