издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Первый и оправдательный

Присяжные посчитали недоказанной вину иркутянина, обвиняющегося в убийстве с нанесением 70 ножевых ранений 

  • Автор: Виктория Чистякова

Коллегия присяжных заседателей вынесла оправдательный вердикт в отношении 33-летнего иркутянина Максима Бабинина, обвиняемого в совершении убийства друга детства Александра Грыу (ч. 1 ст. 105 УК РФ). Дело рассматривается в Ленинском райсуде Иркутска с июня. Это первое дело в Иркутской области и одно из немногих в России с участием заседателей, которое рассматривается в районном суде: такую возможность райсуды наравне с военными гарнизонными судами Приангарья получили с 1 июня. Подробности в нашем материале.

По версии гособвинения, изложенной присяжным, 5 февраля этого года у подсудимого, который находился в своей квартире по улице Баумана в состоянии алкогольного опьянения, на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений возник преступный умысел, направленный на причинение смерти Грыу. С помощью кухонного ножа Бабинин нанёс ему более 70 ножевых ранений в спину, голову, шею, живот, перианальную область, промежность, правое предплечье, правое бедро, кисти, в результате чего тот скончался в машине «скорой помощи» через непродолжительный промежуток времени.

Свою вину подсудимый признал, однако настаивал, что действовал с превышением пределов необходимой обороны (ст. 108 УК РФ). В суде Максим Бабинин рассказывал, что с Александром Грыу учился в одной школе в посёлке Мама. Но в 1996 году переехал в Нижнеудинск, из-за чего общение прекратилось. Позже они периодически поддерживали связь через социальные сети, а в 2018 году решили встретиться лично. В день убийства Бабинин и Грыу увиделись в кафе, а затем пошли к подсудимому домой, где общались на бытовые темы, вспоминали детство, выпивали на кухне.

По словам Бабинина, через некоторое время Грыу припомнил школьные обиды и ударил подсудимого в лицо. Из показаний Бабинина, данных в суде, следует, что он в ходе драки начал отмахиваться и наносить Александру Грыу удары ножом. После борьбы подсудимый вынес его в подъезд, а сам начал смывать с себя и с ножа следы крови. Спустя некоторое время он был задержан сотрудниками полиции. Бабинин заявил, что в совершении преступления раскаивается.

Гособвинение в судебных прениях посчитало, что к позиции подсудимого о превышении пределов самообороны стоит отнестись критически, поскольку его показания опровергаются собранными по делу доказательствами. В частности, Максим Бабинин утверждал, что он вооружился ножом, однако какой-либо опасности Грыу для него не представлял. Отсутствие опасности подтверждает и экспертиза, зафиксировавшая лишь несколько кровоподтёков у подсудимого, что даёт повод усомниться в необходимости обороны. В доказательство вины также положены свидетельские показания соседей, которые общались с подсудимым через короткое время после преступления, видеозаписи с допроса Бабинина и проверки его показаний на месте. Мотивом совершения преступления прокуратура посчитала возникшую между мужчинами ссору, а показания Бабинина являлись способом уйти от предъявленного обвинения и уголовной ответственности.

Коллегия из шести присяжных заседателей признала недоказанной версию прокуратуры. Из вердикта следует: присяжные посчитали, что Александр Грыу не нападал на подсудимого, вместе с тем ножевые ранения нанёс ему именно Бабинин. Половина присяжных проголосовала за отсутствие в этом его вины, другая половина посчитала его виновным. Поскольку присяжными вынесено равное количество голосов, было принято благоприятное для подсудимого решение, вытекающее из презумпции невиновности. На основании оправдательного вердикта судья обязан вынести оправдательный приговор и разъяснить подсудимому его право на реабилитацию в связи с незаконным уголовным преследованием. Участники процесса смогут обжаловать приговор, однако только по мотивам процессуальных нарушений, допущенных в ходе судебного следствия.

Потерпевшая по уголовному делу, вдова Александра Грыу Анна, заявила «ВСП», что не согласна с решением коллегии. «Понятия не имею, почему присяжные вынесли такой вердикт. Все доказательства налицо, все экспертизы подтвердили его вину. Защита настаивала на превышении пределов обороны, но у них из доказательной базы нет ничего, кроме слов. Решение присяжных неправомерно, это неправильно. Получается, можно убить человека – и ничего за это не будет? Мы будем обжаловать приговор, я считаю, что у нас есть шансы», – прокомментировала потерпевшая.

Судья назначил оглашение приговора на 27 августа.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер