издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Добродушный мальчик»

Подсудимый по делу «молоточников» попросился на свободу

  • Автор: Ангелина САЛОМАТОВА

Срок содержания под стражей 20-летнего Артёма Ануфриева и 19-летнего Никиты Лыткина, обвиняемых в серии из шести убийств, восьми покушений и глумлении над телом умершего, истекает 13 февраля. Адвокаты Ануфриева выступили с ходатайством, в котором попросили суд изменить меру пресечения на подписку о невыезде. Сам подсудимый заявил, что опасности для общества не представляет и его нахождение «на воле» не повлияет на ход следствия. Суд не согласился с доводами защиты и продлил срок заключения под стражей до 13 мая.

«Все опасения безосновательны» 

В Иркутский областной суд уголовное дело, возбуждённое в отношении Артёма Ануфриева и Никиты Лыткина, которые, по версии следствия, орудовали в иркутском Академгородке с осени 2010 года до весны 2011-го, убив шесть человек и покусившись на жизнь ещё восьми, поступило 13 августа прошлого года. Согласно Уголовно-процессуальному кодексу, срок содержания под стражей подсудимых, которые с момента задержания 5 апреля прошлого года находятся в иркутском СИЗО-1, истекает спустя шесть месяцев после поступления дела в суд, 13 февраля. 

Однако, по мнению суда, к этому моменту дело не может быть рассмотрено по существу: только на оглашение доказательств, собранных в 49 томах, у стороны обвинения ушло полгода. На заседании в среду, 23 января, к представлению доказательств приступили адвокаты, вызвав в суд первых свидетелей и экспертов. Впереди также прения сторон и принятие окончательного решения. В связи с этим судья вынес на обсуждение вопрос о продлении срока содержания под стражей. Подсудимые, уже пробывшие за решёткой почти два года, как выяснилось, не прочь оказаться на свободе. После недолгого перерыва в заседании, который ушёл у Артёма Ануфриева на общение с адвокатами, он попросил суд изменить меру пресечения на подписку о невыезде. 

«Все опасения следствия по поводу моего нахождения на воле безосновательны. Я на ход следствия не смогу повлиять никак, на свидетелей давления оказать не смогу, доказательства уничтожить тоже. Места учёбы, работы, жительства у меня есть, по крайней мере были. Прошу назначить меру пресечения, не связанную с лишением свободы», – сказал Ануфриев. Адвокат поддержала позицию подзащитного: «Он социально адаптирован, поскольку у него есть мама, с которой он проживал и может в дальнейшем проживать, скрыться он не намерен. Кроме этого он действительно не может повлиять на ход следствия, поскольку все доказательства уже находятся в суде, судебное следствие подходит к концу». 

Мать Никиты Лыткина не стала настаивать на изменении меры пресечения, оставив решение «на усмотрение суда», но сказала, что её сын давно и глубоко раскаялся в совершённых преступлениях и, по её мнению, «не опасен для общества». Несмотря на доводы стороны защиты, суд принял решение о продлении срока заключения под стражей на три месяца, до 13 мая. 

«Подсудимые обвиняются в особо тяжких преступлениях против личности, совершаемых в течение длительного периода времени. За каждое из инкриминируемых деяний предусмотрено наказание в виде лишения свободы на длительный срок, в том числе до пожизненного. При избрании меры пресечения суд учитывал, что, находясь на свободе, они могут продолжить преступную деятельность и скрыться от следствия. Данные обстоятельства не отпали и не изменились», – зачитал судья постановление. 

Новый этап 

Новый этап судебного следствия, в ходе которого доказательства представит сторона защиты, начался на заседании в среду. В числе первых адвокаты пригласили в суд эксперта по информационным системам, при помощи которого выяснили тонкости обмена данными в социальных сетях, в частности «ВКонтакте», в которой, по версии следствия, подсудимый Ануфриев вёл экстремистскую переписку со знакомыми. Как полагает эксперт, в историю переписки, хранящуюся на сервере соцсети, теоретически могли быть внесены изменения, о которых сам Артём Ануфриев ничего не знал, а значит, изъятая из хранилища информация не может являться доказательством по делу. 

Артём Ануфриев также отрицает, что вёл порочную переписку, утверждая, что пароль от страницы в социальной сети он передавал одному из знакомых, который от его имени оставлял компрометирующие сообщения. Разобраться в доказательствах суду ещё предстоит, для идентификации пользователя социальной сети может быть использован уникальный сетевой IP-адрес, с которого подсудимый выходил в Интернет. Кроме того, Ануфриев, избравший политику отрицания вины, в своё оправдание заявил, что в протоколе проверки показаний на месте, прошедшей 11 апреля 2011 года, стоит подпись, сделанная от его имени другим лицом. По ходатайству государственного обвинителя была назначена почерковедческая экспертиза, проведение которой поручили Иркутской лаборатории судебной экспертизы. 

Напомним, на первых этапах следствия Артём Ануфриев и Никита Лыткин полностью признали вину в совершении серии преступлений. Однако в ходе судебного следствия первый отказался от показаний и заявил, что оговорил себя под пытками и угрозами следователей «неприятностями в СИЗО». С тех пор линии защиты Ануфриева и Лыткина разделились. Сторона старшего подсудимого, Ануфриева, которому помимо прочего вменяется вовлечение несовершеннолетнего Лыткина в особо тяжкие преступления, настаивает, что подзащитный не мог быть организатором и идейным вдохновителем экстремистского сообщества, как считает обвинение. 

Адвокаты, чтобы доказать это, вызвали в суд женщину, которая знает Артёма Ануфриева «с пелёнок». Свидетель, выступившая первой со стороны защиты, рассказала, что мать Артёма Ануфриева была близкой подругой её собственной матери и долгая дружба семьями позволяет ей охарактеризовать подсудимого. «Артём – добродушный мальчик, вежливый, слова от него никогда плохого не слышала, – сказала свидетель. – Он увлекающийся и способный. По характеру мягкий, добрый, ведомый. У них мальчик был, который всё время что-то организовывал – баскетбол, теннис. Пока Артёму не позвонишь, не пригласишь, он не пойдёт. У них была музыкальная группа; когда организатор уехал из города, группа распалась. Мама Артёму предлагала создать новую группу, но он не смог, потому что у него нет организаторских способностей». 

Свидетельские показания, по мнению защиты, должны опровергнуть тезис обвинения о том, что Артём был мозговым центром и вдохновителем, а Никита – исполнителем. Женщина также сообщила, что мать Ануфриева не одобряла дружбы с Лыткиным. «Она считала, что этот молодой человек ничем не занят, плохо влияет на Артёма, мешает ему заниматься. Всегда пыталась прекратить их дружбу», – заявила свидетель. Оценить доводы стороны защиты суду ещё предстоит. Заседание продолжится на следующей неделе. После рассмотрения доказательств обеих сторон суд рассмотрит возможные ходатайства о дополнении судебного следствия, после чего начнутся прения сторон и судья вынесет окончательное решение.  

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер