издательская группа
Восточно-Сибирская правда

И пришел новый хозяин

И
пришел новый хозяин
Фермер
Зандаев не жалуется на погоду, а
работает

Геннадий
ПРУЦКОВ, "Восточно-Сибирская
правда"

Базой —
небольшое поле в тридцать семь
гектаров — привлекает внимание
даже издалека. Хлеба неизреженные,
вызревшие, совсем белые.
Присмотришься — а колос-то слегка
наклонился, обещая неплохой
намолот.

— Пары у меня
здесь были. Кабы не засуха, по сорок
брал бы, а так центнеров по двадцать
пять выходит, — оживленно
рассказывает фермер Тигран
Зандаев.

— Двадцать
пять да по такому году совсем
неплохо. Некоторые и близко к
такому урожаю подойти не смогли, —
как бы успокаивает собеседника
Анатолий Прокопьевич Табинаев,
глава администрации Баяндаевского
района, который привез нас как раз
на это поле. И уже обращаясь к нам,
добавил: — Когда-то вместе работали,
я — директором совхоза
"Хоготовский", а он — главным
ветврачом. Сегодня Тигран
Владимирович — один из лучших
фермеров района.

Непросто
дался ему хлебушек. Загодя Тигран
Владимирович закупил элитные
семена. А перед еще тем летом уж как
он лелеял эту земельку, которую
парил. Пахал, дважды боронил, четыре
раза культивировал. Нынче в июне на
всходы нарадоваться не мог, и вдруг
бах — саранча полетела. Забыл про
покой и отдых. Трижды травил ее. У
тех из его коллег-фермеров, кто
опоздал, поля из зеленых в черные
превратились. А вот у него…

— У него есть
еще другой массив, там зерно будет
сыпать — только держись, — почти по
секрету сообщил нам глава
Загатуйской администрации Юрий
Францевич Дамбуев.

И это не
могло не радовать. Ставку он делает
на сорт Тулунская-12. Да, она
несколько позднее созревает, чем ее
младшая сестра, Тулун-15, но зато
более устойчива к различным
заболеваниям. А уж если говорить о
качестве…

— В прошлом
году на анализ отправлял — 32
процента клейковины, — вспоминает
Тигран Владимирович. —Как-то
сравнивал муку из своей пшеницы с
алтайской — ничуть не хуже. Скорее,
наоборот.

Зандаев
рассуждает как профессиональный
хлебороб. Он ушел из совхоза, когда
фермерский бум приближался к
своему апогею, а коллективные
хозяйства начали раскалываться. В
ту пору и понял Тигран: фермерство —
это та сфера, где он сможет наиболее
полно реализовать себя.
Переселился на родину, в село
Загатуй. Попросил землю. Сегодня у
него 240 гектаров пашни. Сотню
засевает пшеницей, сотню парит.
Остальную площадь занимают
кормовые. Откуда столько земли у
одного хозяина?

— Я паи взял у
брата, сестры, дяди, тети и многих
других близких и дальних
родственников, — поясняет Тигран. —
Один из них, например, когда-то в
сельхозуправлении работал. Сейчас
живет в Улан-Удэ, а пай за ним так и
остался. Я взял его в аренду. С
каждого гектара выдаю им центнер
зерна, центнер зеленки и столько же
соломы. Мало? Но тогда такая земля
вообще ничего не будет ему давать.
Вон она. Не сеется, не убирается.

И Зандаев
показал на соседний участок,
принадлежащий коллективному
хозяйству "Ользоновский".

Истины ради
надо отметить, что Баяндаевский
район относится к числу тех
аграрных регионов области, которые
особенно сильно пострадали от
реформ. Сказались самые различные
причины. Здесь и раньше не просто
было заниматься хлебопашеством.
Если про все Приангарье мы говорим,
что это зона рискованного
земледелия, то для Баяндая такая
характеристика справедлива
вдвойне. Вот уже три года
преследуют местных хлеборобов
большие неудачи. То ранние
заморозки, то раз за разом засуха
сожгет посевы, саранча неведомо
откуда появится. А ведь на хлебе
сегодня завязана вся экономика.
Человеческий фактор тоже не
последнюю роль играет. И вот уже все
меньше и меньше полей засевают
соседние коллективные хозяйства,
такие как ОАО "Ользоновский".

—Зато я
каждый год приращиваю свои посевы
на 30-50 гектаров, — без всякого
хвастовства говорит Зандаев. —
Планирую где-то до тысячи гектаров
довести.

— То есть вы
предполагаете создать что-то вроде
колхоза, — предположил кто-то из
нас.

— Ну уж нет. Я
уважаю мужиков крепких. У которых в
доме порядок, личное хозяйство
небедное, сам дом приличный.

— Да, были
такие в совхозах, в колхозах. Но не
все сильные механизаторы или
отменные животноводы этим
отличались. Иные всего себя
отдавали работе на общество, на
предприятие.

— Ну и что?
Такой вот сядет на трактор и пашет,
пашет, пока не свалится. Домой
придет — жена нальет полстакана
водки — он и рад-радешинек.

Вопрос, плохо
или хорошо, что иной селянин вот так
самоотверженно трудился на общее
благо, забывая порою себя, не такой
уж спорный. Но теперь уже сам Тигран
самозабвенно работает. Правда, на
своем поле. Но ведь работает. Люба,
его жена, с которой я встречался
гораздо раньше, в беседе со мной
обмолвилась: надо бы на Байкал
съездить, отдохнуть, дочек
подлечить, но вот уже лето к концу, а
вырваться никак не удается. То пары
надо обрабатывать, то с саранчей
бороться, то еще что-то необходимо
делать.

Они оба
молоды, Тиграну всего лишь тридцать
три. У каждого — высшее образование.
Люба закончила Иркутский
университет, филологический
факультет. Оба отличаются
исключительным трудолюбием.
Пятнадцать голов скота у них на
подворье, семь коров, свиньи есть.
По хозяйству помогает бабушка, но
оснавная тяжесть на плечах молодых.
Да, они зарабатывают. Ведь молоко и
молочные продукты возят в Иркутск.
Иногда эту продукцию берут от
односельчан. Тоже для реализации.
Но не нами сказано: от трудов
праведных не будет палат каменных.

Когда
несколько лет Зандаевы переехали в
Загатуй, они имели лишь один
грузовичок. В тот год Тигран
получил землю и кредиты. Посеял,
убрал, хлеб реализовал и тотчас с
банком рассчитался. Есть у него
трактора, прицепная техника,
комбайн, но несколько лет назад
потребовалось что-то купить, и
польстился он на кредиты СБС-Агро,
как ему сказали, весьма льготные.
Так кое-как потом расплатился и
зарекся с ним связываться.
Последний трактор, ДТ-75, уже по
лизингу брал, то есть в рассрочку.
Не мог уже осилить лучший фермер
такую покупку только за счет своих
доходов. Сейчас Тигран говорит
"спасибо" одному из ведущих
специалистов облсельхозуправления
В.А. Попову. Тот знал крестьянина
еще по Качугу, по старой работе и
потому без проволочки оформил
лизинг. А Зандаев теперь вовремя
расплачивается. Да, ситуация
сегодня такова, что даже лучшие
фермеры не способны за счет своих
доходов приобрести трактора и
комбайны. Продай Тигран завтра всю
намолоченную пшеничку до зернышка
— ему все равно не хватило бы денег
на приобретение нового комбайна.

Но Зандаев
верит в свою удачу, о тяжких
последствиях вот такого отношения
государства к кормильцу не
задумывается, больше надеется на
себя и использует каждую
возможность, чтобы приумножить
доходы.

— По какой
цене солому продаешь? —
поинтересовался тут же в поле мэр
района у фермера.

— По 800 рублей
за машину. Если с доставкой — тысячу
беру.

— Креста на
тебе нет, — вырвалось у Табинаева.

— Я хлебороб,
а выше хлеба ничего нет.

— Сбавь хотя
бы до 500. Вон Мунгалов, тоже фермер,
за 150 продает.

— Ну берут же.

— Нельзя на
беде людской наживаться.

— А поджигать
поле можно?! — вдруг взорвался
фермер. — А травить скотом хлеба
допустимо?!

— Поджог —
это преступление. У тех, кто травит,
надо скотину загонять и хозяев
штрафовать. Давайте сделаем это,
одного накажем, другого, —
обратился Табинаев уже к главе
сельской администрации
Ю.Ф.Дамбуеву. —Но снизить цену
все-таки надо.

Я обратил
внимание на копны. Солома желтая,
сухая. Ею только матрацы набивать, а
не в кормушку бросать. Но в районе в
два с лишним раза сократились
посевы зерновых и в это же время,
чтобы уйти от голодной жизни,
население сильно увеличивает
поголовье собственного скота. Иные
работники даже коллективных
хозяйств держат его столько,
сколько наш фермер. А как всю эту
живность прокормить? Поневоле
заплатишь и 800, и 1000 рублей за один
завоз.

Прощались с
Зандаевым с некоторым сожалением.
Хотелось побольше узнать о нем, его
жизни. Но страда есть страда. Никто
не стоял, не прохлаждался. Ни он с
братом, ни четверо работников.

— Убедил его,
чтобы снизил цену или нет? — уже в
машине спросил Анатолий
Прокопьевич Табинаев.

Я пожал
плечами. За окном "Волги"
пробегали бурые полоски частных
паев, которые не пахались, не
обрабатывались и зарастали осотом,
тянулись длинные полосы такой же
неухоженной земли когда-то
сильного и крепкого совхоза
"Ользоновский". И все это резко
контрастировало с отличной
пшеничкой, что вырастил новый
хозяин — фермер Зандаев. Но сможет
ли он при таком отношении к нему
государства и дальше расширяться,
укрепляться? Кое-кто из фермеров
уже начинает об этом задумываться.
А Тигран пока верит в свои силы.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер