издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Это и есть наша жизнь

Это и
есть наша жизнь

При Советской власти
очень хотелось писать о запретном,
о "жареном", о том, что вырезали
цензоры, и совсем не хотелось
писать о том, что надои молока
увеличились, хлеб убрали вовремя и
без потерь, а мы сделали еще один
шаг в светлое будущее. Сегодня, на
фоне развалившихся колхозов,
крестьянских хозяйств,
заколоченных домов и брошенных
деревень, очень хочется написать о
том, что сохранилось, и о тех, кто
это сохранил.

Александр
Геннадьевич Татаринов в 1970 году
закончил Иркутский
сельскохозяйственный институт.
Велогонщик, мастер спорта, колесил
на велосипеде по всему Советскому
Союзу. Спортивную закалку сохранил
на долгие годы. Видимо, бойцовские
качества, вера в человека и желание
прийти на помощь вот уже много лет
помогают ему выстоять в этой борьбе
за право жить и быть нужным людям.
Десять лет Александр Татаринов
работал в совхозе
"Железнодорожник" главным
зоотехником, а с февраля 1981 года
назначен на должность директора
пламенного свиноводческого
совхоза "Усолье", предприятия
государственного. В середине
восьмидесятых годов совхоз был на
подъеме, ему вручили орден
Трудового Красного Знамени, а
Татаринову — орден "Знак
почета". Хозяйство, которому
сегодня почти 70 лет, все годы было
очень крепкое, и, несмотря на все
экономические эксперименты над
Россией, продолжает жить.

А. Татаринов:
Нам удалось сохранить всю пашню.
Первые 10 лет моей работы директором
меньше 30 центнеров с гектара не
получали. Засевали 3000 гектаров
зерновых, кормили 10 тысяч свиней, 400
коров и 1000 голов молодняка. В 1997
году залезли в долги и приобрели
мельницу. Намалываем семь тонн муки
в сутки, имеем свою пекарню,
колбасный цех.

В те годы
совхоз жил полнокровной жизнью,
постоянно шло строительство,
которое вели хозспособом. Только в
строительном цехе работало 100
человек. В год заготавливали по 20
тыс. куб. леса, сами его
перерабатывали и, вообще, строили
все из своих материалов. В год
сдавали по 20 квартир. Многие
обходились по старинке, а здесь уже
жили по-новому и строили добротно. У
работников полностью
благоустроенные квартиры.

А. Татаринов:
Я считаю, что для хороших
результатов нужно создать людям
условия для работы и для личной
жизни. Чтобы поддерживать генофонд,
каждый два года завозим по 20—30
племенных хряков с племзавода
"Ачинский". Тогда мы получали
900 тонн привеса в год и давали
области 18 тысяч поросят. У нас было
10 тысяч свиней, из которых — 500
основных маток и 500 проверяемых.
Маточное поголовье мы и до сих пор
сохранили.

Но во главу
угла был поставлен человек.
Построили свой спорткомплекс,
перестроили ДК, водокачки,
заасфальтировали весь поселок и
дорогу. Подготовили
проектно-сметную документацию на
школу и больницу, то есть создали
всю инфраструктуру для нормальной
жизни людей, но началась
перестройка и закончить начатое не
успели. Они не сидели с протянутой
рукой и не выпрашивали у
государства постоянных дотаций,
потому что сами для многих были
представителями государства.

А. Татаринов:
Люди у нас хорошие. На
овощеводческом участке работает
заслуженный человек — Анна
Степановна Варенчук. Всю жизнь она
проработала на этом участке. Там с
сорока гектаров мы собирали 1500 тонн
овощей. От их реализации получали
три млрд. рублей старыми деньгами. А
когда началась перестройка,
поросята оказались
востребованными не как раньше. Вся
пашня, 3200 гектаров, дает 9 тысяч тонн
зерна. От его реализации могли
получать 9 млрд. рублей, а мы
скармливали поросятам и получали 3
млрд. рублей да плюс все затраты:
амортизация, электроэнергия,
водоснабжение, зарплата. Но мы были
вынуждены пойти на это, чтобы
сохранить свиноводство.

В свое время,
почувствовав, что все начинает
резко дорожать, Александр
Татаринов решил вдвое сократить
поголовье, что дало бы сразу 8 млрд.
рублей "живыми" деньгами,
которые совхоз мог инвестировать в
комплекс. Не разрешило высокое
начальство, которого нынче уже нет,
а совхоз со своими проблемами
остался. Конечно, все равно
закупили технику, машины, но в
сельском хозяйстве все должно быть
очень разумно и вовремя сделано.
Здесь если однажды опоздаешь, то
уже не догонишь.

А. Татаринов:
Уже в апреле готовим летние лагеря,
куда вывозим свиней, и сразу
приступаем к подготовке зимников,
чтобы к 1 сентября вернуть
поголовье обратно. Как только
уборка заканчивалась, мы сразу
ставили комбайны на ремонт и
профилактику. Ячмень засеваем в
конце апреля — начале мая, а в
начале августа уже начинаем уборку,
вслед за которой тут же вспахиваем
поле, а ранняя зябь дает свой
эффект. К середине сентября
заканчиваем уборку зерновых и
беремся за овощи. Запустили свою
переработку и для себя производим
150—200 кг колбасных изделий в сутки.
Сейчас отдали цех в аренду на год.
Посмотрим, какие у них будут
результаты.

Сегодня в
совхозе 4 тыс. свиней. Кроме этого,
держат 400 коров и 700 голов молодняка.
Коровы нужны, потому что поросят
без парного молока не выходишь.
Когда-то надаивали с коровы 5000
килограммов в год, сегодня — 2500 кг.
На реализацию ежедневно сдается 700
литров. Самое страшное пришло
вместе с демократией, когда стало
расцветать воровство. Люди словно
обезумели и начали тащить поросят,
комбикорма, трансформаторы, кабели,
как будто жить осталось один день.

А. Татаринов:
Клуб у нас никогда не пустовал,
постоянно устраивали мероприятия:
танцевали, отмечали окончание
уборки урожая, день животновода,
была своя художественная
самодеятельность. Сейчас у людей
радости меньше стало. Да и
праздники почему-то стали по
полнедели. Мудрят чего-то в
правительстве. То сплошные
праздники, то сплошная серость.
Откуда уж тут радости быть?!

С
администрацией района у нас
отношения хорошие. Глава
администрации Нина Ивановна
Суворова понимает наши проблемы и
идет навстречу, потому что мы живем
не только для себя. Даем больницам,
школам, детским садам мясо, муку,
овощи, хоть они не могут
рассчитаться, но ведь не дать тоже
нельзя. Так что сотрудничество с
администрацией, я считаю, у нас
очень плодотворное.

В прошлом
году совхоз заплатил 700 тыс. рублей
за удобрения. Деваться было некуда:
земля начала оскудевать, 400 тонн
зерна отдал за мельницу,
рассчитался с красноярским заводом
за запчасти для комбайнов,
областная администрация задолжала
строителям 140 тысяч за
строительство школы, а
финансирование шло через совхоз. За
школу пришлось рассчитываться
своей продукцией. Александр
Татаринов считает, что
строительство бросать нельзя. Не
будет школы — жизнь прекратится.

Александр
Татаринов: Конечно, то, что мы в
прошлом году потратили огромные
суммы, это очень тяжело, но мы
заложили основу на будущее. Вообще,
будущее стоит того, чтобы
вкладывать в него деньги. Работают
у нас 500 человек, а социальный
эффект от работы совхоза получают
жители и поселка, и в округе. У нас
нет рядом реки — только скважины, а
в поселке есть и горячая, и холодная
вода, канализация. Совхоз у нас
государственный, и мы решили, что
торопиться с акционированием не
надо. Сейчас все живем одним
большим коллективом, а многие
колхозы и совхозы, как начали
приватизацию, так все и
развалились, все растащили. Землю в
одиночку обрабатывать очень
тяжело, а ее холить надо — она же
кормилица. Мы чувствуем, что сейчас
не надо акционироваться. Хоть и
тяжело живем, но деньги вкладываем
в развитие. Наша задача — поднять
производство. Мы хотим и умеем
работать.

В этом
совхозе люди знают, чего хотят.
Молодежь в совхоз работать идет
охотно. Многие имеют высшее
образование. Никто уходить не
собирается, потому что для них это
все близкое, понятное и родное. За 18
лет работы Татаринов никого не
уволил. Сами ушли двое или трое, но
на повышение. У Татаринова
получалось все. Ему верили и всегда
поддерживали.

А. Татаринов:
Ни в одной деревне люди не живут
так, как у нас. Они знают, что для их
благополучия делается все
возможное, и сами участвуют в
создании этого благополучия. Я
считаю, что моя жизнь удалась. А это
лихое время, я думаю, мы переживем.
Сейчас вот в церковь надо ехать,
внука крестить. Увидишь отца
Калинника, кланяйся ему и скажи, что
скоро приеду.

Артур ДАН.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector