издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Достойны ли мы такого наследства?

Достойны
ли мы такого наследства?

Георгий
КУЗНЕЦОВ, "Восточно-Сибирская
правда"

"Полностью уважая
суверенитет государств, на
территории которых находится
культурное и природное наследие, и
не ущемляя прав, предусмотренных
национальным законодательством в
отношении указанного наследства,
стороны настоящей Конвенции
признают, что оно является всеобщим
наследием, для охраны которого все
международное сообщество обязано
сотрудничать."

Этой цитатой
из Конвенции об охране всемирного
культурного и природного наследия
открывается чудный фотоальбом,
изданный в России по инициативе
международной общественной
природоохранной организации
Гринпис. Я получил его в качестве
новогоднего подарка от Гринпис
России. От организации, замечу,
которую много раз критиковал за
эмоциональные перехлесты в
интерпретации экологической
информации, приводящие порой к
некоторому искажению истинного
положения дел. За саморекламу,
когда под видом личного протеста
члены Гринпис приковывают себя
наручниками к всевозможным
воротам, столбам, заборам,
парапетам, или лезут на высокие
трубы, чтобы повесить там
какой-нибудь, часто очень банальный
плакат, лозунг.

При том, что
протестующие против натуральных
мехов или натуральной кожи, голые
дамы на площадях многих городов
мира — активистки Гринпис —
выглядят, по меньшей мере,
несерьезно, организация эта,
объективно, очень даже серьезная.
Без нее, возможно, не было бы и
самого института Всемирного
природного наследия. С некоторой
долей опасения за истину привожу
цитату из фотоальбома: "Проект
"Всемирное природное
наследие" был инициирован
Гринпис России в 1994 г."

Критика
Гринпис России и опасения в
использовании ее данных вызваны
анализом многих сообщений Гринпис.
В том числе, к примеру, и активно
распространяемой информацией о
последней (2000 г.) экспедиции по
учету нерпы в Байкале. Наш
Лимнологический институт (ЛИН СО
РАН) проводит такие экспедиции уже
не один десяток лет. В последние
годы в моей стране возникли большие
трудности с деньгами, и институт
стал привлекать к участию в этих
экспедициях в качестве спонсоров
любого, кто имеет деньги. Несколько
лет назад ("ВСП" об этом писала
достаточно) нерпу помогала
учитывать даже королевская гвардия
Великобритании. А прошлой зимой в
экспедиции ЛИНа приняла участие
группа активистов Гринпис. И если
первое время, рассказывая планете о
своем вояже по Байкалу, эта
организация делала ссылки на ЛИН,
то сейчас распространяет эту
информацию проще: "Экспедиция
Гринпис выяснила…" — Без всякого
упоминания об ученых ЛИНа. У
непосвященных при этом создается
впечатление, будто до Гринпис
никому и в голову не приходило
посчитать, сколько нерпы живет
сегодня в Байкале.

А вот
изданный Гринпис фотоальбом, даже
на мой, весьма придирчивый взгляд —
акция прекрасная. Полистал я его
раз, другой, третий и… уехал в лес, в
одиночество, чтобы спокойно, без
суеты, подумать.

Этот альбом,
почти не имеющий текста, заставляет
думать.

Мне, больше
по складу характера, чем по
профессии, довелось повидать
немало в моей России, вернее — в
СССР. Хорошо знаю теперь уже
заграничный Иссык-Куль, многие
районы Тянь-Шаня. Бывал на озере
Сары-Чалек, в ореховых лесах
Арслан-Боба (там грецкие орехи, как
сосновые шишки, под ногами
валяются…). А вот на Телецком озере,
увы, не бывал, хоть и родился рядом,
на кромке Барнаульского ленточного
бора, в который влюблен бесконечно.
Бывал и на Хубсугуле, который
принято называть родным братом
Байкала. Но наше, к нашему же стыду
до сих пор очень мало изученное
озеро Агульское (это в Тофаларии)
произвело на меня, может быть, самое
сильное эмоциональное впечатление
последние десять лет. Убежден, что
здесь должен быть восстановлен
заповедник, организованный еще
нашим царем.

Но
туристические походы и экспедиции,
обычно занимающие много времени —
от недели до месяцев, неизбежно
концентрируют внимание на
конкретной территории, на
конкретном природном объекте, в
который влюбляешься и даешь себе
слово приложить все силы для его
(его одного, о других в это время не
думаешь) сохранения. А альбом
Гринпис, напомнив фотографиями
места знакомые и познакомив с
неведомыми ландшафтами, заставляет
задуматься о всей природе
России-матушки.

Главный
вывод после знакомства с альбомом
Гринпис: "Бог ты мой, до чего же мы
богаты природой!" Я уж не беру во
внимание всякие месторождения
полезных ископаемых, целебные воды
и прочее. Я говорю хотя бы о
ландшафтах, о реках, озерах, о
дюнах…

Думается,
что, посмотрев альбом, кто-то из
"новых русских" может изменить
намерения и, отложив поездку на
Канары, отправится в отпуск (а
значит внести инвестиции) в
"Алтай — Золотые горы", или в
"Дельту Лены", на "Вулканы
Камчатки", на "Курильские… или
Командорские острова", на наше
"Озеро Байкал", на другие
природные объекты России, которые
зачислены или готовятся к
зачислению в список объектов
всемирного природного наследия. В
альбоме они показаны хорошими
фотоснимками, радующими не только
глаз, но и рождающими мысль,
гордость за Россию.

В этом, думаю,
и заключается главная ценность
альбома Гринпис "Природное
наследие России". Жаль, что издан
он очень малым тиражом — четыре
тысячи экземпляров на всю Россию.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное