издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Они боятся самолетов

Они
боятся самолетов

Очередная
сессия городской Думы Иркутска,
проходившая в начале недели,
прервала свою работу задолго до
перерыва, обозначенного в ее
регламенте. Причина была
уважительной: мэр Владимир
Якубовский и депутаты покинули зал
заседаний, чтобы попрощаться с
югославскими ребятишками, которые
возвращались домой. Это те самые
дети, которые пережили весь ужас
натовских бомбардировок,
обрушившийся на их страну, на их
детский дом сельского типа,
расположенный неподалеку от
деревни. Дом, где родителей им
заменяют воспитатели, где есть
подсобное хозяйство (там работают
старшие ребята), подвалы для
хранения овощей, в которые им
пришлось прятаться при налетах
больше двух с половиной месяцев. В
пятидесяти метрах от них
разбомбили жилые дома, после
очередного налета они увидели, что
от моста, переброшенного через
Дунай, остались одни изуродованные
фермы, еще через несколько дней
воздушные пираты уничтожили
телецентр, расположенный менее чем
в полукилометре от их жилья.

Уже в
Иркутске, когда над ними пролетал
идущий на посадку транспортный
"Ил", самые маленькие
пригнулись к земле, закрывая
ладошками недетские свои глаза, в
которых отражался ужас, вызванный
гулом турбин.

Если бы эти
глаза увидели на своих экранах
англичане, может быть, вспомнили бы
о "Фау", устремленных на мирные
кварталы Лондона. Впрочем, давно
это было — забыли, коль уж позволили
своим асам вести прицельное
бомбометание вместе с
американскими пилотами,
предшественники которых вписали в
свои бортовые журналы Хиросиму и
Нагасаки.

О
предстоящем приезде югославских
детей в Иркутск рассказал
заместителя мэра Сергей Дубровин.
Уже в первые дни агрессии, когда
стало понятно, что общественность
стран участников НАТО пребывает в
абсолютном неведении о
происходящем, мэр Владимир
Якубовский подписал
письмо-обращение, адресованное
всем городам-побратимам.

— Конкретно к
тем людям, которых мы знаем, с
которыми мы работаем.
Преследовалась единственная цель —
объяснить людям, что же происходит
на самом деле. Тем более мы хорошо
знали, как там подается информация
"свободной" прессой этих
стран.

— Сергей
Иннокентьевич, мне рассказывал
московский коллега, который
"имел беседу" с французскими
журналистами. В частности, он
сказал им: "А вас не шокирует, что
бомбы, произведенные в США,
взрываются в Европе, в вашем, по
сути, доме? Ответом было шоковое
молчанье…

— В Иркутске
мы проводили конференцию по линии
ТАСИС, участниками которой были
представители Бельгии, Франции,
Германии, Италии. Они общались с
нашими людьми, смотрели наше
телевидение, выслушали наше мнение.
И, убежден, многие из них получили
реальное представление о
происходящем в Югославии. Во всяком
случае, участники конференции
приняли обращение, суть которого в
следующем: "Это настоящая война,
которая ни к чему доброму не
приведет, ее нужно кончать".
Позднее французы прислали в
Иркутск письмо: "У нас проходят
демонстрации протеста, но они не
освещаются ни прессой, ни СМИ".

— Я
слышал, что "прорыв" был в
Германии, когда тема агрессии
выплеснулась на экраны. На съезде
партии зеленых крепко досталось
члену партии, министру иностранных
дел.

— Теперь всем
стало понятно, к чему привели
бомбардировки. Это и экологическая
катастрофа в Южной Европе — Дунай
заражен, как считают специалисты,
минимум на десятилетие. Рядом
сельскохозяйственные страны —
Румыния, Болгария, Греция.

— Сергей
Иннокентьевич, американский город
Юджин — тоже наш побратим…

— Да, и мы
принимали у нас мэра этого города.
Были ура-патриоты, которые осудили
нас. Мол, американцы бомбят мирные
города, а вы общаетесь с ними. Нужно
общаться. Убедим десять человек —
добрая цепочка пойдет. Их мэр перед
отлетом домой сказал: "Я
просмотрел ваши репортажи, газеты.
До этого у меня было другое
мнение".

Вскоре после
этой встречи общество "Ротари"
города Юджина выступило в Америке с
протестом. Возле здания городского
суда прошла демонстрация жителей. В
мае мэр Иркутска Владимир
Якубовский принял решение
пригласить в наш город группу детей
из Югославии, именно из тех районов
Сербии, которые наиболее
пострадали от варварских налетов.
По поручению мэрии в Югославию
вылетел депутат городской Думы
Михаил Корнев, который установил
там контакты с общественными
организациями, передал
приглашение.

Вскоре из
Югославии пришел ответ: в Иркутск
направляется группа в составе
семнадцати детей и трех
воспитателей, которые, к слову
сказать, на дежурство из
собственных домов (семьи их в это
время скрывались в убежищах) в
детский дом перебирались через
Дунай на лодках или паромах,
прятались в подвалах со своими
воспитанниками, а после дежурства
возвращались домой с надеждой, что
там все живы…

Перед
прилетом группы главные заботы
легли на Ольгу Столяревскую,
заведующую отделом семьи и детства.
Нужно было организовать встречу,
проследить через все промежуточные
аэродромы путь ребят, устроить их в
"Елочке", сделать все, чтобы
помочь малышам снять стрессы 78
кошмарных дней, проведенных под
бомбами. Нужно было организовать
программу пребывания группы так,
чтобы семнадцать сирот снова
поверили, что доброты на земле
больше, чем зла. Кажется, это
удалось.

В глазах
ребят, обращенных на провожающих,
все-таки оставалась грусть. Дай Бог,
чтобы это была только грусть
расставания.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное