издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Борис ГОВОРИН: "Мы будем поддерживать наши театры"

Борис
ГОВОРИН: "Мы будем поддерживать
наши театры"

26 марта Иркутский
драматический премьерой
"Чайки" открывает театральный
сезон в реконструированном здании.
Мы беседуем с Борисом Говориным
накануне этого знаменательного для
театра и города события.

— Борис
Александрович, 27 марта —
Международный день театра. В жизни
нашего драматического произошло
немало перемен…

— Да, в жизни
нашего театра сразу несколько
знаменательных событий:
отремонтировано здание, сам театр
получил звание академического,
ожидаются премьера, гастроли
петербуржцев.

— А что
значит театр для вас?

— Немало. Я
считаю, что театр — это
определенное таинство, когда
человек открывает что-то новое для
себя, своей души. Это не просто
развлечение. Не зря театр называют
храмом искусства, а если при этом
форма и содержание совпадают, мы
получаем замечательный результат.

— Вы
любите бывать в театре?

— Я прихожу в
театр не просто отдохнуть, но и
посмотреть работу и актерского
коллектива, и режиссеров, и всех
тех, кто готовил спектакль.
Театральная жизнь в городе
Иркутске, на мой взгляд, вышла с
меньшими потерями из нынешнего
кризисного периода: мы смогли
сохранить театральный коллектив и
при этом обеспечить его развитие,
значительно расширить его
материально-техническую базу.
Театр — неотъемлемое звено нашей
жизни, культурный слой, и от того,
насколько он мощный, наполненный
историей, зависит, на мой взгляд,
формирование духовной ауры нашего
города. Она влияет даже на тех, кто
не ходит в театр, одно только
присутствие его говорит об
определенном культурном уровне.

Я вижу в
последнее время на спектаклях
много молодежи. Это говорит о том,
что произошел отход людей от той
псевдокультуры, которая буквально
захлестнула нас на заре
перестройки. Думаю, что всего этого
уже наелись и поняли, что ничего
позитивного ни для души, ни для
жизни псевдокультура не дает. Я рад,
что молодежь, на которую мы
ориентируемся в будущем, обретает
для себя настоящие ценности. Она
вернулась в библиотеки, музеи,
театры. А уж коль снова появился
такой спрос, очень важно, чтобы
власть не была вкраплена в систему
общественного развития как
пассивный элемент. Власть должна
предвидеть подобные процессы и
находиться как бы на несколько
шагов впереди. Поэтому вопросам
развития культуры мы уделяем
серьезное внимание. Это и
писательские организации, и
творческие союзы художников,
композиторов, и театр как таковой.
Театр вообще очень непростой,
сложный организм.

— И очень
хрупкий.

— Да, именно
хрупкий. И люди там совершенно
особенные, с тонкой душевной
организацией, не всегда понятной
другим. Там другая матрица жизни.
Если туда вмешиваться с
непродуманными действиями, то
можно все разрушить, а
восстанавливать будет очень
трудно. Нельзя забывать и о
человеческом факторе: это проблемы
жилья, здоровья, зарплаты и так
далее. Это надо понимать, чтобы
правильно выстраивать политику со
стороны власти.

— То есть
эта поддержка не случайна?

— На меня
произвели сильное впечатление
забастовки, которые проводились
театральными работниками в 1996-97
годах. Люди требовали
своевременной выплаты заработной
платы. И когда я приступил к
обязанностям губернатора, я созвал
на совещание всех директоров
театров. В ходе разговора выяснился
ряд проблем, казалось бы,
тривиальных, но без решения которых
театральный организм не может
существовать нормально: это и
изношенность оборудования, и
отсутствие костюмов, реквизита,
аппаратуры, разлаженность
инфраструктуры и прочие самые
рутинные вопросы. Тогда мы и
выработали модель взаимодействия,
которой следуем на протяжении всех
этих лет; это четкая,
целенаправленная политика в
области развития театрального
искусства.


Реконструкция театра — звено этой
программы?

— Да. И по
завершении этого мощного проекта
мы сейчас планируем работы у
отношении музыкального театра:
вложим туда деньги, чтобы перенести
кассы с цоколя наверх, приведем в
порядок прилегающую территорию,
которая так диссонирует и с самим
зданием, и с содержанием его. Причем
мы вкладываем деньги сразу и в
техвооружение: свет и звук будут
теперь на уровне современных
стандартов. Параллельно же
прорабатываем вопрос об
использовании старого здания
театра музыкальной комедии. Там
соседствуют как бы две
составляющие — театр и филармония.
Филармония находится в совершенно
непригодных для работы условиях:
нет раздевалок, нет возможности
хранить инструменты, зал обветшал,
рядом грохочет трамвайная линия,
отсутствует вентиляция. Поэтому
поставлена задача исследовать
проблему этого здания. В
критическом состоянии у нас
находится еще и ТЮЗ, мы хотим
перевести его временно в здание
старой музкомедии, плюс отделяем
блок, который находится сейчас в
пользовании филармонии, для
реконструкции. Нужно эту
реконструкцию провести так, чтобы
здание получило самодостаточные
площади и возможности для работы
творческих коллективов, которые
привязаны к филармонии, а таких
коллективов много.

— А что
будет со зданием ТЮЗа?

— Что
касается ТЮЗа, то это не отдельное
здание, оно входит в систему
разного рода структур, начиная от
общественной организации совета
профсоюзов и заканчивая магазином.
Поэтому нужно сначала выработать
консолидированную позицию, чтобы и
другие пользователи этого здания
обозначили свое желание
участвовать в реконструкции, иначе
какой смысл ремонтировать одну
комнату в ветхом доме.

— А когда
и как начался для вас театр?

— Я вспоминаю
1953 год, когда еще пацаном с
родителями попал в музыкальный
театр на "Сильву". Сочетание
музыки, пения, пластики произвело
на меня сильнейшее впечатление. У
меня было обычное для мальчишки
детство: коньки, стадион, улица, но
удачные постановки в театрах я
старался не пропускать. Мы тогда
любили ТЮЗ. До сих пор у меня к
театру особо уважительное
отношение.

— А как
вы оцениваете нынешний репертуар
наших театров?

— После
премьеры "Чайки" 26 марта мы
будем встречаться с актерами, хотя
у нас уже была встреча, где я
говорил о том, что у них сейчас
ответственность перед зрителями
возросла: в таком храме просто не
может быть каких-то проходных
спектаклей. Театральный коллектив
получил очень хорошую форму, я имею
в виду здание, и, следовательно,
содержание должно ему
соответствовать, чтобы каждый
новый спектакль был творческой
удачей как для корифеев театра, так
и для начинающих актеров. А то, что в
драмтеатре мы имеем сейчас две
сцены, даст труппе возможность
значительно расширить репертуар. И
директор Стрельцов приглашает для
постановок известных режиссеров —
думаю, это вдохнет новую жизнь в
коллектив.


Наверное, мы можем ожидать в гости
именитые театры?

— Я поддержал
предложение Анатолия Андреевича
пригласить к нам в рамках Дней
области "Сияние России" Малый
театр. Пусть это дорогостоящее
мероприятие, но оно, я уверен, будет
очень много значить для нашего
города. И потом, мы получим
агитаторов (смеется): разъехавшись,
они будут говорить о том, какой в
Иркутске великолепный театр,
чудесная площадка, отличные
возможности для актеров. Актеры,
кстати, теперь могут нормально
отдохнуть после спектакля: есть
бассейн, сауна, просторные
гримерные. В театре чудесно
разработана инфраструктура: и
костюмерный цех, и реквизит, и все,
что касается света, звука. То есть
создана мощная база, которая будет
служить еще много-много лет. Теперь,
как говорится, сам Бог велел
поднять всю работу театра на более
высокий уровень.

— А как
обстоят дела в других театрах на
территории области?

— Еще в 1998
году я высказал предложение, чтобы
наши театры совершали поездки по
территории области. Мы
поддерживанием театральное
искусство и в других городах. Два
года назад состоялась дискуссия по
поводу Черемховского драмтеатра —
он находился в тяжелейшей ситуации.
Сейчас мы его содержим за счет
областного бюджета. Я подписал
соглашение с местными властями,
чтобы они проплачивали
коммунальные услуги. Хороший
творческий коллектив сложился в
Братском театре кукол. Я был
несколько лет назад на его
презентации, познакомился с
актерами. У нас вообще много
профессиональных и самодеятельных
коллективов, которые надо
поддерживать. Мы будем оказывать
финансовую помощь в организации
гастрольной деятельности, так как
считаем это очень важным.

— То есть
все будет направлено на повышение
мастерства?

— Конечно. И
мы обязательно будем поддерживать
жизнедеятельность наших театров.
Сформировались талантливые
творческие коллективы, есть люди,
которые душой болеют за развитие
театрального искусства на
территории нашей области, и поэтому
необходимо и не совестно оказывать
им соответствующую помощь. Мы
уверены, что эти деньги оправдают
себя.

— Я
думаю, что всем, кто любит театр,
сказанное вами — как бальзам на
душу.

— Наш город
всегда считался театральным. Дух
прежних поколений жив. И здесь
всегда существовали здоровые
амбиции, это нужно поддерживать.
Культурный уровень нашего города
очень высок, не каждый город может
похвастать таким наследием,
которое имеет Иркутск. А ведь это
формирует среду. Поэтому нужно это
ценить и максимально сохранять. И
вопросы людей, работающих в сфере
искусства, не должны оставаться без
внимания властей. Театр есть театр.
Надо, чтобы мы, пройдя весь этот
сложный этап, восстановив
статус-кво нашего театра, добились
бы, чтобы он имел соответственный
уровень в национальном масштабе.
Иркутск вполне может стать
театральной столицей.

С
губернатором беседовала Татьяна
ЮРАСОВА.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное