издательская группа
Восточно-Сибирская правда

На семи ветрах

На семи
ветрах

Владимир ЮРЬЕВ,
журналист, Геннадий ГАПОНЕНКО,
"Восточно-Сибирская правда"

Чем дальше от
Нижнеудинска в южном направлении
уходит вертолет, тем все реже внизу
примечаются признаки цивилизации.
Вскоре под винтокрылой машиной,
покуда хватает глаз, громоздятся
лишь горы, поросшие лесом,
испятнанные снегом, между ними в
прихотливом извиве застыла белая
ленточка скованной холодом реки…
Тофалария… Удивительный уголок
Приангарья. За красоту природных
ландшафтов ее называют сибирской
Швейцарией. Поэтические натуры
сравнивают ее с дорогой
хрустальной вазой, которую
приходится держать на вытянутой
руке. Нельзя даже на мгновение
ослабить пальцы — выскользнет,
брызнет во все стороны осколками.

Есть как бы
две Тофаларии. Одна — воспетая
романтиками, покрытая экзотическим
флером, другая — будничная,
балансирующая на краю пропасти в
борьбе за свое выживание.

Когда
воздушный извозчик МИ-8 начинает
снижаться над Алыгджером,
административным центром таежного
края, невольно обращаешь внимание,
что тут почти нет снежного покрова.
Злые ветры начисто вылизывают
землю. Только это полбеды. Куда
страшнее вихри экономического
кризиса, обрушившиеся на все три
тофаларских поселка, где проживает
самая малочисленная народность
нашей страны. Впрочем, в
нижнеудинских деревнях,
расположенных поблизости от
"магистрали", положение не
намного лучше. Здесь же ситуация
усугублена труднодоступностью.
Доставка грузов и пассажиров
практически возможна только с
помощью авиации — автомобильный
зимник по руслам рек удается
пробить не каждый год. Транспортная
проблема — самая жгучая. Не
случайно на сходах жителей
Алыгджера и Верхней Гутары, на
которых присутствовали депутат
областного Законодательного
собрания Александр Ташлыков и
представители Нижнеудинской
районной администрации, люди
просили навести надежный воздушный
мост в таежную глубинку, каким он
был в эпоху могучего Аэрофлота.
Сейчас все упирается в деньги на
компенсацию перевозок.

Высказывалось
немало претензий на организацию
торговли. "Почему рыба в магазине
дорогая?" "Почему мяса не
завозят?", "Почему с водкой
перебои?" Действительно,
торговые точки ассортиментом
товаров не блещут, и цены кусаются.
Власть предержащим есть повод
проанализировать систему
ценообразования, и если
обнаружатся нарушения, устранить
перекосы. Однако же не стоит
уповать только "на верха".
Местные реки и озера не оскудели
деликатесной рыбой, а тайга — диким
зверем, чем искони питались
аборигены. Кто же не дает
организовать промысел? Как
говорится, было бы желание…

В не столь
отдаленные времена отделения
Тофаларского коопзверопромхоза
заготавливали и поставляли "на
материк" до 700 тонн кедровых
орехов, много пушнины, рыбы и мяса,
ягод, лекарственно-технического
сырья. Затраты с лихвой окупались
выручкой за продукцию. Сейчас
покрывается лишь двадцатая часть
затрат на жизнеобеспечение
населенных пунктов. Причина тому —
сложившийся диспаритет цен и, как
следствие, бедственное финансовое
состояние заготовительной
организации, утратившей свое былое
хозяйственное значение, чем
немедленно воспользовались
залетные коммерсанты. Их
интересует сегодня лишь кабарожья
"струйка", поставки которой
ранее строго регламентировались:
даже если добудешь больше
положенного — не сдашь. У дикого
рынка ограничений нет. Кабарге
объявлена самая настоящая
тотальная война на полное
истребление. Ныне живущие, по сути,
обкрадывают будущие поколения.
Кто-кто, а потомственные охотники
прекрасно понимают, чем закончится
— и очень скоро — бесконтрольное
уничтожение грациозной
обитательницы Саянских гор. Но
разум умолкает, когда речь заходит
о деньгах, ставших мерилом всего.
Только шальные рубли как пришли,
так и ушли, зачастую даже не на
приобретение хлеба насущного — на
пресловутую "катанку" из
технического спирта, наводняющего
неведомыми путями и эту, самую
дальнюю глубинку Нижнеудинского
района, известную помимо всего
прочего лихими и едва ли не
поголовными загулами. Кстати, на
сход в Верхней Гутаре добрая треть
жителей пришла явно "под
мухой", а был еще далеко не вечер.

Пока что в
борьбе за выживание потерь больше,
чем ощутимых побед. Самое главное,
пожалуй, то, что усилиями районной
Нижнеудинской и областной
администраций тофаларские поселки
худо-бедно держатся. Для
жизнеобеспечения малочисленной
народности нынче намечено выделить
из бюджета семь миллионов рублей,
что в два раза превышает
прошлогодний уровень. Работники
бюджетной сферы не имеют
задолженности по зарплате, ведутся
текущие выплаты по детским
пособиям. Во глубине Саянских гор
жизнь продолжается. И хочется
верить — никогда не прервется.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер