издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Легче самому снестись!"

"Легче
самому снестись!"
— вызывающе
громко произнес один из
покупателей, увидев в магазине
непомерно высокие цены на яйца.

— Сегодня из
Норильска звонили. Просят: "Ради
бога, хоть немного яиц дайте!"
Владивосток тот вообще замотал:
"В любом количестве, по любой
цене, только дайте!"

Я слушаю
Альбину Петровну Волошину,
главного экономиста СПК
"Окинское" Зиминского района,
которое специализируется на
производстве яиц, и ушам своим не
верю. Давно ли, каких-то лет восемь
назад, сообщалось в одной из
центральных газет, что на Дальнем
Востоке не знают куда девать яйца.
Налицо перепроизводство их.
Напоминаю об этом своей
собеседнице.

— Да когда
это было?! — восклицает Альбина
Петровна. — Теперь там почти не
осталось птицеводческих
предприятий. До поры до времени
хорошо снабжали весь Дальний
Восток и Забайкалье китайцы, но
грянул августовский обвал,
подскочил доллар в цене и та
продукция стала не по карману
среднему покупателю. Коммерсанты,
оптовые поставщики стали
обращаться к нам. Цена высокая! Но
ведь в 3—5 раз выросли летом цены на
микродобавки, аминокислоты, без
чего много яиц просто не получить.
Медикаменты раньше бесплатно
государство выделяло — теперь
закупаем сами, а они в основном
импортные. И вообще, если бы мы
оставили цены на прежнем уровне, то
перекупщики все смели бы и на
восток да на север отправили.
Честно скажу: мы неделю
переламывали себя — повышать цены
или нет. Решились. Но они оказались
несколько ниже, чем у конкурентов. В
течение часа окинское яйцо
разобрали.

Сегодня мы
пожинаем плоды "открытых
дверей" и "заложенных ушей".
Экономисты-аграрники когда еще
предупреждали о том, что нельзя
перешагивать 30-процентный порог
импорта продовольствия. Но Москва
словам не верила. Ей даже картошку
подавай ту, что вырастил западный
фермер. А уж яйца… Туда везли
финские, голландские, германские,
белорусские. Что делать со своей
продукцией, руководители
птицефабрик центральных районов
просто не знали. Они гнали ее на
Урал. Свердловская область, где эта
отрасль поставлена на высокий
научный уровень, сбрасывала
излишки в Кемерово. Кемеровчане
везли яйца в Красноярский край. А
соседи не долго думая взялись
осваивать наш север и западные
районы Приангарья.

Странного в
этом "хороводе" ничего нет.
Просто в других регионах отлично
сознавали значимость этой отрасли.
Ибо здесь самая высокая
производительность труда. Одна
птичница способна накормить
наибольшее количество едоков. И
потому, если у нас на поддержание
отрасли выделялось лишь 2,3 процента
дотаций, то в некоторых западных
регионах Сибири эта доля
составляла чуть ли не 30 процентов.
Поэтому там удалось сохранить
многие птицефабрики, а их директора
не гнались за высокими ценами.
Зачем, когда, используя низкую
стоимость, можно чужой рынок
захватить? Во всяком случае,
вторжение Красноярска в Приангарье
сбило местные цены, и наши
предприятия работали летом себе в
убыток.

Как бы там ни
было, но сложившийся баланс между
спросом и предложением был какое-то
время устойчивым. Пока не грянуло 17
августа. Цена на яйца в столице
подпрыгнула до 18-20 рублей за
десяток. Москвичи рады бы молиться
на отечественного
товаропроизводителя, да не знают,
куда поклоны отбивать, в
центральном регионе почти треть
птицефабрик не работает. На это
мгновенно отреагировал рынок.
Теперь Урал кое-что подбрасывает
Москве, Новосибирск не в состоянии
сполна снабжать Норильск, а финские
яйца, которые раньше сюда
поставлялись, сродни золотым.
Соседка-Якутия, которая собирала
яйца со всего света, в том числе и
из-за рубежа, тоже руками разводит.
Кемерово стремится закрыть свои
потребности, Красноярск вообще
запретил вывоз за пределы края. В
Приангарье, которое в 80-е годы
обеспечивалось собственной
продукцией, из бывших 11 предприятий
яичного направления с полной
нагрузкой работают только два — СХП
"Окинский" и АО
"Белореченское". Мощнейшая
Мельниковская птицефабрика,
оснащенная по последнему слову
техники, просто-напросто рухнула,
ее оборудование частично
растаскано. Вот так и возник вакуум.

"Окинский"
и "Белореченское" в последние
годы значительно увеличили
производство яиц, однако тот
огромный дефицит, который возник в
связи с разрушением самой
эффективной отрасли в нашей
области в зоне Дальнего Востока и
Восточной Сибири, им не покрыть, тем
более что зиминские птицеводы
работают на до предела изношенном
оборудовании. В конечном счете все
мы теперь расплачиваемся за
пренебрежительное отношение к
собственному кормильцу, за то, что
была сделана ставка на импортное
продовольствие.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер