издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Как открывают минералы

  • Автор: Галина КИСЕЛЕВА, журналист

Как
открывают минералы

"Это увлекает, как азартная
игра, — признается
первооткрыватель пяти новых
минералов старший научный
сотрудник Института земной коры
Леонид Резницкий. — Кажется, вот уже
ухватился за что-то новое, ан нет —
уже открыто. И тут опять появляется
новый след, и вновь приникаешь к
микроскопу. Иногда на это уходят
годы. Но кто хоть раз открыл свой
минерал, будет искать или, по
крайней мере, стремиться к этому
всю жизнь. И уж, конечно, каждое
открытие имеет свою удивительную
историю…"

Подтвердили
российский приоритет

Первый свой
минерал Леонид Зиновьевич открыл…
от обиды за российскую минералогию,
из желания доказать правоту нашей
науки. А произошло это так. В то
время Резницкий работал в Слюдянке,
занимался производственной
геологией. И заинтересовался вдруг
породами — пироксенами необычной
салатной окраски. Изучая их,
перерыл немало литературы и
обнаружил, что этот минерал, давно,
еще 150 лет назад, описан и изучен
известным русским минералогом
Кокшаровым и назван
"лавровитом" в честь
президента Всероссийского
императорского минералогического
общества Лаврова. Немного позже,
через 20 лет, его исследовали
немецкие химики. Но, несмотря на то,
что весь мир знал об удивительном
слюдянском минерале — лавровите
(пироксене), содержащем ванадий,
который и придает ему красивую
окраску, ни в одном из справочников
он не значился. Не было
подтверждения на открытие. Как раз
тогда, когда Резницкий взялся
разобраться в этом, появилась
статья немецких исследователей,
утверждающая, что ванадиевых
пироксенов на Слюдянке вообще нет.
И следом пришло сообщение о
дискредитации названия
"лавровит". "Тут я
разозлился, — вспоминает Леонид
Зиновьевич — профессиональная
гордость минералога взыграла. Стал
тщательно все исследовать. И вдруг
наткнулся на совсем новое,
неизвестное. Мы не только название
"лавровит" подтвердили, но еще
и 5 новых минералов открыли! Вот так
известные минералоги, перед
которыми я благоговею, ничего не
смогли доказать. А мы доказали.
Образцы слюдянских пород уже
хранились во всех музеях мира, а нам
выпала честь быть их
первооткрывателями"…

"Встречается
только в метеоритах"

— Первый
минерал мы назвали "калининит"
— в честь исследователя
Прибайкалья и моего учителя
профессора МГРИ Калинина. Минерал
оказался очень необычным. Есть
такая группа минералов — шпинели,
среди которых наиболее
привлекателен пурпурный лал.
Кстати, с ним связано много
удивительных историй. Несколько
лет назад, например, разразился
скандал — в британской короне
обнаружили вместо рубина именно
благородный шпинель. Так вот, на
земле было известно всего
несколько сульфошпинелей,
включающих соединения серы. Наш же
"калининит" оказался
соединением цинка, хрома и серы. Это
очень редкая группа. Такие
соединения встречались только в
метеоритах.

Сенсационный
"наталинт"

Второй
минерал, открытый нами вопреки
утверждениям немцев, оказался
вообще новым ванадиевым
пироксеном. Такая находка в
минералогии — сенсация. Его я
назвал "наталинт" в честь
сибирской исследовательницы
подземных кладовых Натальи
Фроловой.

Надо сказать,
что третья находка "далась"
очень нелегко. Два года упорно
разбирался с формулой. Минерал
оказался тоже необычным
сульфошпинелем, в котором часть
хрома заменена суфгомой. Это первое
такое соединение в минералогии.
Назвали находку "флоренсовит"
в честь основателя нашего
института, известного геолога
профессора Н.А. Флоренсова.

Как
рождаются имена минералов?

— Согласно
правилам, которые устанавливает
международная комиссия по новым
минералам и названиям минералов,
вновь открытые минералы называют
или по составу, или по месту их
находки, или в честь каких-то
персоналий. Но в последнем случае
это надо основательно
обосновывать. Бывают, правда,
случаи, когда появляются такие
названия, как "армстронгит" в
честь американского космонавта
Армстронга, высадившегося на Луну,
или, например, "Чурсинит" — в
честь актрисы Чурсиной. Но такие
названия не слишком приветствуются
и в последние годы присваиваются
крайне редко.

Именами
иркутских ученых названы минералы,
открытые нами — "наталинт" и
"флоренсовит", сотрудником
нашего института доктором
геолого-минералогических наук
Алексеем Колевым — "одинцовит"
(в честь первооткрывателя алмазов
М.М. Одинцова). "Гаусонитом"
назвали свою находку наши коллеги
геохимики, увековечив имя первого
своего директора — организатора
Л.В. Гаусона.

Находки
последних лет

— Четвертый и
пятый минералы, — продолжает Леонид
Зиновьевич, — мы открыли в
последние три года. Один из них —
разновидность ванадиевой шпинели.
А второй оказался тоже
сенсационным. Это хромовая слюда.
Очень редкая находка. Пока я
оформлял документы (а на это ушел
целый год), зарубежные коллеги
буквально засыпали меня просьбами
прислать образцы. А я не мог этого
сделать — находка представила
собой считанные зернышки, которые
необходимо было сохранить для
музея, — это одно из обязательных
условий утверждения нового
минерала.

Последний
наш минерал представляет собой
аналог слюды мусковита, но вместо
алюминия в его составе хром, что и
придает ему удивительную окраску —
он ярко изумрудного цвета. Назвали
мы его "хромфилит". Этот
минерал Международная комиссия
утвердила совсем недавно — чуть
больше года назад. Но ссылки на него
уже встречаются в литературе. Почти
во всех открытиях соавтором моим
были нынешний директор института
член-корреспондент РАН Евгений
Викторович Скляров — тоже заядлый
минералоискатель. Очень
загруженный человек, но находит
время заниматься этими трудоемкими
поисками. Причем выполняет порой
самую сложную черновую работу. И,
как каждый первооткрыватель, он
убежден, что это время потрачено
далеко не зря. Какие-то
общегеологические теории приходят
и уходят, устаревают и обновляются,
а открытые минералы утверждаются
навсегда, увековечивая имена своих
первооткрывателей.

27 новых
минералов открыто иркутянами

Среди тех,
кто так же, как Леонид Зиновьевич
Резницкий, заражен азартом поиска
новых минералов, много уже
известных ученых, есть и совсем
молодые, но их значительно меньше.
"Не любит молодежь работать с
микроскопом, слишком это
трудоемкое занятие", заключает
Леонид Зиновьевич. Чаще всего все
эти исследователи, так же как и
Резницкий, занимаются каждый
определенной тематикой
геологических исследований, а
поиск новых минералов — это
своеобразное хобби. Далеко не всем
удается стать авторами открытия — в
мире уже так много изученного и
открытого. Но тем весомее честь.
Всего иркутскими минералогами
открыто 27 новых минералов; пять —
Леонидом Резницким, семь — Алексеем
Коневым, пять —
первооткрывательницей чароита
Верой Роговой, и семь принадлежат
исследователям из Института
геохимии — Владимиру Иванову,
Николаю Владыкину, Евгению
Воробьеву. Поиски продолжаются.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное