издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Назад, в правовой беспредел?

  • Автор: Вальтер СОЭСОН, независимый юрист

Будучи в свое время прокурором СССР (1933—1939 гг.),
А.Я. Вышинский «выкопал» откуда-то теорию, согласно
которой признание обвиняемым своей вины признавалось
царицей доказательств в уголовном судопроизводстве.
В период начинающихся в стране массовых политических
репрессий, так называемого культа личности Сталина, эта
теория была взята на вооружение органами НКВД-МГБ, которые
с полной уверенностью в законности своих действий силовыми
изуверскими методами выбивали из людей «признательные» показания в совершении
чудовищных, неправдоподобных преступлений. И потомки
«Железного Феликса» безнаказанно глумились над ни в
чем неповинными «врагами народа» и членами их семей.

Я хорошо помню, как после ареста и расстрела моего отца
нас с матерью содержали в специальном лагере для членов
семей «врагов народа» (ЧСВН) до начала Великой Отечественной
войны. И мы — малолетние дети — с непонимаем созерцали,
как оголтелые приспешники Ежова и Берия бесстыдно и
безнаказанно насиловали наших матерей.

Наш российский бесконечно терпеливый народ все годы
советской власти и сейчас, без нее, живет мечтами о
светлом будущем, однако вряд ли даже нынешнему поколению
суждено испытать это «светлое будущее» на себе.

Прежде всего хотелось бы ощутить на себе строгое соблюдение
закона, особенно со стороны правоохранительных органов.
Однако в последние годы газеты и телевидение буквально обрушивают
на граждан водопады информации о злоупотреблениях работниками
МВД и прокуратуры своими служебными полномочиями при
проведении дознания и предварительного следствия по
уголовным делам, когда подозреваемых, да и свидетелей,
избивают, пытают, калечат и даже убивают.

Да что далеко ходить? Нередки случаи, когда при рассмотрении
уголовных дел в Братском городском суде обвиняемые прямо
заявляют о применении к ним недозволенных методов ведения
следствия: избиений, топлении в очистных сооружениях
— с целью добиться «признательных» показаний в несовершенных
ими преступлениях. Конечно, изобличить таких оперативных
работников милиции практически невозможно: свидетелей
при этом, естественно, нет; своих фамилий жертвам они
не называют; проводимые в связи с такими заявлениями
служебные проверки положительных результатов, как правило,
не дают.

И именно из-за таких изуверов у большинства наших доверчивых
сограждан порождается недоверие и даже ненависть к работникам
милиции, в том числе и к тем, кто честно и добросовестно
исполняет свой долг по защите граждан от преступных
посягательств.

А происходит все это и из-за отсутствия профессионализма,
и из-за нежелании работать по раскрытию
преступлений, и из-за сращивания с криминалитетом, и
от стремления показать «результаты» своей работы. И сколько
еще в связи с этим расстреливают невинных «чикатил»,
а сидит таких невинных в местах лишения свободы еще
больше — это реальная действительность нашего современного
«правового» государства.

И вот, благодатная почва для взвинчивания нового витка
правового беспредела, но уже на законной основе! Оформленное
по закону беззаконие! С 1 июля введен в действие уголовно-процессуальный кодекс
Российской Федерации, в котором наличествует глава 40-я,
она называется: «Особый порядок принятия судебного решения
при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением»
— это статьи 314—317.

Что же это означает? По уголовным делам о преступлениях,
за которые наказание не превышает пяти лет лишения свободы,
обвиняемый вправе при согласии на то прокурора и потерпевшего
заявить, что он признает себя виновным и ходатайствует
о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства.
Это согласно теории.

А на практике это будет означать вот что. На следствии
у обвиняемого (при неустановлении истинного виновника)
выбьют «признательные» показания и пригрозят, что если
на суде он от них откажется, в дальнейшем ему несдобровать.
Что останется делать бедному ивану? Согласен! А прокурор
и подавно будет согласен: он-то не дурак и понимает
цену «признательных показаний». А потерпевшему — по
барабану. Но самое страшное заключается в том, что, если
после вынесения приговора иван одумается и решит обжаловать
такой приговор, не тут-то было: в соответствии со ст.
317 УПК РФ, если осужденный напишет кассационную или
апелляционную жалобу, что в действительности все было
на самом деле не так, как написано в приговоре, что
он себя оговорил под силовым воздействием работников
милиции, его жалобу просто никто не примет, потому что
такой приговор и по таким основаниям обжалованию не
подлежит!

Вот где будет беспредел так беспредел! Вот где будут
ломать, как в 30-е годы, человеческие судьбы!

А под такое судопроизводство подпадут наиболее распространенные
статьи Уголовного кодекса, в том числе: ст. 107 — убийство
в состоянии аффекта, ст. 108 — убийство при превышении
пределов необходимой обороны, ст. 109 — причинение
смерти по неосторожности, ст. 112 — умышленное причинение
средней тяжести вреда здоровью, а также ст. 158 ч.1
— кража, ст. 161 ч.1 — грабеж, ст.166 ч.1 — угон
автомототранспортного средства, ст. 213 части 1 и 2,
ст. 222 ч.1 — незаконное приобретение, передача, сбыт,
хранение, ношение оружия, ст. 223 ч.1 — незаконное
изготовление оружия, ст. 264 части 1 и 2 — нарушение
правил дорожного движения. В общем, широкое поле «деятельности»
для случайно попавших работать в милицию людей, которые
отсутствие способности раскрывать преступления будут
подменять выбиванием «признательных» показаний,
стараясь отработать этим
получаемую ими заработную плату и звезды на погонах!

Я уверен, что по истечении непродолжительного времени
после введения в действие УПК РФ Конституционный суд
признает главу 40 неконституционной и запретит ее
применение, но сколько будет наломано дров, сколько
будет искалечено человеческих судеб!

А пока: назад, Россия, — в правовой беспредел!

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер