издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Хорошо сидим?

  • Автор: Людмила БЕГАГОИНА, "Восточно-Сибирская правда"

Как соблюдаются права арестованных и осужденных в пенитенциарных учреждениях Иркутской области? Слушания на эту тему были организованы комиссией по правам человека при губернаторе. На вопросы журналистов отвечали начальник Главного управления исполнения наказаний (ГУИН) генерал-лейтенант Борис Гроник и руководители различных служб уголовно-исполнительной системы.

!I1!Прежде всего отмечено, что реформа этой системы,
начатая еще пять лет назад, наконец-то дала видимые
результаты. От опеки карательного органа —
Министерства внутренних дел — заключенные
избавились еще в 1998 году, когда лагеря и тюрьмы
были переданы под крышу Минюста России. Но хотя тех,
кто садил преступников за решетку, давно уже отстранили от
процесса их перевоспитания, положение осужденных до этого года
реально почти не менялось. Следственные изоляторы и
колонии оставались переполненными, для создания
нормальных условий содержания в них людей недоставало
финансирования. Из года в год мы писали об одном и
том же: Иркутску необходима еще одна следственная
тюрьма, потому что обеспечить арестантам в СИЗО-1
даже элементарные права не представляется возможным.
Еще в начале этого года спали здесь в три смены,
здоровые содержались вместе с больными, люди
задыхались в переполненных камерах.

Все изменилось с введением в действие нового
уголовно-процессуального кодекса, который
значительно усложнил механизм ареста и продления
срока содержания под стражей обвиняемых в
преступлениях, передав эти функции суду. Все пять
следственных изоляторов области моментально
разгрузились: сегодня перелимит в них составляет
всего 618 человек (15%), хотя до 1 июля, когда начал
действовать новый УПК, «лишних» арестантов
насчитывалось около двух тысяч. Даже Иркутский
СИЗО-1, который традиционно остается самым сложным,
разгрузился сразу на 900 человек. Сейчас в нем
ожидают приговора и рассмотрения кассационных жалоб
2728 заключенных при наличии 1305 мест. А ведь здесь,
бывало, томились по пять-шесть тысяч арестантов. Впервые
за несколько десятков лет люди, еще не названные
судом преступниками, получили реальную возможность
воспользоваться до сих пор лишь формально
закрепленным за ними правом на восьмичасовой сон.

!I2!Если учесть, что лишь недавно, в ходе реформы, норма
площади, полагающейся заключенному, возросла с двух
квадратных метров сразу до четырех, можно бы и
порадоваться за узников СИЗО. Фактически на каждого
здесь приходится сегодня 3,6 квадрата, индивидуальными
спальными местами на нарах обеспечены все
содержащиеся под стражей. А с окончанием
строительства корпуса на 260 мест, которое
планируется в наступающем году (если, конечно,
вовремя будут выделены необходимые для этого 18 млн.
рублей), следственная тюрьма в Иркутске будет вполне
соответствовать международным стандартам содержания
арестованных за преступления.

Только вот большой радости это известие как-то не
вызывает… Потому что все понимают: такое снижение
количества спецконтингента вовсе не означает, что
преступников стало меньше. Просто большинство их
оказалось на воле. Чем они там занимаются —
догадаться несложно. Бывших заключенных с
распростертыми объятиями у ворот зоны никто не ждет.
Как правило, они теряют контакт с семьей, не могут
найти жилье и устроиться на работу. В новом году
люди, прошедшие лагерные «университеты», потеряют
последнюю возможность реабилитации: их перестанут
обучать востребованным на воле профессиям. С 1
января будет прекращено финансирование
профессионально-технического образования в зоне.
Сейчас в колониях действуют 8 ПТУ и два их филиала,
по 25 специальностям в них обучаются 1390 человек
— это далеко не все желающие получить
специальность. За колючую проволоку сегодня попадают
в основном молодые люди, дети перестройки, не имеющие
ни маломальского образования, ни каких бы то ни было
навыков к труду. У них практически нет шансов
образумиться и начать нормальную жизнь после
освобождения, если не дать им рабочую профессию.

Так обстоит сегодня дело с правом на образование —
население зоны (26 тысяч отбывающих наказания за
преступления) этого права в одночасье лишаются. Само
собой при этом лишаются работы 130 преподавателей и
мастеров, обучавших спецконтингент ремеслу.
Руководство ГУИН, конечно, надеется, что здравый
смысл все равно победит: власти поймут наконец, чем
грозят обществу выпущенные на свободу рецидивисты,
ни к чему, кроме воровского ремесла, не
приспособленные. Но к тому времени зона потеряет
специалистов, умеющих работать со спецконтингентом
(многие преподаватели трудятся в колониях более
десятка лет), будет разбазарена
материально-техническая и учебно-методическая база,
которая создавалась с большими затратами. Все это по
меньшей мере неразумно.

Правда, сейчас в зоне начинают внедрять платное
обучение по примеру Санкт-Петербурга. Но получать
образовательные услуги в таких колледжах смогут не
все — они стоят недешево.

Еще одно узкое место в системе исполнения наказаний
— состояние медицинского обслуживания. Число
туберкулезных больных, наркозависимых, зараженных
ВИЧ в зоне быстро растет. Болезни за колючую
проволоку приходят с воли. Как им противостоять,
если медицинское обслуживание практически не
финансируется? За 11 месяцев из федерального бюджета
на лечение осужденных планировалось 250 млн. рублей
— выделено всего шесть. И хотя в области действует
программа по профилактике распространения
туберкулеза, которая предусматривает выделение
средств на борьбу с чахоткой за колючей проволокой,
— ни копейки зона пока не получила. Уже несколько
лет ведутся разговоры о перепрофилировании колонии
N17 в Усолье-Сибирском под туберкулезную больницу для
осужденных. Но пока что выделено всего 100 тысяч
рублей на привязку к местности. Тогда как, чтобы
сделать полные расчеты, технико-экономическое
обоснование, требуется 31 млн. рублей. Так что
туберкулезным больным в ближайшем будущем улучшение
медицинского обслуживания не светит. Не стоит
надеяться на серьезные перемены в условиях
содержания и ВИЧ-инфицированным. Их в зоне уже
больше 1700, число их продолжает расти, а деньги на
обследование и лечение носителей смертельного вируса
не поступают.

Кормят, правда, в лагерях и озоляторах теперь хорошо. И не только больных,
но и здоровых. Прошло то время, когда на пайку ЗК
выделялось из федерального бюджета по рублю в сутки.
Уже два года питание осужденных финансируется на 100
процентов и меню арестантов соответствует
нормативам по калорийности.

Хуже обстоит дело с так называемым вещдовольствием в
зоне. Одеялами, подушками, телогрейками, шапками,
обувью спецконтингент обеспечивается всего на 18
процентов от нормы (на обмундирование каждого заключенного
полагается в год потратить 256 рублей).

Однако не хлебом единым сыт арестант и не одной
лишь мягкой подушки не хватает ему, чтобы сознавать
себя и за решеткой человеком. Главный специалист
областной комиссии по правам человека Екатерина
Корытова, проинспектировав колонии и следственные
изоляторы области, рассказала, на что жалуется
сегодня население зоны. Оказывается, самое большое
количество жалоб из мест лишения свободы в комиссию
по правам человека в этом году поступило на закрытие
профтехучилищ: собрано полторы тысячи подписей
осужденных. А вот недовольных условиями содержания
стало меньше, совсем нет жалоб на питание, научились
люди в погонах применять спецсредства в отношении
нарушителей режима. Все в порядке в зоне со свободой
совести. Во всех колониях есть возможность молиться
любому богу: построены храмы, открыты молитвенные
комнаты. Не устраивают сегодня арестантов разве лишь
некоторые «мелочи» быта. Такие, например, как открытый
санузел в камере — сидеть на
параше приходится на глазах у братвы. И это,
как уверяет специалист, грубейшее нарушение прав
человека.

Кстати, в уголовно-исполнительной системе области
теперь имеется собственный специалист по правам
человека — Борис Гроник переманил Екатерину
Корытову на должность помощника начальника ГУИН. Так
что положение с обеспечением прав людей, лишенных
свободы, можно надеяться, будет меняться лишь к
лучшему. Кстати, молодежным правозащитным фондом
«Ювента» проводится сейчас большая работа по
правовому просвещению осужденных. Юристы и психологи
занимаются с несовершеннолетними в Ангарской
воспитательной колонии, в серии «Твои права» издана
брошюра «Как правильно обратиться в комиссию по
правам человека?» В ней даны практические
рекомендации и советы, ответы на вопросы, волнующие
тех, кто находится в местах лишения свободы. Эта
брошюра скоро появится в зоне.

А пока нуждающимся в
защите своих прав напоминаем: комиссия расположена
по адресу: Иркутск, улица Ленина, 54, Дом дружбы.
Редакция выпуска » Тюрьма и воля» тоже ждет ваших
писем. Направляйте их по адресу «Восточно-Сибирской
правды»: Иркутск-9, ул. Советская, 109.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер