издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Поздняя весна - к хлебу

  • Автор: Геннадий ПРУЦКОВ, "Восточно-Сибирская правда"

Весна, давно перевалив за экватор, всё ещё не торопилась порадовать теплом и спокойной тихой погодой. Горожанин готов был вновь, как и в январскую стужу, недобрым словом поминать сибирскую природу, а хлеборобу впору радоваться такому нарушению графика. Ведь на западе Сибири считают, что поздняя весна - к хлебу. А что мы можем сказать по этому поводу?

— В самой деревне дороги оголились, а в поле ещё в середине апреля снег лежал, не проехать было, не пройти, — говорит председатель ОАО «Труд» Куйтунского района Михаил Андреевич Васильев. — Когда медленно тает снег, то влага в почве остаётся, а не в овраги сбегает. К тому же тут и земля уже отходить начинает. Да, снега хватало нынче. Но я не хотел бы сейчас на что-то особенно надеяться. Понадеешься, да вдруг не сбудется.

За два с лишним десятилетия работы агрономом и председателем всякое случалось на глазах Васильева. Погода, точнее — природа, порою такие сюрпризы преподносит… Взять минувший год. Хлеба вымахали на диво. Стебли в полтора-два метра, попытаешься шагнуть между ними — ногу некуда поставить. В десяти метрах ничего не видно было. Самые опытные механизаторы клялись и радовались, что на этот раз меньше 30 центнеров на круг не возьмут. Принялись убирать — и хоть плачь. По 18 центнеров выходило. Зерно оказалось щуплым, легковесным.

— А ведь такой год, как прошлый, можно редкостью считать, — признаётся Васильев. — Влага в почве была, солнца хватало. Что случилось? Растения наслаждались благоприятными условиями и… забыли о потомстве.

После таких сюрпризов поневоле станешь осторожным в надеждах на небо и Бога. Куда больше следует уповать на хлебороба, его мудрость, поиск. Ведь что случилось в минувшем благоприятном и парадоксальном для него году? На одном поле убирали пшеницу новосибирской селекции — 34 центнера дала на круг. Рядом была пшеница Тулунская — 25 центнеров. В чём дело? По словам собеседника, если несколько лет назад потенциал семян высших репродукций тулунской селекции был довольно высоким, то в последние годы эти сорта показывают себя гораздо слабее. Очевидно, беды аграрного сектора не обошли стороной и тех, кто специализируется на производстве посевного материала.

Вот и ОАО «Труд» испытывает немалые сложности. Под зерновые он внесёт нынче лишь 50-60 килограммов минеральных удобрений в расчёте на гектар, на гектар же пашни придётся в два с лишним раза меньше. Что это за доза, можно представить, если сравнить с таким аграрным лидером Европы, как Нидерланды. Там раньше вносили 607 килограммов на гектар пашни, или в 25-30 раз больше. Сравниваю со временами прошлыми, поскольку теперь ряд европейских стран сокращает объёмы использования туков. Та же Голландия, например, уменьшила дозу внесения их до 467 килограммов. Очевидно, почва там настолько хорошо насыщена различными питательными веществами, что их вполне хватает для формирования высокого урожая. Про наши иркутские поля такого не скажешь. У нас в большинстве случаев наблюдается процесс прямо противоположный: деградация почвы, падение плодородия.

Или взять технику. Изношенная она в «Труде», латаная-перелатаная. Механизаторы перед ней на коленях, в прямом и переносном смысле. И такая ситуация по всей стране. В целом по России один трактор обрабатывает 130 гектаров пашни, по Сибири этот показатель ещё выше. В то время как по развитым странам один трактор в среднем обрабатывает 34 гектара. О многом говорит хотя бы такой факт: в тех же Нидерландах применяются трактора 400 марок. Высокая насыщенность ими позволяет каждый клочок земли буквально вылизать.

Но при всём том урожайность зерновых в передовом куйтунском хозяйстве лишь втрое ниже, чем в Голландии или Дании.

— Мы берём за счёт жёсткого соблюдения агротехники, старания наших механизаторов, чрезвычайной их ответственности, — объясняет причину неплохих урожаев Васильев.

И если бы Россия относилась к своему кормильцу так же, как там, на Западе, то сколько бы наши хозяйства производили дополнительного хлеба! Говорю об этом председателю «Труда».

— Так-то оно так, только посмотрите, какой уже год цена на зерно топчется на одном месте. Нам теперь гораздо больше денег приносит животноводство. Растениеводство обеспечивает фермы кормами, концентратами.

Как видим, хотя и не уронили в хозяйстве полеводство, но оно начинает играть вспомогательную роль. Оказывается, ощутимый вклад вносит молочное животноводство. Дойное стадо тут не сокращали в недавнем прошлом и в то же время принимали и принимают меры к увеличению его продуктивности. Два последних года от каждой коровёнки получают по 3200 килограммов молока. Роста надоев пока нет, но объёмы финансовых поступлений увеличиваются. За счёт углубления переработки молока. Или другой пример, несколько поразивший меня. Обычно многие хозяйственники сокрушаются по поводу того, что производство говядины — дело невыгодное. Здесь же в 2005 году оно дало 1,6 млн. рублей прибыли. Как, за счёт чего — это отдельный разговор. Во всяком случае, откормом тут целенаправленно занимаются.

Напомню, что на протяжении уже почти пятнадцати лет наша газета время от времени поднимала вопрос о пагубности курса на ликвидацию животноводства. Спорить приходилось с людьми опытными, уважаемыми, которые внесли большой вклад в развитие сельского хозяйства. Однако даже сегодня я не могу поставить точку в той вынужденной дискуссии и сказать: «Вот видите!». Это явление, когда даже выращивание хлеба становится невыгодным, не то что ненормальное, но опасное. Не нами сказано, что хлеб — всему голова. Есть хлеб — будут высокие надои, хорошие привесы, а значит, и приличные денежные доходы. В «Труде» всё это прекрасно сознают и делают многое, чтобы и на этот раз на высоком уровне провести посевную.

Фото Николая БРИЛЯ

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector