издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Лес рубят -- деньги летят,

Лес
рубят — деньги летят,
но оседают они в
карманах теневиков, а не
государства

Юрий ЗОЛОТУХИН,
"Восточно-Сибирская правда"

Летом
минувшего года, прогуливаясь по
берегу реки Илим, где расположена
моя дача, я неожиданно наткнулся на
странную бригаду
лесозаготовителей. Пять человек,
вооруженных топорами и бензопилами
и имея на ходу гусеничный трактор,
валили лес прямо на берегу реки.

Набравшись
смелости (как-никак кругом тайга, а
в руках мужиков топоры), я спросил:

— Чьи будете,
лесозаготовители?

Один из
лесорубов, прервав на время работу,
посмотрел на меня внимательно,
вытер рукой пот со лба и зло сказал:

— Шел бы ты
своей дорогой… И не задавай лишних
вопросов…

Этот эпизод
всплыл в памяти, когда в декабре на
заседании Нижнеилимской районной
Думы начальник отдела по борьбе с
экономическими преступлениями Л.
Ефимов докладывал о хищениях в
лесной отрасли. Тогда, летом, все
мои усилия выяснить, кто же валит
лес в природоохранной зоне по
берегу речки, так и не увенчались
успехом. "Мало ли кто сейчас
промышляет в тайге", — таков был
уклончивый ответ. После доклада
представителя правоохранительных
органов картина прояснилась: таким
образом свой бизнес делают частные
бригады лесозаготовителей.
Попросту говоря, воруют лес средь
бела дня, сдают его за наличные
лесоперерабатывающим
предприятиям. И, конечно же, не
платят налоги.

Экономическое
благополучие Нижнеилимского
района раньше базировалось на
устойчивой работе многочисленных
леспромхозов, заготавливающих в
год около 3600 тысяч кубометров
древесины. Поэтому показателю
местные предприятия занимали одно
из ведущих мест в области. Сегодня
от былого могущества не осталось и
следа. Половина предприятий
практически прекратили свое
существование, а оставшиеся на
плаву продолжают из года в год
снижать объемы производства.
Причины развала лесной отрасли
давно названы и всем хорошо
известны: это и непомерно высокие
железнодорожные тарифы, которые
сделали перевозку древесины
практически нерентабельной, это и
потеря традиционных рынков сбыта
(лесной комплекс был ориентирован
на республики Средней Азии), это и
неэффективное управление самой
отраслью. Областной департамент
лесного хозяйства до сих пор по
сути дела так и не предложил
какой-либо конкретной программы
выхода из кризиса.

Даже таких
стабильных по налоговым платежам
предприятий, как
российско-японское СП
"Игирма-Тайрику" и АО
"Ждановский ЛПХ", в минувшем
году коснулся спад производства. На
их работе сказался экономический
кризис в странах Тихоокеанского
региона. Экспорт лесоматериалов в
Японию и Китай резко уменьшился
из-за снижения спроса и цены. Все
это привело к тому, что предприятия
лесного комплекса района в три раза
уменьшили свои налоговые
отчисления в бюджеты различных
уровней. А их кредиторская
задолженность составляет сегодня
свыше 300 млн. рублей.

Финансовых
гениев, способных вытащить отрасль
из кризиса, видимо, наша земля пока
еще не родила. А вот людей, умеющих
обвести любого вокруг пальца, — у
нас пруд пруди. Что, например, можно
взять с леспромхоза, давно лежащего
"на боку" и имеющего
задолженность по налоговым
платежам миллион рублей? Ведь
вполне очевидно, что такое
количество накопленных долгов
мешает ему нормально работать, так
как любую появившуюся прибыль
приходится направлять не на
развитие и модернизацию
производства, а на ежемесячную
уплату пеней и штрафов.

И вот здесь
ловкие люди проводят
бесхитростную, но эффективную
комбинацию. На базе
обанкротившегося леспромхоза
создают новое предприятие.
Делается это следующим образом.
Например, Шестаково-Борисовский
леспромхоз заключил договор с
Байкальским ЦБК, согласно которому
БЦБК отдал в аренду технику, а
взамен получал хлысты. Так и
работали долгое время, пока не
заработали кучу долгов. Тогда
комбинат обратился в областной
арбитражный суд с заявлением о том,
что Шостаково-Борисовский должен
отдать долги БЦБК. А коль на счету у
леспромхоза кроме долгов ничего не
было, то была описана техника
леспромхоза. Ее владельцем и стал
комбинат, который принимает
решение создать на базе этого
имущества новое предприятие под
названием "Сибирская корона".
Теперь Шестаково-Борисовский
леспромхоз, оставшись совсем без
техники, но с большими долгами во
все фонды и по заработной плате
своим рабочим, вряд ли уже
поднимется, а "Сибирская
корона", не обремененная долгами,
может спокойно развиваться. Правда,
до тех пор, пока опять не накопит
долгов.

Так
неэффективность общего управления
и издержки нашего законодательства
постепенно все дальше и дальше
заводят лесную отрасль в тупик. С
минувшего года к
лесозаготовительным предприятиям
стали применять процедуру
банкротства. По решению Иркутского
арбитражного суда были признаны
банкротами Заярский ЛПХ и АО
"Игирменский ЛПХ". На первом
открыто конкурсное производство, а
на втором введено внешнее
управление. Механизм банкротства,
похоже, многие считают
палочкой-выручалочкой, способной
вывести леспромхозы из кризиса.
Однако, как показывает практика,
этот механизм нередко провоцирует
острейшие производственные
конфликты. В АО "Игирменский
ЛПХ" до сих пор не могут
смириться с перераспределением
собственности и больше
конфликтуют, чем работают.

Все это
говорит о крайне низкой
эффективности управления отраслью.
А если к этому добавить
повсеместное воровство, то картина
получается совсем удручающей. По
данным отдела по борьбе с
экономическими преступлениями в
минувшем году в лесной отрасли
района выявлено 8 преступлений. Но
это только видимая часть айсберга.
Сегодня лес в районе воруют
по-крупному. Вот только один пример.
Мастер нагрузки АО
"Нижнеилимский агролесхоз"
Старцева составила фиктивный
договор от имени директора на
поставку лесопродукции, а также
липовую таможенную декларацию. На
основании такого "договора" в
Узбекистан было отправлено 4 вагона
пиломатериала на сумму 44 миллиона
рублей.

Заметим, лес
ушел в Узбекистан, с которым
сегодня стало якобы невыгодно
торговать из-за высоких
железнодорожных тарифов на
перевозку. Напрашивается вопрос:
почему же теневики успешно
осваивают утраченный рынок, а
государству это невыгодно?

Вывод прост.
Если не разработать реальный
механизм, как предприятиям
выпутаться из долгов, то
предприятия можно будет
окончательно похоронить за долги. И
их полностью приберут к рукам
теневики. Похоже, что об этом уже
задумалась Госналогслужба страны.
Задумалась и разработала проект
закона "О реструктуризации
задолженности организаций по
обязательным платежам в
федеральный бюджет". Суть его
состоит в том, чтобы снизить налоги
и заставить предприятия
производить текущие платежи. А для
того чтобы они стали
расплачиваться с бюджетом, надо
предоставить отсрочку или
рассрочку по накопившимся долгам.
Не банкротить предприятия, как это
делают сейчас, что в принципе не
решает проблемы с неплательщиками,
а предоставить возможность
рассрочки, чтобы предприятие могло
заработать.

Правда, пока
этот проект пройдет все стадии
законотворчества, много леса уйдет
на сторону, а местные бюджеты
недополучат огромные суммы,
которые оседают в карманах
теневиков. Лесная мафия налогов не
платит, но аппетиты ее с каждым
часом возрастают. Чтобы хоть как-то
удержать ситуацию под контролем,
местная власть, не имея реальных
рычагов управления, вынуждена
действовать по старинке. А именно:
принимать решения об усилении
контроля. Так, Нижнеилимская
районная Дума, заслушав информацию
правоохранительных органов,
приняла решение с января этого года
пересмотреть договоры аренды со
всеми леспромхозами за пользование
лесными ресурсами и усилить
контроль за отпуском леса на корню
мелким предприятиям и частным
лицам.

Контроль
возможен там, где соблюдают правила
игры. Теневики же предпочитают
действовать по своим, неписаным
законам. Если леспромхозам не дать
реальную возможность
выкарабкаться из долговой ямы, что
видится в реструктуризации их
долгов, то лесная отрасль может
окончательно криминализироваться.

P.S. Когда
материал был подготовлен к печати,
вышло постановление мэра
Нижнеилимского района Александра
Ведерникова "Об усилении
контроля за использованием
лесосечного фонда на территории
района". В этом документе
отмечается, что прошедшие в
последние годы изменения форм
собственности предприятий, развал
прежних хозяйственных структур,
банкротство и возникновение новых
субъектов экономики в
лесозаготовительной отрасли в
целом негативно сказываются на
использовании лесосечного фонда
района. Наряду с ежегодным падением
объемов заготовки количество
лесонарушителей продолжает расти.
Различные структуры скупают
древесину за наличные деньги и
производят отгрузку экспортного
пиловочника на Дальний Восток. Все
это способствует сокрытию доходов
поставщиками древесины, уклонению
их от уплаты налогов.

Поэтому
своим постановлением мэр района
усилил контроль за использованием
древесины. Лесхозы района и их
лесничества должны установить
посты на главных лесовозных
дорогах при въезде в базовые
поселки и совместно с органами
внутренних дел проводить рейды по
выявлению нарушителей. Лесной
отдел районной администрации в
январе вводит в действие
специальные пропуска на право
проезда лесовозному транспорту по
дорогам района, а экономический
отдел разрабатывает положение о
лицензировании использования
специальной лесозаготовительной
техники, находящейся в личном
пользовании, и лицензировании
права ведения лесозаготовительных
работ.

Налоговая
инспекция и налоговая полиция
совместно с лесхозами района
должны ужесточить контроль за
использованием лесосечного фонда
частными предприятиями и
физическими лицами. Совместно с
работниками ВСЖД будет также
вестись контроль за отгрузкой
древесины из района.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер