издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Тюрьма -- это не курорт

Комментирует письмо борца за права заключенных, пожелавшего остаться неизвестным, прокурор отдела по надзору за законностью исполнения уголовных наказаний прокуратуры Иркутской области Виктор ЗЕМЕЛЕВ.

Да, Конституция России запрещает лишать граждан
свободы и подвергать наказанию, кроме как по решению
суда. И сейчас федеральное законодательство
приводится в соответствие с Основным Законом страны.
По новому Уголовно-процессуальному кодексу, который
начнет действовать с 1 июля этого года, санкцию на
арест будет давать только суд. Что же касается
установленного в Иркутском следственном
изоляторе N 1 режима, который, как я понял, автору письма
не нравится, могу сказать лишь одно: он
соответствует нормам Федерального закона «О
содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в
совершении преступлений».

Арестант-аноним, совершивший, как он дал понять,
немало ходок в зону, справедливо заметил, что в
иркутской следственной тюрьме сегодня стало
«полегче». Да, санитарная норма площади в 4,5 кв.
метра на одного заключенного все еще не соблюдается
— изолятор перегружен, но уже не в 2-3 раза, как было
раньше. Кстати сказать, статья 23 названного мною
закона позволяет временно, из-за недостатка
необходимых площадей, расселять арестованных из
расчета 2,5 кв. метра на человека.

Претензии по поводу телевизоров и холодильников,
которые якобы закон требует устанавливать в
камерах СИЗО, считаю несколько завышенными. В той же
статье 23 закона есть оговорка: «по возможности».
В Иркутском СИЗО, построенном еще при царе,
такой возможности, к сожалению,
нет. Проводка действительно с трудом выдерживает
даже имеющуюся нагрузку. Пенять на то, что лампочки
в камерах горят круглосуточно и «съедают» много
электроэнергии, бессмысленно: таково
требование режима, предусмотренного законом для содержащихся
под стражей.

Жалобы на недостаточное медицинское обслуживание
заключенных можно признать в некоторой степени
справедливыми. Лекарств действительно не хватает,
особенно дорогих, а именно они более эффективны. За
первый квартал этого года из федерального бюджета
медицинское обслуживание арестантов СИЗО-1
профинансировано всего на 8,6%. Но кроме этого
привлекались средства спонсоров, приходила
гуманитарная помощь. В текущем году в изоляторе
установлен приобретенный на деньги спонсоров
рентгеновский аппарат. От родственников принимаются
медикаменты без ограничения по показаниям врачей.
Долго ждать передачи с лекарствами? Пожалуйста,
можно самому заказать их в тюремном аптечном киоске —
выбор там большой. О том, что качество медицинской
помощи в СИЗО не снижается, свидетельствует тот
факт, что смертность в первом квартале нынче в 4
раза меньше, чем за аналогичный период прошлого года.

Теперь о «зверских» методах борьбы с передачей
неразрешенных предметов и «опыте строителей
зоопарков». Думаю, сарказм здесь не очень уместен. В
иркутском изоляторе наконец-то оборудована комната
свиданий в соответствии с правилами внутреннего
распорядка СИЗО, утвержденными приказом Минюста РФ.
Теперь свидания, как и положено, проводятся «в специально
оборудованных помещениях через разделительную
перегородку, исключающую передачу каких-либо
предметов, но не препятствующую переговорам и
визуальному общению».

И, наконец, продуктовые передачи от родственников. Да, они
проверяются, чтобы не пропустить недозволенные
вложения, — так положено. Кто не хочет, чтобы
продукты протыкались, упаковки вскрывались, — может
делать покупки в тюремном киоске. Ассортимент
товаров в нем достаточно широкий, цены — вполне
приемлемые: всего на 1-1,5 рубля выше, чем на
оптовом рынке. Зато сигареты из киоска арестант
получит нетронутыми.

Отрадно, что подследственные жалеют своих бедных
родственников, которые тратят большие деньги,
переживая за чад, сидящих якобы на голодном тюремном
пайке. Передачи продуктов принимаются без
ограничений. Однако голодом в СИЗО давно уже никто
не сидит. Паек заключенных сегодня соответствует
нормам по калорийности (фактически она составляет
3200-3300 калорий в сутки).
В тюрьме имеется собственная пекарня,
выпускающая ежедневно две тонны хлеба. Заключенные
получают овощи, мясо, рыбу, а больные туберкулезом,
ВИЧ-инфицированные, несовершеннолетние — положенные
им сахар, масло, яйца. Благодаря гуманитарной помощи
калорийность питания страдающих туберкулезом, по
данным медотдела, даже на 300 калорий превышает норму.

Конечно, тюрьма есть тюрьма. Жить в ней не сладко.
Но сгущать краски, расписывая произвол
администрации, не стоит. В этом году в СИЗО-1 было
восемь случаев применения спецсредств. Не так и
много, наверное, на 4,5 тысячи арестантов.
Прокурорская проверка установила, что для этого имелись
основания (неповиновение, неисполнение законных
требований администрации). В карцере тоже никого еще
пока не сгноили: максимального срока (15 суток)
давно никому не дают, садят в основном на 3-5.

Вряд ли анонимный «борец за права заключенных»
испугался карцера или дубинки. Скорее, ему просто
стало неловко ставить свою подпись под таким
письмом. Ведь и сам прекрасно понимает: тюрьма —
это не курорт, и требовать здесь больше положенного
законом не очень уместно.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное