издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Павел САНКОВ, человек с оружием

  • Автор: Раиса ДЕМИЧЕВА, журналист

Победа, на международном турнире "Байкал-2002", посвященном 200-летию МВД России, была завоевана иркутянами с большим отрывом. Как ни старались хозяева турнира -- сборная Республики Бурятия -- вырваться вперед, команда стрелков Восточно-Сибирского института МВД РФ никому не оставила шансов на успех.

!I1!
Дважды побеждал Максим Гунько в упражнениях по стрельбе
из автомата, Сергей Сериков был вторым в стрельбе из
пистолета, Андрей Костромин выполнил нормативы кандидата
в мастера спорта.

Начальник института генерал-майор милиции А.В. Чернов,
изыскивая из скудных средств деньги на поездки команды,
не жалеет о тратах:

— Эти успехи немыслимы без хорошей профессиональной
подготовки, которую курсанты получают на занятиях у
Павла Анатольевича Санкова. В команду он подбирает лучших
из лучших. За 3 года обучения, регулярных занятий в тире они
заявили о себе как об отличных бойцах, выходящих на
огневой рубеж на равных с чемпионами России.

Павел Санков, доцент кафедры тактико-специальной и физической подготовки
института МВД, — специалист с 20-летним педагогическим стажем. В свое время
он учился у Маргариты Францевны Волькинштейн — заслуженного
мастера спорта, многократной чемпионки страны, тренера
сборной России, и у Валерия Дмитриевича Москвина — преподавателя
огневой подготовки учебного центра УВД области, ушедшего
недавно на заслуженный отдых. Именно они сумели разглядеть
в молодом офицере милиции способность
учиться и учить других. К тому времени Павел Санков уже прошел
службу в армии, работал милиционером вневедомственной
охраны, участковым инспектором.

О том времени Павел Анатольевич вспоминает с особой
теплотой:

— «Мы все были очень молоды. Кировский райотдел
являл собой особый коллектив. Почти все — спортсмены.
Первое место в спартакиаде области среди коллективов
«Динамо» — и не меньше!

Нынешний начальник следственного управления Сергей Валентинович
Радин, а тогда просто следователь и просто Серега, занимался
велосипедом, ему равных не было на велогонках. А Алексей Турчанинов
— старший оперуполномоченный — был и легкоатлетом,
и лыжником. Петр Иванович Ковальчук? Ну, этот был мотогонщиком.
А как играл в шахматы! Сейчас у него, как у заместителя
начальника УВД области, задачи другого масштаба, но
решает он их так же уверенно и четко. С ним на трассе на мотоциклах
гоняли и другие оперативники: Леня Тройкин и Витя Гвяздовский.
Стрельбой серьезно увлекались Миша Мисайлов и Галя Баскаева.

Спорт помогал нам в работе. Мы были командой не только
на огневом рубеже, на дистанции биатлона или в секторе
для прыжков — мы были вместе на линии борьбы с преступностью.

Меня, молодого офицера, они учили быть «Анискиным»,
а участок, где я был участковым, располагался от улицы
5-й Армии до Интуриста.

В то время работа участковых инспекторов была на виду
у населения. Это я сейчас в лицо своего участкового
не знаю и не вижу уже сколько лет, а тогда свою территорию
раза два за день оббежишь: там на лавочке с бабушками
поговоришь, тут в подворотне пацанов приструнишь, на
завод зайдешь, в магазин забежишь — участковый, как курочка,
информацию по зернышку клюет. Вот, например, освободился
из колонии рецидивист — прежде всего помочь человеку надо,
трудоустроить, с жильем вопросы решить, предостеречь
его от проступков, за друзьями-товарищами приглядеть.
А это не день, не два, на это уходит много времени —
пока человек на ноги не встанет.

Как-то вроде ненароком бросил фразу одному такому: «Ты,
Коля, поменьше гуляй с дружками возле «Тысячи мелочей»,
а не то в другом месте увидимся». После этого разговора
прошло семь лет. Встретил недавно в парке этого Колю
— да не Коля уже, а дед Николай, и гулял он с внучкой
— пожал мне руку. «Спасибо, — говорит, предостерегли
вы меня тогда, а то бы, наверное, по новой загремел.
Стали бы меня моя Людмила Ивановна с дочкой ждать?
Не раз уже я им зарок давал, срывался, срок мотал, и
тогда я на грабеж собирался…». «Спасибо вам», — эхом
повторила тихая женщина, стоящая рядом с бывшим ООР
— особо опасным рецидивистом. И девчушка, которую держал
на руках дед Николай, улыбнулась, ручонками замахала.

«Ради этого стоило работать и жить», — закончил Павел
Анатольевич свой рассказ с экскурсом в прошлое. «Кировский
райотдел в 80-х годах по праву назывался лучшим в области.
Процент раскрываемости преступлений был реальным, под
надзором находился каждый дом, население видело защиту
и оказывало помощь», — добавил он.

Кстати, там же, в райотделе, Павел Санков познакомился
с Таней Костюкевич, следователем, светленькой милой
девчушкой. Полюбили друг друга, поженились. «Она у меня
душевная, чуткая, — когда Павел Анатольевич говорит
о жене, глаза его — ясные, необыкновенной голубизны
— искрятся счастьем. — Потом дочки у нас родились, Аня
и Лена. Мечтал, конечно, о парне, но Ленка трех пацанов
стоила. Никому в детстве не уступала. В этом году с
серебряной медалью закончила школу и собирается поступать
в Московский университет коммерции».

Вырос Павел Анатольевич в Рабочем и живет со своей семьей
на ул. Щедрина. В округе все знают Санковых. Девчонки
еще маленькие были, а кто прохожий окликнет, заглянет
в детские глазенки: «А, это Паши Санкова, приметные,
голубоглазые, не потеряются».

Соседи к Санкову за советом ходят, огородник он отменный.
Все овощи выращивает только в открытом грунте, а урожай
получает больше, чем в теплице. Мало кто знает, что
хранит Павел Анатольевич золотую медаль ВДНХ. Ее вручили
ему, еще пионеру, в 1972 году. Шесть лет занимался пацан
на областной станции юных натуралистов — выращивал
астры, даже новый сорт вывел. Его-то как раз и оценили на выставке,
а еще увлекался скрещиванием помидоров. Он и сейчас
в этом деле специалист.

Тягой к земле Санков обязан станции юных натуралистов.
Жалко видеть, как сегодня хиреет и пустеет на глазах без дотаций
и внимания властей лаборатория плодородия — школа воспитания
детворы. «Сколько девчонок и мальчишек научились бы
любви к родной земле, может, меньше на другое бы тянуло»,
— Павел Анатольевич обеспокоенно говорит о том вале
наркомании, который захлестывает нашу молодежь. «А что
можно противопоставить дурману? Спортивные секции становятся
платными. Раньше хоккейные коробки, считай, в каждом
дворе были, а сейчас на месте волейбольных площадок
и теннисных столов шприцы валяются».

Настают времена, когда уже не ужасают
оперативные сводки и судебные процессы, размылись понятия
о добре и зле. Как-то друг не друг, но теперь уже точно
не друг, спросил Санкова:

— А сколько ты, Паша, в своей ментуре получаешь? Всего
шесть тысяч?! Шел бы лучше в киллеры. Заработки — во!

Я представила, как у Санкова потемнели глаза. Тогда
он ничего не ответил, ушел, не попрощавшись. По натуре
он не грубый, но твердый и верный. И очень добрый. Как-то
пригласил меня на глухариный ток вместе съездить. Я,
как охотник некудышний, спрашиваю: «Патроны какого калибра
брать?» Павел поднял на меня глаза — льдом брызнуло:
«Видеокамеру возьми. Это и будет наша охота». Не поехала.
Обиделась тогда. Подумаешь, натуралист нашелся. Теперь
понимаю: Павел Анатольевич от отца и деда, от предков
своих перенял, что птицу и зверя стреляют только по
нужде. Сибирский охотник летом ни медведя, ни лисицу
не тронет, соболя и белку не обидит — припасов не заберет.
«Человек должен жить в единении с природой, — говорит
Санков, — тогда от этого союза только польза будет.
Нельзя брать от природы, ничего не отдавая взамен.
Если мы едем на охоту, то берем веники, заготовленные
с лета для подкормки зверья. Зимы разные бывают: много
снега — голодно для животных, мало снега — ягода вымерзает,
зверь жир не нагуляет и возможен зимой падеж».
!I2!
Друзья-охотники подтрунивают над приятелем: «Вернулся
с номера Паша, от счастья сияет. Пустой, без добычи,
ни одного выстрела не сделал. Охотничек». А Павел улыбается:
«Выбежала оленуха, встала как вкопанная, ножкой по камню
бьет. Красавица, и шерсть у нее золотом отливает, ну
я и ружье опустил».

Приехали в Иркутск полицейские из Америки. В их понимании
Сибирь — это тайга и охота. Один напросился с ружьишком
посидеть на солонцах. Санков организовал поездку и всю
ночь рассказывал американцу о красотах сибирской природы
и показывал огромные звезды,
сияющие рядом, кедры — вершинами до неба. А как птицы
пели на заре! Не пришел зверь. Впустую просидели охотники,
да еще комары закусали до полусмерти, но американский
коп был просто в восторге. Позже группа
полицейских приехала в институт МВД — все они сразу
захотели увидеть мистера Санкова, «самого знаменитого
охотника Сибири».

Как педагог, Санков строг и требователен. Его курсанты,
занимающиеся в секции стрельбы из боевого оружия, учатся
только на «хорошо» и «отлично». Стрелок должен быть
дисциплинированным, профессионально грамотным — иначе
нельзя. Этот вид спорта требует особой психологической
подготовки. Недаром система воспитания российских стрелков,
в которую вложила немалую лепту М.Ф. Волькинштейн, взята
за основу специалистами вооруженных сил Германии и Америки.

Психология в пулевой стрельбе? Непосвященному это, конечно,
режет слух, но Павел Анатольевич подготовил ряд научных
статей о том, как добиться концентрации всех сил и чувств
человеку, стоящему на огневом рубеже. «Пуля — это
твой взгляд, выпущенный в десятку. Нужно понять неразрывность:
земля, стрелок, оружие, цель», — объясняет мне Санков.
И я вижу: он уже ушел в мир своих терминов, положений,
стоек и движений.

Сборная УВД области по стрелковому спорту охотно принимает
в свои ряды выпускников института — питомцев полковника
милиции Санкова. Достойное место в сборной заняли братчанин
Михаил Кривогин, Сергей Горячкин из Усть-Уды — чемпион
России по стрельбе из автомата Калашникова, следователь
Черемховского ГУВД Ирина Павличенко — кандидат в мастера
спорта, неоднократная победительница первенств России
по стрельбе из табельного оружия, а также Михаил Бончуков,
Олеся Широглазова, Яна Куклис, Дима Николаев, Володя
Караканица.

В сентябре в институт придет новое поколение курсантов.
И вновь будет объяснять им полковник Санков, как влияют
на полет пули ветер, солнце, разница температур, настроение
и подготовка стрелка. Будет учить первокурсников держать
оружие и стрелять. А главное: каждый из них усвоит от
него, что человек с оружием — это большая ответственность.
И прежде, чем первокурсник услышит команду: «На огневой
рубеж шагом марш!» — он будет знать грань между добром
и злом.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер