издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Грузы идут на Север

Завершается кампания, известная в Сибири как северный завоз. По воде и по суше завозятся в отдаленные районы и населенные пункты Иркутской области горюче-смазочные материалы и другие грузы, необходимые для комфортной зимовки населения этих суровых мест. О том, как в этом году проходит северный завоз и чем он отличается от прошлых лет, рассказывает начальник департамента по делам Севера администрации губернатора Иркутской области Николай Яковченко.

— Николай Александрович, завершается завоз грузов, в основном
горючего, в северные и приравненные к ним по труднодоступности
районы и населенные пункты области. Насколько успешно идет эта
операция?

— В этом году мы завозим в северные и приравненные к ним по условиям
жизни и труднодоступности территории 197,8 тысячи тонн топлива.
Завезено 100% угля, 82% нефтепродуктов.

Особых проблем у нас в этом году не было. Трудности,
которые возникли в связи с низким уровнем воды на Лене в районе
Киренска в августе, мы сумели преодолеть. И если не считать небольших
потерь, которые понесли наши речники, то можно сказать, что завоз
проходит нормально.

На текущий момент результаты такие. Завоз угля в Киренский,
Бодайбинский и Мамско-Чуйский районы произведен полностью — на сто
процентов. Выполнены все контракты по Мамско-Чуйскому району.
Завезены и уголь, и нефтепродукты. Остается доставить 1200 тонн
дизельного топлива в Киренский район. Что касается Бодайбинского
района, то уголь уже на месте, сырая нефть на месте, дизельное топливо,
которое планировалось доставить, тоже на месте. Остается поставить
мазут. По определенным причинам у нас произошла задержка. Но процесс
идет полным ходом, и я надеюсь, что до конца навигации весь мазут
будет в Бодайбо.

— А когда заканчивается навигация?

— На этот вопрос ответить трудно. Все зависит от погоды. В случае
резкого похолодания процесс скатывания воды ускорится. Однако
врасплох нас подобная ситуация не застанет.

— Как обстоит дело с Катангским районом? Ведь там самая сложная
транспортная схема.

— Это действительно так. В Катангский район ГСМ доставляются в два
этапа. Маршрут очень сложный. Сначала грузы идут по Лене. Затем они
по суше перебрасываются через водораздел на Тунгуску и уже по
Тунгуске доставляются в Ербогачен и села в нижнем течении этой реки.
Навигация на Нижней Тунгуске короткая — всего две-три недели. За это
время надо успеть доставить все грузы водным путем. Завоз идет полным
ходом с середины мая до середины июня. В этом году завоз прошел в
нормальном режиме. В Катангский район доставлено 1000 тонн нефти и
дизельное топливо.

— Как сегодня выглядит общая схема финансирования северного
завоза? Помнится, в беседе, которая состоялась у нас с вами в
прошлом году, вы говорили, что предстоят серьезные изменения.

— Схема финансирования в этом году в корне отличается от
финансирования прошлых лет. Если раньше мы имели поддержку
федерального бюджета, то с этого года такой поддержки нет. С первого
января вступил в силу 122 федеральный закон. Он отменил
действовавший ранее закон об экономическом и социальном развитии
Крайнего Севера и приравненных к нему территорий. В прежнем законе
было положение о прямой поддержке северного завоза. В новом
такого понятия больше нет. Таким образом, федеральный центр снял с
себя всю ответственность за снабжение территорий Крайнего Севера. С
этого момента все тяготы финансирования северного завоза легли на
областной бюджет. В этом году в законе об областном бюджете
предусмотрено на эти цели 509 миллионов. Кроме того, была выделена
ссуда Катангскому району на 18 миллионов рублей. Деньги распределены
следующим образом: 504 миллиона направлено в Мамско-Чуйский,
Киренский, Бодайбинский и Катангский районы, и 5 миллионов пошли в
те районы, где есть поселки, приравненные к Крайнему Северу. Это Усть-
Илимский, Качугский, Братский и Казачинско-Ленский районы. Туда
выделены небольшие суммы для компенсации транспортных расходов по
завозу топлива.

— Насколько я понимаю, северный завоз — статья для областного
бюджета полностью затратная…

— К сожалению, эти деньги безвозвратные. Многие говорят: если мы
даем деньги на Север, то почему они не возвращаются? Деньги не
возвращаются по целому ряду причин. Во-первых, все эти районы глубоко
дотационные. Во-вторых, Север есть Север… Себестоимость
коммунальных услуг в этих районах в несколько раз превышает
федеральный стандарт, который составляет 35 рублей. Население не
может платить больше федерального стандарта. В таких условиях о
возврате денег говорить бессмысленно.

— Заканчивая северный завоз текущего года, вы
готовитесь к году следующему. Как идет эта подготовка?

— Нормально. И здесь я вот что должен сказать. К следующему году мы
должны готовиться, начиная завоз текущего года. Это обусловлено тем,
что областной бюджет на следующий год начинает формироваться уже в
апреле. Мы, естественно, должны подать заявку, в которую вносим
потребности северных территорий с учетом всех реалий и параметров
следующего года. При этом мы рассматриваем вариант, в соответствии с
которым объемы завоза будут снижаться без ущерба для населения.
Причин, по которым на объемах можно сэкономить, много. В их числе —
модернизация систем отопления. К примеру, если будет проведена
реконструкция котельной в поселке Мамакан, то удастся снизить объем
топлива, завозимого в Бодайбинский район. Проводятся и другие
мероприятия по экономии. Если сравнивать начало 90-х годов и
последние годы, то объемы поставок снизились в полтора раза.

— Николай Александрович, нет ли, в перспективе, возможностей
включения в схему северного завоза нефтедобывающих компаний, а
также ФПГ, заинтересованных в освоении северных территорий? В
соответствии с действующим законодательством предприятия,
получающие лицензию на разработку месторождений, обязаны
оказывать помощь территориям, на которых они собираются
работать, как в экономическом, так и в социальном плане…

В Катангский район, с которым столько проблем,
зашла компания «Верхнечонскнефтегаз». Спрашивается: если она
будет добывать нефть и газ, то почему бы не решить проблему
снабжения территории ГСМ без транспортных расходов?

— Такая перспектива действительно существует. Еще полтора-два года
назад довольно глубоко изучалась возможность использования на
северных территориях собственных энергетических ресурсов. Речь даже
шла о создании мини-заводов для переработки нефти и газа. Вопрос пока
остается открытым. А собственные ресурсы используются. В Катангский
район нефть поставляется с Даниловского месторождения. Скважина
рядом — на Нижней Тунгуске. Это, наверное, самая дешевая нефть в
области.

Это одна сторона дела. Теперь что касается нефтедобывающих компаний.
У «Верхнечонскнефтегаза» с администрацией Катангского района
подписано соглашение о социально-экономической помощи. И такую
помощь компания по мере своих возможностей оказывает. И, конечно же,
как только будет решен вопрос с переработкой нефти, мы такую задачу
перед собой поставим.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное