издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Торговцы бедой

Торговцы
бедой

Наркобизнес можно
представить в виде пирамиды. Нижний
ее слой, самый широкий, составляют
так называемые бегунки и барыги.
Барыга — это продавец наркотиков,
как правило работающий на дому. Он
покупает у оптовика мелкую партию
порошка — один грамм — за 400 рублей и
сбывает ее наркоманам дозами или
чеками уже за тысячу. Иногда барыга
нанимает бегунка-наркомана,
который получает дневную дозу
героина бесплатно, если продаст
десять чеков.

Бегунки и барыги —
самый многочисленный отряд
торговцев смертью. Кто эти люди, что
толкает их в наркобизнес? Недавно
сотрудники городской службы по
борьбе с незаконным оборотом
наркотиков, получив оперативную
информацию о сбыте героина во дворе
дома N 18 по ул. Щедрина, задержали
четверых молодых людей, торгующих
порошком. Мне удалось встретиться с
двумя из них.

Красавица
Алена приехала покорять Иркутск из
Усть-Кута три года назад, когда ей
было 16. Музыкально одаренная
девочка легко поступила в училище
культуры. Имела хорошие отметки. Но
помочь материально родители,
жившие на пенсию, не могли. Она
устроилась сразу на три работы:
была страховым агентом, продавала
косметику, служила официанткой на
дискотеке в ИСХИ. Не досыпала и не
доедала. Во время сессии, перед
академическим концертом, где Алена
должна была играть на баяне,
однокурсники вызвали ей
"скорую": у девчонки случился
сердечный приступ. Потом ей
пришлось выбирать: учеба или
работа. Вкалывала в киоске по три
смены, пока не встретила своего
Султана.

Благодетеля
Алена старательно хвалила. "Он
такой добрый, — говорила она. — И
совсем не похож на "чурку". Его
все уважают". Актай Султан-оглы
Султанов, гражданин Азербайджана,
снимал квартиру на ул. Курильской, в
общежитии, хотя прописан по адресу:
Пограничный, 1в. Не иначе как за
взятку. Девчонка, которая сильно
хотела учиться и успела опять
поступить в техникум — на этот раз
на заочное отделение по
специальности финансист, была
благодарна уже за то, что ее
содержали. Она стирала, готовила,
убирала — старалась угодить своему
покровителю во всем. Ему не стоило
труда посадить девочку на иглу. А
вскоре "хороший, добрый"
Султан-оглы начал укорять
сожительницу за то, что она даром
ест его хлеб. Так Алена вышла на
улицу торговать героином. "У меня
не было выхода, понимаете?" —
шептала она. В ее глазах с огромными
зрачками наркоманки, жаждущей
очередной дозы, стояли слезы.

22-летняя
Марина, ее подружка, которую только
что привезли из изолятора
временного содержания, где она
просидела двое суток, во время
всего нашего разговора ревела и
приговаривала: "Неужели меня
посадят?" Четыре дня назад Марина
сбежала из роддома на ул. Бограда,
где оставила новорожденного сына.
По ее словам, бросать ребенка не
собиралась. Хотела только
подработать на пеленки, чтобы
забрать малыша из роддома. Помочь
ей некому. Родители живут на пенсию,
сожитель не работает, пьет,
промышляет воровством на дачах.
Сама до последней беременности
работала на кирпичном заводе
сушильщицей, где зарплату выдавали
кирпичом и зеленым горошком. Первый
ребенок Марины умер в двухмесячном
возрасте, двухлетний сын Саша живет
в доме малютки. Как ей пришла в
голову мысль заработать торговлей
героином? Свекровка очень любила
бывшего квартиранта Актая — он
давал ей деньги на водку. Султанов
со своей сожительницей Аленой
часто приходили в гости. На глазах у
Марины готовили для продажи чеки:
сворачивали кульки из журнальных
листов, маникюрной пилочкой
скидывали в них щепотки героина,
отмеряя дозу на глазок. Кололись
они вместе. Но торговала одна Алена.
Иногда с помощью бегунка —
несовершеннолетнего Вити, который
перехватывал клиентов у других
барыг. Усадьбу на улице Щедрина
Актай и Алена облюбовали именно
потому, что здесь в одном доме
работают на квартирах аж три
стационарные точки по торговле
героином. Наркоманы в поисках
"лекарства" в этом дворе не
переводятся.

Роженице,
озабоченной проблемой заработка,
такой хлеб показался легким. Она
упросила взять ее в команду. Но
"зашибить" длинный рубль, как
уверяет, не успела. Именно Марина и
попалась оперативникам при
контрольном закупе с тремя чеками.
Теперь она сидела передо мной и
лила слезы, гадая: "Посадят — не
посадят?"

Бегунок Витя,
который свел оперативников,
прикинувшихся наркоманами, с
подружками-барыгами, был отпущен
следователем на подписку. И тут же
ударился в бега. Домашние клянутся,
что не имеют представления о том,
где может находиться их чадо.

Но самое для
меня непонятное заключается в том,
что возомнивший себя на нашей земле
хозяином Султан-оглы, которому
ничего не стоит купить
паспортистку, посадить на иглу
наложницу, нанять нищую роженицу
зарабатывать на молоко ребенку
преступной деятельностью, не был
задержан даже на трое суток. На это
не требовалось санкции прокурора. И
хотя и Марина, и Алена дали
показания, что именно Султанов
снабжал их героином, в больших
количествах получая его от своего
земляка; и хотя была реальная
возможность, закрыв Оглы, выйти на
ставшего известным оперативникам
поставщика, раскатывающего по
Иркутску на трех иномарках, которые
заработаны торговлей смертью; и
хотя именно в карманах Султана были
обнаружены меченые деньги,
уплаченные Марине при контрольном
закупе наркотиков, следователь
избрала в отношени и 28-летнего
Султанова самую гуманную меру
пресечения — подписку о невыезде.
Квартирная хозяйка сказала, что
Актай и Алена, возвратившись из
милиции, тут же скрылись, не
заплатив ей за два месяца аренды…

А можно ли
вообще бороться с наркомафией, если
не использовать даже те скудные
возможности, которые предоставляет
закон для привлечения к
ответственности дельцов от
наркобизнеса. Или будем бороться
только с жертвами?

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector