издательская группа
Восточно-Сибирская правда
прослушать

Живи, Улькан!

Живи,
Улькан!
Визит
посланцев губернатора вернул
надежду жителям умирающей деревни

Недавно в
"Восточно-Сибирской правде"
было опубликовано письмо от
жителей деревни Улькан Киренского
района на имя губернатора Бориса
Говорина. В нем селяне рассказали о
своем непростом житье-бытье — без
электричества, медицинской помощи,
магазинов и почты. Пожаловались на
то, что совсем оторваны от мира,
поскольку единственный транспорт,
которым можно добраться в деревню —
теплоход "Заря", теперь не
ходит. Поэтому есть проблемы с
завозом продуктов, товаров первой
необходимости, оказанием
медицинской помощи. Из-за того, что
год назад сломался дизель,
обеспечивающий деревню автономной
электроэнергией, люди не могут
воспользоваться электроприборами
— живут, как в прошлом веке, при
лучине. Как последняя капля,
переполнившая чашу терпения, —
фраза "в деревне нет ни одного
представителя власти".

Конечно,
таких деревень в нашем регионе
достаточно — люди бегут от нищеты,
безысходности, ищут места в городе,
где и детей учить, и работу найти, да
и прокормиться порой гораздо легче.
Это наша общая беда. И этот "крик
души" из заброшенной киренской
деревушки областные власти вполне
могли бы "списать" на
объективные трудности нашего
времени. И никто бы не осудил, кроме
тех двадцати стариков, оставшихся
ныне в Улькане. В конце концов, в
районе есть своя власть — районная
Дума, глава местной администрации,
которые и должны, по логике вещей,
решать проблему сломанного дизеля
и отсутствия дороги. И все же не
отмахнулись большие люди из
далекого областного центра,
откликнулись на чужую боль.
Письмо-жалоба стало объектом
особого внимания губернатора. По
его распоряжению в Улькан была
направлена комиссия областной
администрации, в которую вошли
специалисты комитета по экономике,
департамента транспорта и связи,
энергонадзора, комитета по
развитию Севера, департамента
лесной промышленности. Возглавил
рабочую комиссию заместитель
начальника департамента по работе
с представительными органами
власти и органами местного
самоуправления Иван Садчиков. Цель,
поставленная губернатором, была
сформулирована предельно четко —
оценить перспективу
социально-экономического развития
Улькана.

Улькан —
деревушка глухая, от Киренска 139
километров. До ближайшего села
Красноярово — 18 километров по реке.
Дорога туда — иллюстрация к
расхожему мнению об ужасных
российских дорогах: то ровная,
гладкая (и тогда красоты осеннего
леса, степенно несущей свои воды
реки Лены дарят покой и
умиротворение — не налюбуешься), а
то с ухабами и колдобинами, по
которым привыкшие к бездорожью
"уазики" движутся, как по
стиральной доске. Впрочем, даже
такой дороги до Улькана пока нет —
только до Красноярово. Здесь
пересаживаемся на теплоход
"Заря" — самый
распространенный вид транспорта у
жителей приленских деревень.
Проплываем мимо сказочно красивых
ленских берегов: зелено-рыжая
тайга, которая отражается в речной
воде, острый, прохладный
горьковатый осенний воздух…
Полчаса на "Заре" вверх по
красивейшей сибирской реке — и мы в
Улькане.

Деревня
встретила нас тишиной, нарушаемой
только лаем собак. Покосившиеся
избы, запустение, поросшие сорной
травой огороды… На заборе дорожный
знак "проезда нет" — какие-то
шутники постарались, пристроили. А
впрочем, не так уж бессмысленно
пошутили — действительно, нет сюда
проезда. Разве что по зиме. Хотя и по
"зимнику" сюда не очень-то
ездят. Торговцы здесь гости не
частые — стоит ли "пилить"
десятки километров из-за
нескольких семей с весьма скромным
достатком. Раньше в деревне был
райпотребсоюзовский магазин,
сейчас его тоже нет. Почта сюда
доходит с большим опозданием,
никакого производства не ведется, а
есть только личные подсобные
хозяйства.

В 1994 году у
жителей этого богом забытого
уголка появилась надежда на
возрождение деревни. Объявился
здесь один предприниматель,
задумавший организовать
лесозаготовительное предприятие
по передовой канадской технологии.
Районные власти выделили ему в
аренду лесную деляну. Он закупил
оборудование, нанял людей и взялся
за дело. Однако, вскоре предприятие
пришлось свернуть — слишком
сложная и неудобная транспортная
схема, да и невостребованным
оказался этот самый лес. Срубленный
лес с тех пор гниет на глазах у
жителей деревни. Сегодня здесь нет
ни совхоза, ни лесозаготовительных
предприятий, ни единого
фермерского хозяйства. А там, где
нет производства, нет и жизни. Вот и
вымирает потихоньку деревенька.
Пять лет назад здесь закрыли школу.
Фельдшерский пункт и сельсовет
перенесли в соседнюю деревню
Красноярово.

Улькан — одна
из старейших деревень в Киренском
районе. Нынче ей исполнилось 346 лет.
Когда-то здесь было 68 дворов, около
300 жителей, 200 гектаров пахотной
земли. Сейчас в деревне живет всего
25 человек. И только 5 из них
трудоспособные люди моложе 50 лет,
остальные пенсионеры, немощные
старики, у которых едва хватает сил
ходить за скотиной. Единственный
ребенок на всю деревню —
десятилетняя девочка — учится в
соседней деревне. В Улькане всего 4
коровы — а куда больше? На
пропитание хватает, а излишки
некуда будет девать — до города
далеко, да и дороги нет. Есть одна
лошаденка и один старый списанный
трактор, на котором пашут землю под
огороды и возят сено.

На
деревеньский сход, объявленный по
случаю приезда комиссии,
собирались не спеша. Областных
гостей ждали день назад —
высматривали, не идет ли
"Заря", за работу не брались. В
кои-то веки в этакую глухомань
пожалуют посланцы губернатора!
Подождали да и бросили — картошку
копать надо. Оценив ситуацию, глава
сельской Красноярово-Ульканской
администрации пошла собирать народ
по подворьям, а члены комиссии
расположились в сельском клубе.
Кстати, благодаря усилиям местного
завклубом, в помещении
"культурного центра" деревни
запустения почти не ощущалось:
чисто, хоть и бедно, на полках —
скудная библиотека из 30-40 книг,
печка, которой уже 100 лет, побелена.
В ряд стоят стулья — ровно 25, по
числу жителей. Как позднее
рассказала замглавы районной
администрации Альбина Ратова,
здешний завклубом — большой
любитель самодеятельности и на
каждый районный смотр готовит
какой-нибудь песенный номер:
старушки поют, а он им
аккомпанирует. Хоть и глухомань, а
стремление к культурной жизни у
людей есть, и это хорошо.

Разговор
селян с представителями власти, как
водится, начался с жалоб. Громче
всех возмущалась молодая румяная
жительница по фамилии Третьякова:
"Электричества нет, хотя линия
электропередачи, идущая на Киренск,
видна из деревенских окон. Дизель
сломан. Точнее, сломалась
незначительная деталь — рама. Был
бы специалист-сварщик, давно бы
починил. Только вот нет его, а
пригласить вроде как и некому".

Еще одна беда
— ремонт единственного трактора,
дышащего на ладан. Трактор этот —
настоящий кормилец для ульканцев,
без него никуда — ни огород
вспахать, ни сено привезти. Техника
давно списана. Ломается часто, а
запчастей нет, а если и удалось
достать заветную деталь, то платить
за покупку приходится из своего
кармана. Большая часть жителей —
пожилые больные люди, поэтому нужда
в медицинской помощи острейшая, а
фельдшера из Красноярово (там
теперь фельдшерский пункт) не
дождешься. Лекарства достать негде.
В прошлом году вся деревня
грипповала, лечиться нечем было,
пока одна из жительниц не поехала и
не привезла на всю деревню. Из-за
дороговизны дизтоплива
Осетровское речное пароходство с
прошлого года перестало
обслуживать приленские деревни
Киренского района — с тех пор
теплоход "Заря" не пристает к
ульканскому берегу. Телефонная
связь хоть и есть, но с перебоями.
Трудно ульканским старикам
заготавливать корм скотине, дрова
на зиму.

— Если бы не
помощь молодых, давно бы померли, —
говорит старейшая жительница
Улькана Пелагея Наумовна (ей 87 лет).

Конечно,
жителей деревни можно было бы
переселить, хоть и стоит это
государству немалых денег. Да вот
только не хотят многие на старости
лет покидать обжитые места. А
некоторые и хотели бы, да некуда —
родственники не берут, а к чужим
людям не с руки. Большие проблемы
маленькой деревни… Большие, но
решаемые.

— Нужна
дорога до Улькана, дорога жизни, —
подвел итог беседы Иван Садчиков, —
тогда сюда и торговцы поедут, и
почта будет доставляться вовремя, и
проблема с медицинской помощью
решится, а там, глядишь, и
производство появится — упростится
транспортная доставка.

Кстати, в
районе дорожное строительство хоть
и вяло, но все же ведется. Как
рассказал глава Киренской районной
администрации Геннадий Ковадло, с
1992 по 1998 год дорожное предприятие
"Ангарскстрой" прокладывало
дорогу от села Марково по
направлению к Улькану. Однако в
прошлом году строительство
прекратилось: был объявлен тендер
на продолжение этой работы, который
выиграло АО "Труд". Увы,
выигравшее тендер предприятие
быстро "остыло" к этому
проекту: слишком малой оказалась
сумма, заложенная на его реализацию
— всего 3 миллиона рублей. Теперь
районное руководство намерено
привлечь к строительству киренское
предприятие "Иркутск-ДРСУ".
Уже намечен план первоочередных
мероприятий по строительству
дороги. Предполагается, что в
будущем году будет проложено 5
километров до Улькана.

В планах —
строительство еще одной дороги, от
Красноярово до Небеля. Реализация
этого проекта сулит району большие
выгоды: прежде всего, это обеспечит
выход на железную дорогу, минуя
водный путь, что решит многие
экономические и социальные
проблемы.

Областная
администрация после тщательного
рассмотрения вопроса, вероятно,
поддержит проект строительства
дороги до Улькана. Пока на имя
губернатора подготовлено
предложение о выделении 6 миллионов
рублей из Территориального
дорожного фонда на строительство и
ремонт 10 километров автодороги
Макарово — Улькан с тем, чтобы
завершить работы уже в 2001 году.

Кроме того,
появилась надежда, что в будущем
году ульканцы не будут оторваны от
мира — внесено предложение о
возобновлении движения теплохода
"Заря". Вероятно, из областного
бюджета будет выделяться дотация
Киренскому речному порту для
возобновления рейса из Киренска
вверх по Лене, к небольшим
деревушкам. Правда, рейс будет
всего один раз в неделю, но это
лучше, чем ничего.

Что касается
обеспечения постоянной
электроэнергией, ульканцам
придется немного подождать. В
настоящее время в районе ведется
электрификация более крупных
деревень: Алексеевки (проживает
около 2 тысяч человек), Бубновки
(одна тысяча), Кривой Луки (600
человек), Змеиного (100 человек).
Следом придет очередь Красноярово,
а потом уже Улькана. Пока же
областная комиссия рекомендовала
Иркутскэнерго повторно
рассмотреть техусловия по
электрификации Улькана,
предложенные предприятием
"Северные электрические сети".
Очень может быть, что и этот вопрос
решится.

Еще одна
радостная для ульканцев новость: АО
"Электросвязь" на будущий год
запланировало 30 тысяч рублей на
капитальный ремонт линии связи
Киренск — Улькан. Так что жителям
деревни не придется по нескольку
дней "висеть" на телефоне,
чтобы дозвониться куда надо.

Однако ясно,
что областная власть не может
решить все проблемы жителей
деревни. Стратегические, главные —
дорога, речной транспорт,
постоянное электричество — да. А
вот ремонт дизеля, визиты фельдшера
к больным, заготовка дров, ремонт
трактора, своевременная доставка
почты и прочие насущные вопросы —
это прерогатива районной власти и
инициатива самих ульканцев. Увы,
контакт между районным начальством
и местными жителями весьма
призрачный. И виноваты в этом,
конечно, районные власти, не
особенно вникающие в нужды жителей
заброшенных деревень.

Напоследок
селяне оттаяли. Чувствовалось, что
люди поверили: после приезда
областных гостей в жизни их забытой
богом деревушки что-то сдвинется с
мертвой точки. Ожила, вернулась к
людям надежда на лучшее.

Екатерина ВЫРУПАЕВА.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное