издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Кто утрет детские слезы?

  • Автор: Игна ШАЙДУРОВА, инспектор по делам несовершеннолетних Иркутского РОВД, лейтенант милиции

Почему дети становятся бродягами? Что толкает подростков на преступления? Как инспектор по делам несовершеннолетних могу сказать лишь одно: ищите причины в семье.

В прошлом году только в Иркутском районе из-за жестокого
или безразличного отношения родителей из дома ушло более
500 детей.

… Сергей родился и вырос в Иркутске. Отец, получив
производственную травму, стал инвалидом. Семье ничего
не оставалось, как жить на скромную зарплату матери и
пенсию отца. Все бы ничего, да только неудачи и трудности
жизни родители стали «заливать вином». Постепенно росли
долги, впереди — безысходность. А тут подвернулся «добрый
дядя», который предложил выгодный обмен: благоустроенная
городская квартира — на частный дом в одном из сел
Иркутского района плюс еще несколько тысяч впридачу.

Переехали, и пока были деньги, водка лилась рекой. «Дошло
до того, — рассказывает Сергей в инспекции, — что
родители по месяцу из запоя не выходили». А когда деньги
у семьи кончились, начались проблемы. Работы в селе
нет, да мать уже и не сильно-то рвалась работать, а
на одну пенсию не проживешь. Тут-то и пригодился родителям
их сын, который давно уже был предоставлен самому себе.
Отец каждый день заставлял Сергея ходить по селу собирать
бутылки, попрошайничать. Вырученные деньги мальчик отдавал
родителям. Если сумма выходила меньше обычного — подростка
жестоко наказывали. Отец бил его палкой или тем, что
попадалось под руку. Затем ребенок должен был провести
ночь, стоя на ногах, а утром снова отправиться за «добычей».

Сергей не смог вынести такого насилия и сбежал из дома.
Его мать и отца лишили родительских прав, подростка
отправили в приют.

И такой исход еще можно считать благополучным для ребенка.
Потому что тысячи детей, страдая от домашнего насилия,
продолжают жить в семьях и никому не рассказывают о
том, что им приходится там выносить. А когда родители
жестоко обращаются с младенцами, выявить такой факт
и вовремя вмешаться бывает еще сложнее.

«Полуторагодовалый ребенок, облепленный мухами, голый,
сидел на полу и ел мыло», — это строки из акта, составленного
участковым инспектором Иркутского РОВД Галиной Галановой
после посещения семьи Ярощук. Алена Ярощук в свои 26
лет имела за плечами уже богатый опыт общения с мужчинами
и трех детей, воспитанием которых занималась бабушка,
когда у нее родился четвертый сын — Игорь. «С первых же
дней, — рассказывают соседи, — мать вместе с отцом
ребенка относились к нему, как к ненужной вещи. Грудью
она его не кормила. Молоко, которое приносила бабушка,
родители выпивали сами, подсовывая малышу бутылочку
с подслащенной водой. Не задумываясь, бросали сына одного
в запертом доме на несколько дней — вели разгульную
жизнь».

Кончилось это тем, что ребенок в тяжелейшем состоянии
был госпитализирован в областную инфекционную больницу.
Диагноз при поступлении: дистрофия второй степени, дизентерия,
нервное истощение организма, рахит, сердечная недостаточность.

Ярощук Алена осуждена Иркутским районным судом за жестокое
обращение с сыном. Но какая судьба ждет ее детей?

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер