издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Искушение миллионом

Сторож, ворующий у своего хозяина? Милиционер, совершающий преступление? Что ж, это не такое уж редкое явление. Для подобных людей придумано даже хлесткое словечко - оборотни. Они бывают в погонах или без. Герои этой истории были не только в погонах, но и при оружии.

В Казачинско-Ленском суде недавно рассмотрено
уголовное дело по обвинению бывшего начальника
вневедомственной охраны при райотделе внутренних дел
капитана милиции Дмитрия Томилова и бывшего же
помощника командира взвода этого подразделения
прапорщика Сергея Пуненко в использовании должностных
полномочий вопреки интересам службы из корыстной
заинтересованности. Начальник ОВО при пособничестве
своего подчиненного, пользуясь служебным положением,
совершил хищение вверенного ему имущества.

Начальником отдела вневедомственной охраны, входящего в систему милиции
общественной безопасности, Дмитрий Томилов был
назначен приказом начальника УВД Иркутской области в
феврале 2000 года, тогда же он пришил к погонам и
свою четвертую звездочку. Целый год офицер
добросовестно исполнял роль стража порядка и
блюстителя интересов государства. А заодно — и
подразделения, в котором нес службу. Как известно,
вневедомственная охрана работает по принципу
самоокупаемости и самофинансирования. Государство,
заинтересованное в развитии милицейского
подразделения, которому отводится большая роль в
охране общественного порядка и борьбе с
преступностью, позволяет расходовать средства,
оставшиеся после уплаты налогов, на развитие службы,
финансирование социальных программ. Однако быть
распорядителем денег, поступающих от клиентов,
ответственных за рациональное их использование,
капитану милиции показалось слишком большим
искушением: мимо него, в «колхоз», шли миллионы,
тогда как у распределителя «пира» в карманах звенела
лишь мелочь.

Так что, поразмыслив, Томилов со своим помощником
Пуненко, ведущим ежедневный учет работы милиционеров,
решили эту несправедливость исправить. И придумали
простую и удобную схему: она позволяла отвести от
общего финансового потока скромный денежный ручеек. И
направить его, так сказать, в другое русло.

В апреле 2001 года Томилов при участии Пуненко
заключил договор на охрану объекта с ЗАО
«Киренсклес», но от учета документ скрыл. Товарищей
по оружию, как тешили свою совесть офицеры, они ничем
не обделили. Для подчиненных все шло своим чередом:
командиры доставляли дежурный наряд на объект (в том
числе и на личных машинах), обеспечивали служебным
оружием, вели учет рабочего времени, проверяли посты.
Только деньги за оказанные ЗАО услуги на счет отдела
вневедомственной охраны не поступали. За год и девять
месяцев, пока действовала эта схема, бюджет
подразделения пострадал на 933 тысячи 80 рублей 90
копеек — эти деньги пополнили семейные бюджеты
инициаторов сделки и тех, кто им помогал. При этом
офицеры старались не оставлять видимых пятен на своих
мундирах: что называется — не беспредельничали. Дело
личного обогащения Томилов при пособничестве Пуненко
сумел организовать таким образом, чтобы при этом явно
не пострадали не только личный состав, но и клиент,
деньги которого присваивались.

Предприимчивые командиры брали с ЗАО за работу бойцов
своего подразделения по полной программе: до конца
2001 года оплата услуг по охране составляла около 30
тысяч рублей ежемесячно, с нового года ее повысили
вдвое. Средства перечислялись на счета коммерческих
предприятий «Бизнессистема», «Нэкс», «Династия»,
«Инпромресурс», «Форватр», «Поместье — РК»,
«Астарта», которым якобы отделение вневедомственной
охраны задолжало за поставленные материалы.
Ежемесячно в ЗАО «Киренсклес» уходили письма с
подробными указаниями, банковскими реквизитами фирм,
в которые следовало перегнать «бабки». Все было
оформлено путем: подпись начальника ОВО, печать,
исходящий номер, взятый, правда, Томиловым с потолка.
Деньги исправно поступали на счета сторонних
организаций и обналичивались. Эту услугу оказывал
коммерсантам в погонах родственник Пуненко Л.Зуев. В
качестве вознаграждения посредник оставлял себе 2% от
получаемой им в банке суммы. Таким образом, с мая
2001 по август 2002 года доходы от охранной
деятельности подразделения в сумме 686 649 рублей
прошли мимо бухгалтерии отдела вневедомственной охраны.

Затем схема обналички была несколько изменена. В нее
вклинился еще один родственник — на этот раз самого
начальника ОВО. В ноябре 2002 года «Киренсклес»
перечисляет деньги за оплату услуг в сумме 66413,9
руб. на счет ФСК «Династия», учредителем и
генеральным директором которого был родной брат
капитана Томилова. Через месяц в его руки попадает
уже 120 тысяч рублей, перечисленных ЗАО «Киренсклес»
на расчетный счет ООО «Инпромресурс», с которым у
гендиректора «Династии» сложились партнерские
отношения. Так что родственнику Томилова перепало
около 186,5 тысячи рублей казенных денег, которыми он
и распорядился по собственному усмотрению (что,
впрочем, никто в вину ему не вменял — между братьями
могли быть свои взаиморасчеты).

Раз ступив на тропу коммерции, капитан милиции уже
не мог остановиться. Видимо, почувствовал вкус к
новому роду деятельности. Недаром говорят: аппетит
приходит во время еды. В декабре 2001 года Томилов
разработал новый план, позволяющий перекачать деньги
со счета отделения вневедомственной охраны в свой
карман. Он дал указание главному бухгалтеру А.
Рупасовой перечислить с расчетного счета
подразделения 56195 рублей в ООО «Нэкс» якобы за
поставку охранно-пожарного оборудования,
установленного в здании районного суда в поселке
Магистральном. Эти деньги вскоре попали к Зуеву,
который, как всегда, передал их Томилову.

При изучении изъятых в бухгалтерии ОВО документов
следствием была установлена картина хищения. На свет
вылезли и факсограмма с текстом счет-фактуры от имени
ООО «Нэкс», и накладная, согласно которой Томилов
получил якобы комплект оборудования для установки
сигнализации через сотрудника «Нэкс» С.Тополькова.
Документы были в полном порядке. Однако допрошенный в
суде учредитель и руководитель ООО «Нэкс» С. Субботин
заявил, что его организация никогда не поставляла
никакого оборудования, поскольку производственной
деятельностью не занимается и складских помещений не
имеет. Да и сотрудника по фамилии Топольков в штате
фирмы отродясь не бывало. Сигнализация же в здании
районного суда, как оказалось, была смонтирована из
материалов, взятых со склада ОВО — в наличии их имелось
более, чем достаточно.

Так что вся эта навороченная схема с использованием
услуг посреднической фирмы «Нэкс» понадобилась лишь
для того, чтобы Томилов при пособничестве Пуненко,
говоря юридическим языком, совершил хищение
вверенного ему имущества с использованием своего
служебного положения.

У коммерсантов в погонах довольно долго все шло вроде
бы гладко. Схемы обналички денег не давали сбоя.
Большой вины милиционеры за собой не чуствовали — ну
превысили служебные полномочия с выгодой для себя, а
кому это этого хуже стало? Но стоит только раз
свернуть с правильной дороги в сторону, как начинаешь
увязать все глубже и глубже: одно нарушение неминуемо
тянет за собой другое.

Летом — осенью 2002 года на объектах «Киренсклеса»
случилось несколько краж. Сначала злоумышленники
похитили гидрооусилитель с лесопогрузчика «Синегорец»
— ущерб составил 42 тысячи рублей. О преступлении на
охраняемом объекте начальник отделения обязан был
сообщить рапортом в Казачинско-Ленский РОВД. Но он
этого не сделал: ведь тогда раскрылась бы истинная
подоплека договора с «Киренсклесом». Преступление
было укрыто от регистрации. А с генеральным
директором ЗАО И.Раткевичем офицеры милиции сумели
договориться: ущерб от кражи легко погашался путем
уменьшения в следующем месяце суммы оплаты за
охранные услуги.

Так и пошло. В сентябре из гаражного бокса ЗАО
пропало сварочное оборудование стоимостью две тысячи
рублей. Через неделю кто-то утащил со склада
имущества уже на 51 тысячу рублей. И все эти
преступления были укрыты от регистрации.

Впрочем, генеральный директор ЗАО «Киренсклес» заявил
в суде, что претензий к отделу вневедомственной
охраны и его руководителям не имеет. Его устраивали и
круглосуточный режим охраны, и количество заступающих
на дежурство вооруженных сотрудников. Он почему-то не
видел ничего особенного ни в повышении стоимости
услуг без всякого дополнительного соглашения,ни в
просьбе перечислять плату за охрану на счета
посторонних организаций, ни в порядке возмещения
ущерба от краж.

Возможно, Раткевич, как и представители всех
остальных организаций, впутанных милиционерами в
процесс обналичивания денег, утекающих со счета ОВО,
считал неприличным интересоваться содержимым чужих
карманов. Удивительно другое: выступая в суде, никто
из подчиненных Томилова и Пуненко не усмотрел в
действиях начальства (к тому времеи уже бывшего)
ничего предосудительного. Хотя представитель
управления вневедомственной охраны при областном ГУВД
разъяснил, что подразделение понесло значительные
убытки, действия руководителей отделения косвенно
отразились и на заработке сотрудников, которые не
получали в то время доплату к окладу — так называемую
«напряженку».

Суд, однако, не согласился с оценкой последствий
преступления как тяжких, хотя на этом настаивала
сторона обвинения. По закону тяжкие последствия
наступают при причинении ущерба в особо крупном
размере. Но, оказывается, действующий Уголовный
кодекс РФ подразумевает под особо крупным размером
имущественный ущерб свыше миллиона рублей. Томилову и
Пуненко повезло: до миллиона они чуток не дотянули —
не хватило порядка 60 тысяч рублей, одного месячного
платежа за охрану ЗАО «Киренсклес». Степень
общественной опасности преступления — факт, что его
совершили сотрудники милиции, призванные защищать
законность, что это не могло не сказаться на авторитете
органа государственной власти — суд оценил далеко не
так высоко, как сторона обвинения. Казачинско-Ленским
судом Томилов был приговорен к четырем, а Пуненко — к
трем годам лишения свободы условно, с испытательным
сроком два года шесть месяцев каждому. Милиционеры не
сидели ни дня. На время предварительного следствия
меры пресечения для них были избраны тоже не из самых
суровых: подписка о невыезде и — особенно
трогательная — надлежащее поведение. Естественно,
после приговора и эти «строгости» были отменены.

А после рассмотрения кассационной инстанцией
представления прокурора Казачинско-Ленского района,
который счел приговор чрезмерно мягким, наказание
капитану милиции Томилову сократилось еще на три
месяца.

Впрочем, говорят: главное — не суровость, а
неотвратимость наказания. Предполагается, что все,
кто проходит по уголовному делу, — те, кто совершил
преступление, и те, кто этому способствовал, создавая
определенные условия, — получили урок. Остается
только надеяться, что он пошел им впрок…

Что же касается возмещения ущерба, нанесенного
милицейскому подразделению, — непросто будет
коллегам оборотней восстановить авторитет органа
государственной власти в маленьком районе, где
информация распространяется среди населения очень
быстро. Отделение вневедомственной охраны при
Казачинско-Ленском РОВД заявило также гражданский иск
о взыскании с виновных суммы нанесенного ими
материального ущерба почти в миллион рублей. Только
не зря говорят: что с воза упало, то пропало…

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер