издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Эта жизнь лучше ада, в котором мы жили",

"Эта
жизнь лучше ада,
в котором мы жили",

признаются выздоравливающие
наркоманы.
Почему же власти не оказывают им
поддержку?

Людмила
Бегагоина, "Восточно-Сибирская
правда"

Поводом для
этой статьи стало известие, что в
областном центре оказались по сути
на улицу наркоманы, алкоголики и
созависимые с ними близкие
родственники, выздоравливающие по
программе "12 шагов". Об этой
программе и людях, которым она
помогла вернуться к жизни, я
рассказываю в газете часто —
практически в каждом выпуске
"Дурмана". Причина такой
пристрастности только одна: я
убедилась в действенности
программы реабилитации "12
шагов", познакомившись с
наркоманами, имеющими большой срок
ремиссии, и их родителями,
испытавшими счастье воскресения
своих детей. В любой день можно было
прийти в Иркутске на Горького, 11,
где проходили занятия больных
детей и своими глазами увидеть:
выздоровление возможно. Этой
возможностью воспользовались
многие матери, дети которых
оказались на пороге смерти от
наркотиков. Здесь им помогли
понять, отчего страдает их сын или
дочь, и главное — на опыте других
родителей они учились правильно
вести себя с психически нездоровым
ребенком, формировать у него
желание лечиться и оказывать ему
действенную помощь. Я рассказывала
в своих статьях о семьях, в которых
матери, благодаря 12-шаговой
программе "Требовательная
любовь" сумели найти выход из
казавшегося совсем безнадежным
положения и спасли своих детей от
неминуемой гибели.

К сожалению,
ни разу в эти группы не пришел никто
из врачей-наркологов и психиатров,
занимающихся лечением наркоманов в
медицинских учреждениях. Никогда
не ступала сюда нога чиновника,
хотя руководители различных
департаментов городской и
областной администраций с трибун
частенько выражают глубокую
озабоченность эпидемией
наркомании и ВИЧ как в Иркутске, так
и в области в целом. Не нашли
возможности почтить своим
присутствием выздоравливающих
наркоманов или созависимых с ними
родственников руководители
региональной общественной
ассоциации "Мы против
наркомании".

Конечно, я
далека от мысли, что эти люди, по
долгу службы или общественного
положения обязанные принять все
возможные меры против наркомании,
ленивы либо равнодушны. Как показал
"круглый стол", проведенный
недавно нашей редакцией на тему
"Опыт реабилитации наркоманов в
Иркутске", программу "12
шагов" многие ее противники не
любят просто из идейных
соображений. Объективности тут
ждать не приходится. Во-первых,
некоторым не нравится понятие
"Высшая сила", к которому
прибегают наркоманы, алкоголики и
их родные, занимающиеся по духовно
ориентированной программе.
Завзятые атеисты даже обзывают
движение по "12 шагам"
сектантством. Они считают, что,
занимаясь по этой программе,
наркоман заменяет один кайф на
другой. Но если и так, что в этом
дурного? Какой вред обществу от
того, что наркоман перестает
колоться героином, воровать,
втягивать других подростков в
преступную жизнь, а начинает верить
в Бога, как он его понимает? Если
работа по программе, вера в ее
действенность заменяют ему
наркотик, кому, скажите, от этого
плохо? И разве у тех, кто считает
себя вполне здоровыми людьми, ничто
не занимает в жизни такого же места,
как у наркомана его наркотик? Разве
власть, секс, политика, работа,
наконец, не могут вызвать
зависимости? Уверена, многие
воскликнут: "Что сравнивать!"
Приведенные здесь
"заменители" наркотиков не
разрушают личность, а, наоборот,
позволяют человеку почувствовать
полноту жизни, гармонию и т. д. Вот
так же и вера в Высшую силу, более
могущественную, чем их собственная
воля, позволяет наркоманам найти
опору в жизни, наполнить ее смыслом.
При этом программа вовсе не
заставляет человека стать
религиозным, она просто требует от
него отказа от самовластия. "Я
сам могу бросить в любое время, я
контролирую ситуацию," — ведь
обычно так говорят хронические
алкоголики и наркоманы. И пока
больной верит в это, он не
перестанет пить и колоться.

У идейных
противников программы "12
шагов" есть еще один важный, на их
взгляд, довод. "Вы понимаете, что
это такое — духовное
программирование?!" — восклицает
известный психиатр, кандидат
медицинских наук Виталий Жмуров. Я
теряюсь от этого вопроса. Я понимаю
только, что программа — это для
уважаемого мною человека какое-то
ругательное слово. Но почему? Ведь
программа программе рознь.
Активный наркоман тоже действует
по программе — саморазрушения и
нанесения вреда окружающим.
Программа же "12 шагов"
направлена на нравственное
совершенствование личности. Она
требует от человека глубокого
осознания своих недостатков,
непредвзятой оценки всех
совершенных поступков, раскаяния.
Она призывает избавляться от
отрицательных черт характера,
возмещать ущерб, причиненный
другим людям. В конечном итоге,
ежедневный самоанализ, к которому
приучает программа, постоянное
признание своих ошибок разрушают
старые стереотипы поведения.
Человек изменяется до
неузнаваемости. В это трудно
поверить тем, кто сталкивался с
активными наркоманами — жестокими,
лживыми, бессовестными людьми,
ведущими преступную жизнь. Но они
ведь не от природы такие уроды — их
такими сделала болезнь, страшная
зависимость от наркотика, который
стал управлять их жизнью. Так что же
вредного в программе, заставившей
Борю — оптового поставщика героина,
Олю — в прошлом "барыгу", Мишу,
который довел свою мать до попытки
суицида, Алешу, 8 лет промышлявшего
кражами, десятки других ребят,
занимавшихся грабежами,
проституцией, торговлей
наркотиками, начать новую, чистую
жизнь? Почему мы должны бояться их
"копания в себе", их веры в
помощь Высшей силы, если это
приводит к изменению их
нравственных ценностей, духовному
росту?

Есть еще одно
обстоятельство, заставляющее
многих профессионалов
отворачиваться от программы "12
шагов". Они просто не верят в то,
что с наркоманами происходят
духовные и нравственные перемены.
Это можно понять. Медики одни не в
состоянии справиться с болезнью,
традиционными методами не
достигается даже мало-мальской
ремиссии больного. Выйдя из
"наркушки" и "психушки",
все больные снова садятся на иглу.
Но если врачи помочь не могут — это
ведь еще не значит, что помочь
нельзя вообще. Не верите в действие
программы — заглянули бы в
реабилитационный центр, где по "12
шагам" работают с больными
специалисты. Или в группу
"Анонимные наркоманы", где
ребята занимаются самостоятельно.

Сегодня в
Иркутске сделано все, чтобы лишить
больных детей шанса на
выздоровление:реабилитационный
центр переехал в Ангарск(в столице
Восточной Сибири для него не
нашлось помещения), из здания на ул.
Горького,11, где собирались вечерние
группы АН, АА ("Анонимные
алкоголики") и АЛ-АНОН
("Анонимные созависимые")
приверженцев программы "12
шагов" вежливо попросили:
решается вопрос, в чьей
собственности эта недвижимость.
Много раз представители
общественного движения "Сибирь
без наркотиков" (его совет тоже
собирался на ул. Горького,11) просили
выделить трезвым алкоголикам и
наркоманам, их родителям помещение
для занятий, на которое они имели бы
законное право. Эти письма так и
лежат, покрываясь пылью, в
администрациях города и области.

Между тем, в
Иркутске 4 тысячи официально
зарегистрированных
ВИЧ-инфицированных (по сложившейся
практике умножаем эту цифру на 10,
чтобы представить истинный масштаб
трагедии). В областном центре не
менее 100 тысяч активных наркоманов,
которые грабят, торгуют зельем,
садят молодежь на иглу (известно,
что один наркоман за год втягивает
в это занятие не менее десятка
своих друзей). Но почему-то никак не
возможно пробудить у власти
заинтересованность в программе,
которая не только спасает от могилы
уже заболевших, но, снижая число
распространителей болезни —
активных наркоманов, удерживает от
беды пока еще здоровых ребят. Разве
не очевидно: мало только бороться с
незаконным оборотом наркотиков,
надо снимать больных с иглы, если мы
хотим спасти еще не зараженных
детей. Ведь не "барыги" и не
"верблюды" садят на иглу
подростков, наркоторговцы лишь
удовлетворяют уже возникший спрос
на героин — а втягивают наших детей
в болото активные наркоманы,
неформальные лидеры в дворовых,
школьных или иных молодежных
коллективах. Остановить их можно
только одним способом — помочь им
слезть с иглы. По статистике лишь
10-15% наркоманов имеют искреннее и
твердое намерение избавиться от
зависимости, проститься с
наркотиком навсегда, остальные не
желают расставаться с кайфом.
Выходит, в Иркутске 10-15 тысяч
наркоманов можно вернуть к
полноценной жизни. Кстати, примерно
половина из них —
ВИЧ-инфицированные. И мы просто
обязаны использовать все возможные
средства — от традиционных
медицинских методик до различных
реабилитационных программ, принять
все меры, чтобы помочь этим ребятам
и их семьям.

Выздоровление
от наркомании — это цель,
достигнуть которую очень трудно. Но
при твердом желании больного,
помощи специалистов и поддержке
общества у всякого ребенка
остается шанс на спасение до тех
пор, покуда он еще жив. Ему может не
подойти одна методика, зато поможет
другая. Главное — не отчаиваться,
если он в очередной раз сорвался
или сбежал из какого-нибудь центра.
Надо помочь ему вернуть надежду. В
центре "Иркут", работающем по
программе польского монара,
проходила реабилитацию Инна —
через год ее торжтвенно выпустили в
жизнь, назвав Неофитом: заново
рожденной. Однако новорожденная,
попав на волю, очень быстро
скололась. Она находилась в
тяжелейшем состоянии, когда,
благодаря усилиям Светланы
Василенко — координатора
общественной ассоциации "Мы
против наркомании", ее приняли в
реабилитационный центр "Новая
жизнь во Христе". Не так давно я
увидела Инну в протестантской
церкви и с трудом узнала. Это была
уже не нервная, внутренне
напряженная, как натянутая струна,
больная — а милая, спокойная
девчонка с открытым лицом, ясным
взглядом и доброй улыбкой. Олег
сбежал из "Иркута" на десятом
месяце реабилитации, вернулся к
игле. Теперь я встречаю его в центре
"Перекресток семи дорог" —
пройдя реабилитацию по программе
"12 шагов," он несколько месяцев
ведет трезвую жизнь. Товарищи Олега
говорят, что он сильно изменился: из
замкнутого превратился в открытого
и жизнерадостного человека. Этим
ребятам не подошла жесткая система
монара, им помогли выкарабкаться
духовные программы. Зато в центре
"Иркут", по словам его
директора Галины Редькиной,
сегодня успешно проходят
реабилитацию наркоманы,
сорвавшиеся с 12-шаговой программы.
Ясно же: чем больше у нас в городе
будет различных видов помощи
наркоманам, тем выше шансы больного
на выздоровление. Так разве имеем
мы право лишать детей, стоящих у
края уже разверстой могилы, хоть
единого шанса выжить?

Я думаю,
чиновники, от которых зависит, дать
или не дать помещение для оказания
наркоманам психологической помощи,
просто не понимают, насколько
тяжела их борьба за жизнь, как
сильно зависит результат этой
борьбы от поддержки общества,
власти. Как-то еще зимой, в одно из
воскресений я присутствовала на
открытом собрании анонимных
наркоманов. Самое большое
впечатление произвел на меня тогда
один парнишка, Юра, у которого был
третий день "ломки". Просто,
даже с юмором рассказывал он о том,
как тягается с болезнью. В тот день
у него в руках оказалась сумма,
достаточная для покупки дозы — едва
дождавшись открытия магазина, он
поплелся (ночью мучили боль и
бессонница) тратить деньги на
сладости, к которым равнодушен. Как
на грех, по пути встретил дружка —
наркомана, тот, жалеючи страдальца
на кумаре, попытался угостить
героином. Юра и тут удержался. На
собрание группы, которое было
назначено на 15 часов, он явился в 12.
И все это время сидел, словно
приклеенный к стулу, в ожидании,
пока начнут подтягиваться его
новые товарищи, в помощь которых он
поверил. Прошло несколько месяцев,
заглядывая на Горького,11, я
частенько встречала Юру, всегда
трезвого и веселого. Если
сообщество АН останется без крыши
над головой, такие, как Юра, без
поддержки собратьев по несчастью
могут вновь оказаться на игле. Так
неужели мы не протянем руку помощи
нашим детям, которые так
мужественно борются со своей бедой?
Закончить эту статью я хочу
признанием анонимных наркоманов,
которое часто звучит на их
собраниях (это цитата из пособия по
12-шаговой программе): "Теперь мы
способны к новому пониманию жизни.
Когда-то, употребляя наркотики, мы
думали, что получаем истинное
удовольствие, а все другие люди
лишены его. Еще в начале
выздоровления мы обнаружили, что
радость зависит не от каких-то
химических веществ, а от нас самих.
Эта жизнь лучше того ада, в котором
мы жили. Мы нашли выход и видим, что
он работает для других".

И все, что
требуется от нас сегодня,— не
закладывать этот выход кирпичами…

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер