издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Тюльпаны для Татьяны

Тюльпаны
для Татьяны

Сергей КОЗЫРЕВ,
"Восточно-Сибирская правда"

Если бы в
молитвенном доме можно было
аплодировать, то в начале февраля
ангарчанка Татьяна Проскурякова
вместо благодарных слез прихожан
храма Святой Троицы могла бы
сорвать продолжительные
аплодисменты. За победу над
собственной немощью, за мужество и
духовную красоту отец Владимир
подарил землячке хорошей работы
икону Божьей Матери и Евангелие.
Вместе с благословением служителей
храма женщина получила их за
выставку своих картин. Каждую из
них инвалид 1 группы со страшным
диагнозом ДЦП, не имея возможности
ходить и пользоваться руками,
смогла создать лишь с помощью…
зубов. Этот невероятный пример силы
духа и желания добиться
поставленной цели не единственный
на счету у прикованной к
инвалидному креслу 35-летней
ангарчанки.

… Когда у
Евгении Валентиновны и Юрия
Иннокентьевича Проскуряковых
родилась дочурка, в их доме,
казалось, навечно поселилось
солнце. Танюшка тянула ручонки к
родителям, радостно лопотала что-то
свое и была для них всех милее и
краше на белом свете. Счастье
длилось всего шесть месяцев.
Девочке сделали положенную
прививку от полиомиелита, и вскоре
крохотное тельце стала крушить и
корежить страшная болезнь. Она
мертвой хваткой сковала ноги,
невообразимо вывернула ручонки,
неузнаваемо исказила лицо. С первых
признаков проявления детского
церебрального паралича за здоровье
Танюшки наравне с врачами боролись
родители. Евгения Валентиновна
отбросила мысль о работе по
профессии и пристраивалась там, где
было ближе к дому. Все заработанное
убитые горем родители бросали на
дорогие лекарства. Но никакие
импортные препараты в то время не
могли побороть болезнь их первенца.
Через семь лет, продав дом в
Аларском районе, к ним перебралась
свекровь Татьяна Дмитриевна. Всем
стало немного полегче. Словом,
душевного тепла и заботы Танюшка
получала сполна.

Но вскоре
девочка поняла, что с ней "что-то
не так". Как и все, она тоже бывала
на берегу Китоя или оказывалась в
сосновом бору. Ее сверстники с
гиканьем носились рядом, а она
могла оказаться у кромки воды лишь
на руках отца, он же срывал для нее
цветы и клал рядом в кресло-каталку.
И тогда она неожиданно попросила у
родителей карандаши и постепенно
ушла в свой мир красок. Волшебную
цветную "палочку", которая
помогала попасть в страну грез, с
самого начала Танюшка могла
держать только во рту. Чего это
стоило малолетнему ребенку, трудно
даже представить.

Когда
подружки Тани засобирались в
первый класс, Таня сказала
родителям: "Я тоже хочу
учиться!" И с недетской мольбой
посмотрела на взрослых. Все, кто
однажды встречался с ее взглядом,
не может отделаться от чувства, что
эти чистые, цвета утренней росы
глаза могут вывернуть душу
человека наизнанку, подчинить
своей воле. Так девочка стала
первоклашкой средней школы N 7. Вот
только алфавит и другие предметы
она учила не в школьном, а в
домашнем классе за собственной и
самой настоящей партой. С любовью
ее изготовил отец, он же потом учил
ее химии, вместе они делали и
лабораторные опыты. До 1979 года,
когда Таня сдала все экзамены и
получила аттестат о среднем
образовании, к ним ходили учителя
Анна Васильевна Иванова, Марина
Александровна Зверева и другие
педагоги, которые остаются в доме
Проскуряковых самыми желанными
гостями по сей день.

А в свободное
от занятий время Таня продолжала
рисовать. Учителями были
иллюстрированные журналы да
пособия для начинающих художников.
Но как же ей было тяжко! Карандаш то
и дело падал из перекошенного от
напряжения рта, лицо опасно
краснело, а от неимоверной натуги
тело покрывалось бисеринками пота.
Чтобы на ватмане появился лепесток
хризантем, приходилось затрачивать
по нескольку часов. Каждый штрих
будущего пейзажа или портрета Таня
наносит, а затем выводит лишь
точечным прикосновением карандаша!

Взяться за
кисть и краски Татьяна решилась
всего 17 лет назад. Это событие
скорее всего было связано с нелепой
и трагической гибелью добрейшей
души и золотых рук человека — ее
папы, Юрия Иннокентьевича. На
какое-то время мир, на который она
всегда смотрела с улыбкой, померк и
скукожился. Но откуда-то появились
засохшая акварель и старые тюбики с
масляной краской. Обычно такими
пользуются, чтобы подкрасить
что-нибудь на кухне либо дачной
веранде. Как бы там ни было, но
свершилось чудо, и из смешанных с
половой краской белил на куске
фанеры появился первый автопортрет
"Ассоль". И почти сразу за ней
новая картина — "Мечта". На ней
Таня изобразила молодую женщину,
кормящую грудью.

Когда эта
работа была закончена и отдана на
суд домашних, младший брат только и
спросил: "Ты это чего?" А
Татьяна ответила своей загадочной
улыбкой да тихим вздохом:
"Мечта…"

Они
познакомились по телефону. Татьяна
и потерявший работу и надежду на
лучшее в этой жизни Александр.
Вскоре он переступил порог
квартиры Проскуряковых и остался у
них жить. Жить с инвалидом 1 группы,
не умеющей ходить и пользоваться
руками. Однако наравне с Евгенией
Валентиновной Александр
переодевал Таню, носил в ванную
мыться, готовил еду и с ложки ее
кормил. Спустя год Татьяна
посмотрела на мать наполненным
счастьем и страхом глазами:
"Мама?"

А 20 февраля
этого года дочери Татьяны
исполнилось три года…

Что довелось
пережить обеим женщинам в то время,
двумя словами не передашь. Но они
выдержали ухмылки одних и не забыли
помощи других. Перед родами Татьяну
поместили в палату-люкс, окружили
лучшими врачами, проверяли
состояние здоровья с помощью самых
современных медицинских приборов.
За все это обслуживание позже с нее
не возьмут ни копейки.

Дочь
Машенька родилась весом 3.180, не имея
каких-либо отклонений в здоровье.
Наоборот, из-за раннего развития ее
досрочно перевели из яслей в
детский сад, а недавно кроха
довольно сносно накормила кашей не
умеющую держать ложку маму. Что до
папы Александра, то после рождения
дочери он запил и ушел из дома.

Но ни
Татьяна, ни Евгения Валентиновна
его не осуждают…

В квартире
Проскуряковых всегда многолюдно.
Приходят многочисленные друзья
Тани, соседи по девятиэтажке, часто
бывает здесь психолог Олег Белов.
Прикованная к инвалидной коляске
женщина обладает удивительным
свойством притягивать к себе людей
разных профессий и вкусов,
увлечений и мировоззрения. Быть
может, их, молодых и здоровых, тянет
к ней чистота помыслов, стремление
жить и выживать, несмотря ни на что?
Кто хоть раз с ней общался,
возвращается сюда снова и снова.

Недавно на
имя Татьяны Проскуряковой пришло
письмо из Канады. Туда уехал
крестный отец Машеньки иркутянин
Михаил Матракшин. Как одного из
лучших брокеров по компьютерам его
пригласили на учебу, и он забрал с
собой картину самобытной художницы
с необычной судьбой. Эту картину
Михаил хочет продать, чтобы купить
ангарчанке компьютер, — ей будет
легче общаться с людьми. К тому же в
начале января Татьяна открыла свое
частное предприятие "Лизинг" и
теперь по телефону ищет желающих
занять вакантные места в различных
организациях Ангарска. Так что на
"электронного помощника"
Татьяна Юрьевна собирается
заработать сама. А еще на лекарства,
с помощью которых надеется все-таки
победить болезнь…

Сегодня в
доме осталось не так много
написанных ею картин. В свое время
многое она раздарила, часть
находится на различных выставках. В
них она стала участвовать после
того, как ее пригласили в салон
художников "Люкс". Там ее
работы и оказались рядом с
произведениями местных мастеров.
Безусловно, в чем-то они
проигрывают. Но нарисовать
портреты, натюрморт с хризантемами
или пейзажи с помощью зубов,
согласитесь, сможет далеко не
каждый. А ей, Татьяне, хочется
нарисовать еще один натюрморт — с
тюльпанами. Она бы это давно
сделала, но может рисовать лишь то,
что видела своими глазами. Как-то
так получилось, что ей никто не
подарил этих желанных женскому
сердцу цветов.

Право, она
этого более чем достойна…

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер