издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Последнее интервью

Последнее
интервью

Несколько
месяцев назад после публикации в
"Восточно-Сибирской правде"
статьи "Путь к алмазам" о
причастности иркутских ученых к
открытию алмазов, мне позвонила
вдова М. Одинцова Ольга Витальевна
и, поблагодарив за добрые слова о
муже, предложила встретиться.
Встретила очень приветливо,
напоила чаем, показала уникальные
фотографии и документы. В свои 86 она
выглядела достаточно бодро, а
прекрасной памяти можно было
только позавидовать. Благо, и
вспоминать ей было что — какие
имена, какие люди окружали ее, каким
событиям она была свидетельницей! И
о сегодняшнем дне знала не
понаслышке: "Мне друзья обычно
газеты приносят — самой-то
выписывать не на что, но, во всяком
случае, каждую вашу статью
внимательно читаю". У нее особая
манера вести беседу — чувствуется
большой опыт общения в среде людей
неординарных. Да и вещи, окружающие
ее, может быть, не столь ценные с
современной точки зрения,
создавали особую атмосферу. Стол,
за которым работал Одинцов, карта,
на которой отмечены маршруты его
исторических экспедиций. Встреча
эта оставила большое впечатление,
но написать об этом решила позже, о
чем сейчас очень жалею — недавно
Ольги Витальевны не стало. Эти
заметки — желание выполнить долг
перед ней, ее завещание.

Говорили мы с
ней о ее молодости, интересах
(когда-то ее знали как талантливого
педагогахимика), но больше о
Михаиле Михайловиче, дела и заботы
которого стали неотъемлемой частью
ее жизни. Ольга Витальевна многие
годы собирала материалы о своем
муже. Альбом, созданный ею, хранится
сейчас в Историческом музее в
Москве. В нем скрупулезно собраны
не только фотографии, но и выверены
все даты, фамилии, изложены события,
документально подтвержденные.
Работники музея оценили эту работу
как высокопрофессиональную.

Особенно ее
волновала история с первоначальным
непризнанием заслуг Одинцова в
открытии якутских алмазов. Ведь,
как известно, Михаила Михайловича
не только не оказалось среди
лауреатов Государственной премии,
но и вообще его пытались отстранить
от дел.

Еще в 1939 году
во время экспедиции по реке Нижняя
Тунгуска были сделаны находки,
подтверждающие его предположения,
что алмазы на Сибирской платформе
есть. Его обоснования были столь
убедительны, что в 1944 году
администрация Восточно-Сибирского
геологического управления
поручила именно Одинцову писать
проект работ по поискам алмазов.
Его назначили руководителем
сначала Тунгусской, затем
знаменитой Амакинской экспедиции.
Это были годы упорной работы,
нелегких экспедиций.

В 1948 году,
вопреки запрету Министерства
геологии, Михаил Михайлович
организовал маршрут на Вилюй — за
счет внутренних резервов из трех
партий создал четвертую Вилюйскую.
Конечно, это стоило огромного
напряжения сил всего коллектива,
но, как известно теперь, решение
было правильным и дало блестящие
результаты. Естественно, такая
инициатива не могла понравиться
руководству.

Когда выход
на коренные россыпи алмазов
Якутской провинции был предрешен,
произошла неожиданная смена
руководства экспедицией. В начале
50-х годов все работы по алмазам были
переданы союзному тресту
непосредственно в Москву.
Иркутскому геологическому
управлению поручили только
создание карты алмазоносного
района (миллионного масштаба).
Начальника управления И.
Кобеляцкого и главного геолога Б.
Иванова с понижением отправили в
экспедиции Якутии и Дальнего
Востока. Одинцов был практически
отстранен от алмазных работ, за ним
осталась только геолого-съемочная
Северная экспедиция.

Всем этим
событиям предшествовали грозные
выступления руководителей
министерства. В 1951 году на
партийном собрании геологов
ответственные работники
министерства сообщили, что работа
Одинцова признана вредительской, и
предложили высказаться, сообщить о
фактах (ясно, компрометирующего
характера). Зал долго молчал.
Наконец, поднялся геолог А.Г.
Дьяков, работавший с Михаилом
Михайловичем: "Мы слишком мало
знаем Одинцова, чтобы сообщить
что-то интересующее вас!".
Собрание закончилось ничем. Но все
уже знали о страшных традициях
сталинского террора. И. Кобеляцкий
посоветовал Михаилу Михайловичу
обратиться в Иркутский обком
партии. Надо отдать должное,
тогдашний первый секретарь А.
Хворостухин защитил Одинцова от
репрессий. Но вести себя теперь
нужно было "очень тихо", каждое
действие согласовывать с
министерством. "…Я лишился права
оперативно руководить работой", —
писал тогда Одинцов. Появилась
фраза: "Дана официальная
версия". Даже журналисты, хорошо
знавшие Одинцова и то, что он был
душой алмазных поисков, перестали
упоминать его имя.

По мнению
Одинцовых, исходило такое
отношение от тогдашнего министра
геологии. Когда-то, еще в 30-х годах,
он работал начальником
Восточно-Сибирского
геологического управления. Тогда
геолог Одинцов выступил с
критической статьей в журнале
"Разведка недр". Последовала
немедленная реакция — Михаила
Михайловича перевели на работу в
музей, что было равносильно
увольнению.

В 1957 году за
открытие алмазных месторождений в
Сибири группе геологов были
присуждены Ленинские премии. Среди
лауреатов не было Одинцова, хотя
были его ученики. Геологи-алмазники
возмутились. Посыпались обращения
и коллективные и личные в ЦК КПСС,
Министерство геологии,
издательства. Но только в 1963 году
несправедливость, в какой-то мере
исправили — М. Одинцов был
награжден Орденом Ленина.

Рассказывая
об этом, Ольга Витальевна очень
волновалась. Было видно, какую
глубокую рану на всю жизнь оставило
это событие. Даже в конце жизни это
не давало ей покоя, хотелось
выговориться, объяснить. Да простит
нам Бог, что мы при жизни не умеем
воздавать должное людям достойным,
успокоить их, что мы все поняли и
оценили.

Об открытии
алмазов написано много былей и
небылиц. Но специалисты хорошо
знают, что дело не в отдельной
находке — их много в мире. Важнее
обосновать причины и
закономерности формирования
месторождения — в каких породах,
как возникли, какое получили
развитие, спрогнозировать
перспективу поиска — это как раз и
сделал Одинцов. Он предсказал, где
искать и как. Вся поисковая
геология основывалась на его
выводах. Поэтому в специальной
литературе все ссылаются на его
имя. Да и своих трудов у него
достаточно. Так что его имя в
историю открытия алмазов вписано
навсегда.

Хотелось бы
думать, что с уходом Ольги
Витальевны, главного хранителя
памяти о Михаиле Михайловиче
Одинцове, его дела не будут забыты,
что не прервется нить, соединяющая
прошлые, нынешние и будущие
поколения исследователей и
открывателей. Насколько мне
известно, в Институте земной коры
сейчас готовится к изданию книга об
Одинцове.

Галина
КИСЕЛЕВА.

Послесловие
Когда провожали в последний путь
Ольгу Викторовну Одинцову, в
скромной однокомнатной квартире
(четырехкомнатную, в которой они
жили с Михаилом Михайловичем, она
сдала после его смерти государству)
негде было поместиться всем, кто
пришел проститься с ней. Я смотрела
на постаревшие лица тех, кто
создавал здесь науку, кто принес ей
славу, и осознавала, в каком мы
неоплатном долгу перед ними и перед
этой женщиной.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное