издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Курильщики -- партия дураков

Тарас Панченко курит давно. В кругу его общения это непременный атрибут неформального времяпрепровождения. Находиться в компании без сигареты в зубах -- чуть ли не "отстойнее", чем без одежды. Это своеобразный культовый ритуал. Семнадцатилетний "курожрец" имеет относительно никотина не только потребительский опыт, но и определенные взгляды, которыми он любезно поделился с нашими читателями.

— Первый раз я взял сигарету в рот, когда мне было,
наверное, шесть. Во всяком случае, в школу я еще не ходил.
Предложили мне дворовые парнишки постарше. Из курильщиков-новичков
тогда в пустующем гараже, кроме меня, собрались и другие
шкеты. Лешка Козырь — первоклассник, еще кто-то. Конечно,
нам и боязно было поначалу, но ново-ленинские «бывалые»
ребята и зайца научат пить, курить и материться. В ход
пошли доводы типа «Слабо!», «Мамочки боитесь!», «Вы
мужики или кто?»… Я «завербовался» первым. Стыдно
было сдрейфить, да и вообще я по натуре авантюрист,
не упущу возможности попробовать что-то новое, особенно
если это запретно или небезопасно. А взрослые всегда
талдычат, что курение — вред.

— Ну и как первое впечатление?

— Конечно, было стремно. И кашель, и тошнота, и слезы
из глаз. Если бы я в одиночку экспериментировал, наверно,
не повторил бы. Но мы ведь были под «надежным» присмотром.
Нас было кому подбодрить, убедить, что в первый раз
всем нехорошо, а потом втянешься — и все будет о’кей.
Ну вот я раза с четвертого-пятого и втянулся.

— Бросать пробовал?

— Да, два раза. Сам я почти не страдал от отмены никотина.
Уверен, что мог бы легко бросить. Каждый раз я отступал
от своего намерения под влиянием компании. Когда сидишь
полдня в закрытом помещении, где человек пять смолят,
поневоле тоже стрельнешь сигарету. Чем киснуть пассивным
курильщиком, уж лучше, как все. Тут даже подначивать
тебя не приходится. Есть еще один «аргумент» в пользу
курения. С помощью сигарет ловчее знакомиться с девушками.

— В самом деле? Никогда бы не подумала.

— Сейчас девушки не такие, как в пору вашей молодости.
Редко кто из них не курит. Запросто можно «подклеиться»
к пацанкам, попросив закурить, а порой и они просят
угостить сигареткой или спрашивают зажигалку. В наши
дни скорее некурящие барышни вызывают удивление. Я вот
более-менее регулярно общаюсь примерно с двадцатью приятельницами.
Из них не знают вкуса сигаретного дыма только пять.

— Для тебя в привлекательности девушки играет роль,
курит она или нет?

— Мне без разницы. А некоторым моим друзьям не нравятся
некурящие. Они высказывают претензии, например, что
от парня пахнет табаком. В общении с такими «фифами»
надо за собой следить, дисциплинироваться. Это напрягает.
Кто-то из пацанов предпочитает девчонок «без заморочек».

— Но ты, наверное, не хотел бы, чтобы в будущем мать
твоего ребенка оказалась курящей, чтобы она курила во
время беременности или кормления грудью?

— Отравлять ребенка, само собой, недопустимо. Думаю,
что мать должна на эти периоды строго-настрого отказаться
от никотина. Я бы за этим проследил. Одна из наших подружек
год назад родила и еще до сих пор кормит грудным молоком.
Ей пришлось пожертвовать своей привычкой, ничего, выдержала.
Может, и не будет больше курить совсем. Оно бы и к
лучшему.

— Почему?

— Ну, мне же уже не шесть лет. Я все-таки понимаю,
что это привычка вредная. Может быть, гораздо вреднее,
чем я могу себе представить. Уже одно то, что зубы желтеют,
не прибавляет красоты. К тому же никотин — это вещь, без
которой совершенно спокойно можно обойтись. Те, кто уверяет,
что сигарета помогает заглушить волнение, просто когда-то в
это поверили, и теперь она действительно им помогает. С таким же,
если не с большим успехом можно успокоиться, подышав глубоко
и ровно, посчитав про себя до тридцати, выпив неторопливыми
глотками стакан воды…

— Или помолившись.

— Ну, это для самых мудрых. Дураки будут продолжать
хвататься за курево.

— Что бы ты посоветовал тем, кто еще не пробовал табака?

— Однозначно: не пробовать. Так в свое время поступил
мой старший брат, который ведь тоже рос в Ново-Ленино,
как и я. Его миллион раз подущали приложиться к папироске.
Но, по-видимому, у него ума было побольше, чем у меня.
В итоге для него эта проблема просто не существует.
В любой компании, где курит большинство, он преспокойно
обходится без этого, и никто его не донимает, все уже
приняли как данность: Марк не курит. Достаточно два-три
раза твердо отказаться — и ты свободен от стереотипа,
от тебя отвяжутся раз и навсегда.

— Если бы ты занимался государственной политикой, что
предпринял бы, чтобы подростки не начинали курить?

— Надо пропагандировать здоровый образ жизни. Я вот
с Марком смотрел «винегрет» из зарубежных рекламных роликов.
Там был интересный сюжет социальной рекламы. Показывают
крупные планы улыбающихся симпатичных людей. «Это хирург,
который сделает Вам операцию на легких. Это химиотерапевт,
который будет Вас лечить. Это пастижер, он сделает Вам
парик, когда у Вас выпадут волосы. Это священник, он
приготовит Вас к встрече с Господом… Приятные люди,
не правда ли? Но Вы ведь не хотите с ними встречаться?
Продолжайте курить — и Вы с ними непременно встретитесь!»
Вот побольше бы такой рекламы вместо развешанных по городу
плакатов с пачками «L&M» и надписями «Твое время — твое
удовольствие!» Надо, чтобы быть некурящим стало модно. Объяснять
народу, что называется, на пальцах: курят только дураки.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное