издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Из казенных зданий самое красивое -- тюремный острог"

  • Автор: Александр НАУМОВ, пресс-служба ГУИН по Иркутской области

!I1!Есть все основания полагать, что история иркутской
тюрьмы берет начало от самых первых лет существования
острога. Когда в 1670 году государев человек Андрей
Барнышев задумал расширить поселение, основанное 9
лет назад, острог Иркутский представлял собой
небольшую обжитую территорию, огороженную
укрепительным валом. В тот год построили воеводский
двор, хлебные амбары, деревянную церковь. Среди
прочих строений появилось в остроге и затворное
помещение. Сюда запирали заложников, которых потом
обменивали на ясак — выкуп. В те же годы появилась
острожная подземная темница. Скорее всего, затворные
помещения редко пустовали, тем самым порождая
всевластие «имущих людей».

С освоением края в Восточную Сибирь хлынули потоки
ссыльных. Необходимость регулировать их передвижение
потребовала строительства в городе вполне
«самодостаточного тюремного острога». Такое здание
появилось в Иркутске в середине XVIII века на окраине,
недалеко от Ангары. Первая иркутская тюрьма, имея
«многое число комнат», была самым большим деревянным
зданием в городе.

Для прокормления колодников из казны не выделялось
никаких средств. Обязанность содержать их государство
возложило «на людей, приведших их». Но отбывалась такая
обязанность из рук вон плохо. Правительство вынуждено
было даже «дозволять арестантам снискивать себе
пропитание милостынею». Так что вскоре в Иркутске
открылся «Рабочий дом» для знавших ремесла арестантов.

В 1803 году практически рядом с «Рабочим домом» была
построена первая каменная тюрьма. Она простояла до
середины века, когда было принято решение заменить ее
новым зданием.

Новое здание иркутской тюрьмы было построено в 1861 году.
Летопись упоминает, что «из казенных каменных зданий
самым красивым, по странной игре случая, была тюрьма,
или, как называли в Иркутске, острог. На главный фас
его выходила церковь во имя Св. Бориса и Глеба, куда
заключенные каждое воскресенье приходили слушать
божественную службу. Острог стоял за городом, в
местоположении весьма живописном».

Иркутская тюрьма была крупнейшей в стране. И при этом
она всегда была переполнена. При наличии 700 общих
мест и 11 одиночных камер однодневный состав
заключенных обычно превышал 900 человек, а иной раз
доходил и до двух тысяч.

Следует заметить, что в то время в российских тюрьмах
практически не было никаких попыток ввести какие-либо
работы для арестантов. Только когда при МВД в 1879
году было организовано Главное тюремное управление,
появились первые циркуляры, которые как-то
упорядочивали весьма разрозненное применение
арестантских умений в городах и весях большой империи.

В одном из таких циркуляров предлагалось собрать по
всем российским тюрьмам сведения, на каких работах
задействуются заключенные, с целью изучения опыта и
его дальнейшей пропаганды во всех местах лишения
свободы.

Когда соответствующее распоряжение поступило в
Иркутск, местному тюремному начальству было чем
похвалиться. Арестантский рабочий дом существовал в
городе еще с 1799 года. Получалось, что в этом смысле
Иркутск опередил всю Россию на целый век. Причем
зарабатывали колодники не только «себе на пропитание,
но и во благо знатных мест города». В начале XIX века
губернский город Иркутск стремительно разрастался — в
том числе и за счет использования арестантской
рабочей силы.

Однако обитатели тюрьмы не только строили Иркутск. В
историю города им волей тогдашнего губернского
начальства пришлось войти и как первым пожарным
командам. Генерал-губернатор Трескин
распорядился провести срочную перепланировку города с
учетом пожарной безопасности. Специальные команды,
состоявшие из уголовников-арестантов, ломали дома,
которые не вписывались в свод пожарных правил. И хотя
впоследствии избежать больших пожаров в городе не
удалось, многие улицы после того как бы
«выпрямились», придав Иркутску более ухоженный вид.
Труд заключенных использовался «для городской
надобности» и в последующие годы. В 1900-х, когда на
набережной Ангары решили поставить памятник
Александру III, арестанты подняли на несколько метров
берег, пологий склон засыпали тоннами земли.

На содержание заключенных государство по-прежнему
отпускало весьма скромные средства. Из вещевого
довольствия каждому арестанту иркутской тюрьмы
полагались одна рубаха на полгода и один
халат на год. Заключенные не имели даже сменного белья. В
отчете медицинского департамента МВД за 1884 год
тюрьма в Иркутске попала в число тех, которые
«наименее отвечают гигиеническим требованиям, очень
малы и не могут вместить наличного числа арестантов,
лишены вентиляции и отхожих мест».

Назначенный в 1885 году генерал-губернатором граф
Игнатьев, посетив местный тюремный замок, нашел его
«грязным и переполненным, воздух невыносимым». После
этого он распорядился предоставить городу 100
заключенных для ремонта иркутских мостовых. Часть
доходов от арестантских работ должна была пойти в
пользу тюрьмы, другая часть — в казну.

!I2!В конце XIX века в иркутской тюрьме открылись
столярная, кузнечная, переплетная, сапожная, швейная
мастерские. Необходимое оборудование устанавливали
прямо в камерах. Работали по заказам как городского
самоуправления, так и частных лиц. Арестанты получали
при этом небольшое денежное вознаграждение.

Кроме развития собственного производства, тюремное
начальство практиковало передачу заключенных в наем.
Причем не только фабрикам и заводам, находившиеся в
ведении казны, но и частным лицам на условиях
подряда. В одном из отчетов тех лет указывалось,
например, что «арестантов направляли… в
Николаевский железоделательный завод, перешедший во
владение потомственного почетного гражданина С.
Мамонтова».

Однако чаще всего заключенных привлекали на
строительство железных дорог и добычу угля. В 1909
году арестанты начали возводить железнодорожную колею
на участке Иркутск — Белая. В том же году тюремное
ведомство арендовало сроком на 10 лет Бархатовские
копи. Вскоре была сформирована бригада по
строительству 2-й колеи Забайкальской железной дороги
на Кругобайкальском участке. Арестанты жили во
временных бараках, рядом с которыми сооружались вышки
для часовых. Рабочий день составлял 7 часов зимой и
14 — летом. Особенный надзор требовался на
Кругобайкальской дороге, где «работа заключалась
преимущественно во взрывании пород динамитом».

Казенные одежда и обувь арестантов,
работавших «вахтовым» методом, не выдерживали никаких
сроков носки. Заключенным приходилось приобретать обновки за
счет заработанных денег. Часть суммы
выплачивалась им на руки. При всех арестантских
бригадах были артельные лавки, где продавались «самые
необходимые, дозволенные предметы». Этими лавками
пользовались не только арестанты, но и чины
администрации и надзора.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер