издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Трудно жить в серной кислоте

Трудно
жить в серной кислоте

При слове
"экология" мне хочется зевать.
Не потому, что само слово плохое, а
потому, что за последнее время на
нем не ездил только ленивый. Еще ни
одному общественному деятелю не
пришло в голову выступать перед
уважаемой публикой за загрязнение
озер и тотальное уничтожение
зеленых легких планеты — лесов.
Конечно, всякий уважающий себя
генеральный директор какого-нибудь
чугунолитейного АОЗТ будет бить
себя по груди в области сердца
насчет дыма из трубы — кислоту,
которую он вынужден сливать в
замечательное озеро Елец, где еще
десять лет назад водили хороводы
веселые, довольные жизнью карпы…
Тот же самый директор обязательно и
с непременной гордостью назовет
суммы, затраченные на очистные
сооружения которые несчастные
карпы, увы, не успели испытать на
собственной чешуе. Борьба за
экологию — такое же общее место
нашей с вами жизни, как борьба с
преступностью. Один мой знакомый,
невеликий предприниматель,
владелец телевизионного ателье,
ежемесячно отстегивает от
семейного бюджета одну тысячу для
"крыши", второй убил печень,
пытаясь побороть сальмонеллез (мне
почему-то кажется, что если бы
исходная курица клевала чистые
зернышки, пила родниковую водичку и
дышала свежим воздухом, никакого
сальмонеллеза и в помине не было
бы). При этом и первый мой приятель,
и второй относятся к своим
проблемам как к ОБЫКНОВЕННЫМ
проявлениям судьбы.

Я никогда не
поверю ни в какие очистные
сооружения, пока в моем собственном
дворе гниет куча бытовых отходов,
которые вовремя и в полном объеме
почему-то никто не может убрать. А я,
кстати, налоги плачу, чтобы жить в
чистом дворе.

Я понять не
могу, это же голову можно сломать:
почему в Париже окурки вдоль
тротуаров не лежат, а у нас сам
асфальт, кажется, варят из
блевотины? Переезжаешь границу, эту
условную черту, и попадаешь из мира
чистоты в аккурат на заплеванную
дорогу, которая ведет… куда? К
храму? Нет. К чугунному АОЗТ.
Который продукцию уже выдавать не в
состоянии, пускай даже такую
примитивную, как чугун, но труба у
него все еще дай боже, а серной
кислоты на всю рыбухватит. Может,
это и есть наш храм? Это про нас, что
ли, Свифт писал? Это мы, что ли, йеху*?

Наш
развалившийся национальный
авторитет, наша развалившаяся
промышленность, наш заржавевший
чугун — это явления временные. В
этом никто не сомневается. Вернее,
МЫ в этом не сомневаемся. Наша
загадочная душа — единственное, что
у нас осталось, в этой загадке
спрятано семя нашего будущего
неминуемого успеха.

Нам всем
нравится идея про загадочную
русскую душу, про загадочный
русский национальный путь. Мы
пытаемся себя убедить: окурки на
улицах и гниющие мусорные ящики —
это такая же невинная национальная
черта, как грузинский горбатый нос,
итальянская многодетная семья, или
вот еще американцы любят
складывать ноги на стол. Никто не
складывает, а они без этого жить не
могут. Причем подошвами тебе в лицо.
Мы сейчас прямо как дедушка Крылов,
который всю жизн не мыл руки после
жирных окорочков, но ведь оставил
после себя несколько бессмертных
басен! Пускай в наших
размножающихся детдомах наилучшим
образом чувствуют себя вши и
тараканы, это не помешает нам
вернуть себе первое место по части
космических технологий и наладить
серийное производство лучшего в
мире автомобиля!

Спорим, что
нет? Пока таракан ползает по
немытой голове, эта голова никогда
не решит даже такую простую
проблему, как а2+b2….

Не деньги
решают все. А, как ни странно,
чистота. (Правда, без денег тоже
никуда — "Чистотайда" не
возьмешь.) Нас же еще в детстве
учили: прежде чем сесть за уроки,
наведите на столе порядок, и тогда
все у вас получится. А мы выросли и
забыли про родителей. И поставили
телегу впереди лошади. Уж я не знаю,
почему мы решили, что сначала надо
сделать уроки, а уж потом протереть
стол мокрой тряпкой и вообще
сделать уборку в квартире.

Не будем
кривить сознанием: в школьной жизни
это проходит — Марь Иванна за
выполненный в таких условиях урок
вполне может поставить четверку.
Но, замечу, НАТО — это вам не Марь
Иванна. Век электроники! А лучшая
электроника требует стерильности.
Лучшую электронику делают не дыша и
в белых резиновых перчатках. Может
быть, даже в вакууме.

Про нашу
загадочную русскую душу есть такой
анекдот. Вернее, анекдот, может, и не
про душу, но все равно как будто про
нас: "Как мне нравится моя
изящная фигура, точеные бедра,
тонкая талия! И как я ненавижу слой
жира, который все это скрывает!"
Не бывает чистоты внутренней без
чистоты внешней. Бывают только
исключения — точно так же милый
Гулливер по несчастливой
случайности угодил в гадкую страну
йеху.

Из которой,
кстати, благополучно сбежал.

… При слове
"экология" мне хочется
отвернуться в противоположную
сторону. Хорошее cлово заляпали
жирными пальцами. Впрочем, такое
ощущение, что в нашей стране все
пальцы жирные. Что же, теперь из
обихода вычеркивать такие слова,
как любовь, дети, трава, собака?.. (Я
не вру. Рядом с Новосибирском есть
всемирно известный Академгородок.
Он чистый, но даже там недавно из
немногой грязи завелось тайное
общество живодеров — они
подкладывают на газоны о они уже
сто веков любят людей и не могут
заподозрить их в коварстве. Собаки
едят их колбасу и умирают.) Жирные
пальцы любое слово запачкают. Но
идею-то (архетип, который придумали
вечные дети — древние

… 8 июня в
Москве пройдет форум (не съезд, не
собрание — но нужно же собираться,
чтобы наконец что-то решать с
разваливающейся душой и
экономикой) общественного движения
"КЕДР". Насколько мне известно,
это странные люди, похожие на
"зеленых человечков", то есть
не похожие на тех, кто может и,
главное, хочет жить на заплеванном
асфальте. Их пока немного, но они
хранители. Главное — хотя бы идею не
потерять: чистым нужно быть, ни
окурками, ни гр за власть не
держаться.

Нужно к этому
"КЕДРу" присмотреться…

Александр
ЧЕРЕШНЕВ.

Йеху* —
человекоподобные существа из
романа Д. Свифта "Путешествие
Гулливера", живущие в грязи.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное