издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Угроза селя в Приангарье стала реальностью

Правительство Левченко не исполняет свои обязательства по защите Байкала

Байкалу грозит экологическая катастрофа планетарного масштаба из-за возможного схода селя с предгорий Хамар-Дабана. В этом случае 9,2 млн тонн ядовитых отходов БЦБК окажутся в озере, и мы потеряем его как явление. Правительство Иркутской области об этом знает, но ничего не делает. Более того, оно игнорирует предписания природоохранной прокуратуры и даже постановление суда, который ещё в 2017 году пытался принудить чиновников создать селезащиту. По закону за неисполнение решений суда для должностных лиц наступает уголовная ответственность.

Летом 1971 года с предгорий Хамар-Дабана сошло несколько селевых потоков. Один из них обрушился на посёлок Аршан в соседней Бурятии, второй – на город Байкальск в Слюдянском районе. В Аршане история повторилась в 2014 году, и от её последствий посёлок не оправился до сих пор. В 2019-м паводком накрыло Байкальск. К счастью, на этот раз обошлось без селя и катастрофа не произошла. Но иллюзий не осталось ни у кого: угроза реальна, как никогда.

Дважды в одну воронку

Учёные уже 10 лет предупреждают: сель непременно случится в Байкальске в ближайшие годы. В природе всё циклично, и периодичность схода селя давно исследована, она составляет 30–40 лет. С момента последнего селя прошло 48 лет. При этом землетрясение 2008 года, эпицентр которого находился в 30 км от Байкальска, активизировало проблему. В нынешнем году добавился ещё один фактор риска – область вступила в длительный многоводный период, для которого характерно большое количество осадков. Собственно, мы уже поняли, что это значит.

Наводнение, накрывшее Тулун и Нижнеудинск, стало шоком для всех и ясно показало: мы не только беззащитны перед стихией, мы совершенно к ней не готовы. Когда через месяц пришла вторая волна и снова накрыла Тулун и Нижнеудинск, а потом добралась до Байкальска, затопив хранилища с ядовитыми отходами производства БЦБК, разрушив мост через Солзан и повредив коммуникации, в реальность происходящего верилось с трудом.

«А ещё говорят, что снаряд дважды в одну воронку не попадает. Ещё как попадает», – это был самый популярный комментарий в то время. В городе началась срочная эвакуация населения. Но Байкал эвакуировать невозможно, а над ним нависла угроза экологической катастрофы. Кажется, теперь это никому доказывать не нужно, природа уже всё доказала.

На пороховой бочке

Накануне наводнения в Тулуне мэр города Юрий Карих демонстративно прогуливался по дамбе и уверял жителей, что они в полной безопасности. А спустя несколько часов полгорода смыло гигантской волной. 25 человек погибли. Губернатор и мэр потом объясняли, что власти вообще ни при чём: их не предупредили, им подсунули дамбу, выстроенную по старым чертежам. Она была рассчитана на уровень воды не более 12 метров, а вода поднялась на 14 метров.

Месяц спустя наводнение началось в Байкальске, и губернатор уже не мог сказать, что его не предупреждали. Существует несколько экспертиз, в которых оцениваются существующие риски и прогнозируются возможные сценарии развития событий. В 2011 году экспертизу сделал «Сибгипробум» по заданию министерства природных ресурсов и экологии РФ. Затем в 2014 году Институт земной коры СО РАН по заданию региона выполнил исследовательскую работу по обоснованию возможности схода селей и выработке рекомендаций по селезащите.

Учёные убедительно доказали, что город и озеро живут словно на пороховой бочке. В обращённых к городу предгорьях Хамар-Дабана уже сформировались селевые очаги. Их прорыв может произойти из-за аномалий гидрометеорологической или сейсмотектонической активности. В случае схода селевой поток попадёт в Байкал, в том числе через территорию Байкальска, который не имеет противоселевой защиты.

Под угрозой окажутся более 12 тысяч жителей Байкальска, а также важные инфраструктурые объекты. Например, здесь находится участок Транссибирской железной дороги. В 1971 году 20 км железнодорожного полотна было смыто в озеро. Но едва ли не самая главная угроза заключена в шламохранилищах БЦБК на Солзанском и Бабхинском полигонах. В картах-накопителях лежат 9,2 млн тонн ядовитого лигнина. При сходе селя вся эта масса неминуемо окажется в Байкале. Экосистеме озера будет нанесён такой ущерб, от которого Байкал не оправится ещё сотни лет. Ну а мы точно потеряем уникальное озеро, в котором сосредоточено 70% запасов пресной воды России, и получим экологическую катастрофу планетарного масштаба.

Защита от селей – полномочия региона

Казалось бы, угроза предсказана, оценена и описана в экспертизах. Этого достаточно, чтобы немедленно приступить к разработке проекта строительства селезащитных сооружений. Именно этим и должен был заняться Сергей Левченко, придя к власти в 2015 году. Но не занялся. Более того, правительство нынешнего губернатора вообще отказывалось признать, что создание селезащиты – полномочия региона. Дело дошло до того, что в 2017 году Западно-Байкальский межрегиональный природоохранный прокурор обратился в суд с иском против министерства имущественных отношений Иркутской области.

Только суд смог доказать региональной власти очевидную вещь: проектирование и строительство противоселевых сооружений относится к её прямым обязанностям согласно 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ». Более того, никто другой заниматься этой работой в принципе не может, ведь по просьбе губернатора Сергея Левченко в 2016 году все полномочия по ликвидации накопленного вреда БЦБК были переданы региону. А реки, в бассейнах которых нужно провести работы, вообще не относятся к собственности муниципалитета.

Когда суд начал разбираться, что же делает региональная власть для защиты озера и города от селя, выяснилось много интересных подробностей. Например, представители министерства природных ресурсов заявили, что губернатор поручил правительству региона «проработать вопрос о финансировании разработки проектно-сметной документации по селезащите из внебюджетных источников».

Почему губернатор ищет деньги на исполнение своих прямых и законных полномочий в таинственных внебюджетных источниках, так просто не поймёшь. Но, если как следует подумать, можно предположить что угодно. За «внебюджетку» не нужно отчитываться ни перед депутатами, ни перед КСП – вообще ни перед кем, кроме самого «внебюджетного источника». Исполнителя работ в данном случае тоже можно искать не по конкурсу, а свободно выбрать очередную «Звезду» и не мучиться с отчётностью.

Это, конечно, домыслы. Но и факт остаётся фактом: «вопрос финансирования из бюджетных источников до сих пор не решён». Это цитата из письма минприроды, представленного суду. Каким образом правительство пыталось решить вопрос, не поясняется. Обычно средства выделяются из бюджета после одобрения депутатами Законодательного Собрания. Однако вопрос по селезащите никогда не выносился на сессию ЗС. Хотя очень трудно себе представить, что депутаты рискнут его заблокировать и тем самым оставить в опасности Байкал и байкальчан. Никто не захочет быть виновником экологической катастрофы мирового масштаба, находясь в здравом уме.

Суд рекомендовал встроить создание селезащиты в государственную региональную программу «Обеспечение комплексных мер противодействия чрезвычайным ситуациям природного и техногенного характера на 2014–2020 годы». Более того, в протоколе совещания под председательством губернатора Левченко от 10 января 2017 года зафиксировано, что губернатор дал поручение минимуществу и минприроды проработать вопрос о создании подпрограммы «Реализация противоселевых мероприятий в районе шламонакопителей ОАО «БЦБК». Представитель правительства и в судебном заседании подтвердил, что подпрограмма будет создана.

Обратный отсчёт

С тех пор прошло 2,5 года. Что же сделано за это время? Ровным счётом ничего. Вместо того, чтобы разработать обещанную подпрограмму или проект по созданию селезащитных сооружений, правительство осенью 2018 года зачем-то заказало Высокогорному геофизическому институту Росгидромета ещё одну работу по обоснованию возможности схода селя и выработке рекомендаций по селезащите. Так что теперь в распоряжении минприроды есть сразу три схожие экспертизы, но ни одного проекта.

Выполнено только одно противоселевое мероприятие. Летом прошлого года Лесхоз Иркутской области по контракту с казённым учреждением «Центр ГО и ЧС» расчистил русла рек Большой и Малой Осиновок, Солзана, Утулика и Харлахты, а также Красного ключа, Болотного и ещё двух ручьёв. В общем, подстригли кусты и на этом успокоились.

– Мы недавно получили официальный ответ от правительства, в нём опять говорится о создании рабочей группы по доработке технического задания для проектирования селезащитных сооружений, – рассказывает руководитель Байкальского центра гражданской экспертизы Юрий Фалейчик. – Это означает, что нет ничего – даже техзадания на разработку проекта селезащиты. Деньги на эту работу в бюджете по-прежнему не предусмотрены.

В июле во время наводнения в Байкальске прозвенел последний звоночек. Карты со шлам-лигнином переполнились дождевой водой, и появилась угроза попадания в Байкал ядовитых веществ. Между картами и защитной дамбой уже есть небольшой подмыв. Природоохранная прокуратура внесла представление председателю правительства Иркутской области о ненадлежащей эксплуатации гидротехнических сооружений.

– Кроме того, 30 июня истёк очередной строк разработки проекта по утилизации отходов БЦБК. Селезащиты как не было, так и нет, и даже не ведётся мониторинг ситуации, – говорит начальник отдела по надзору за исполнением законов об охране природы Байкальской природоохранной прокуратуры Светлана Ермаченко. – В рамках рассмотрения представления мы соберём все заинтересованные стороны, будем анализировать ситуацию и принимать решение, что делать дальше.

В декабре 2017 года решением суда на правительство Иркутской области была возложена обязанность по организации, созданию и обеспечению постоянной готовности к использованию защитных противоселевых сооружений. Однако это решение суда никак не исполняется. Между тем за неисполнение судебных решений для должностных лиц предусмотрена уголовная ответственность.

Очевидно, что сейчас у Байкальского межрегионального природоохранного прокурора и СУ СК РФ по Иркутской области имеются веские основания для проведения доследственной и прокурорской проверок в отношении губернатора региона Сергея Левченко в части применения ст. 293 Уголовного кодекса РФ «Халатность», то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей. Если после Тулуна катастрофа случится ещё и в Байкальске, оправданий не будет ни у кого. В том числе у силовых структур, если они не дадут надлежащую оценку деятельности правительства региона.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector