издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Пришёл, увидел, выиграл

В 2000 году фильм «Эрин Брокович» принёс Джулии Робертс «Оскар» и «Золотой глобус», а юридической компании «Masry & Vititoe» из Лос-Анджелеса — всемирную известность. Однако мало кто знает, что кинолента основана на реальных событиях: и Эрин Брокович, и корпорация, отравлявшая питьевую воду в одном из американских городов, и адвокаты, сумевшие добиться выплаты компенсации пострадавшим, существуют на самом деле. «Это был самый грандиозный процесс в юридической истории США. Тогда нашей компании удалось отсудить в пользу пострадавших рекордную сумму — 333 млн. долларов», — рассказал «Конкуренту» один из основателей «Masry & Vititoe» Джеймс Вититое. В Россию он приехал, чтобы вместе с партнёрами представлять интересы пострадавших в авиакатастрофе 9 июля в Иркутске.

Джеймс Вититое — один из самых известных и уважаемых юристов в Америке и за её пределами, ведь он много путешествует: сегодня — в Великобритании, через три дня — в Японии. В Россию его пригласили московские представители партнёров Джеймса — юридической компании «Servicios Legales De Mesoamerika». Они предложили Джеймсу и его партнёрам представлять интересы пострадавших в иркутской авиакатастрофе. «Я объехал практически весь мир. Это мой первый визит в Россию, мне здесь очень нравится, — делится впечатлениями американец. — Мне очень понравилась архитектура российской столицы, Красная площадь, Кремль — удивительные, необычные места». Впрочем, Джеймс отмечает, что много времени, чтобы наслаждаться архитектурными красотами Белокаменной, у него не было.

— Чему же была посвящена большая часть времени, проведённого в Москве?

— Хотелось бы начать с того, что вместе с «Masry & Vititoe» интересы пострадавших будут представлять ещё две компании — «Podhurst Orseck P.A» и «Servicios Legales De Mesoamerika». Первая компания имеет большой опыт выяснения причин различных происшествий, в том числе и авиакатастроф. Она собирает доказательства, делает всё, чтобы виновные понесли наказание. Специализация нашей компании — компенсации. Третья компания занимается поддержкой других — готовит необходимые документы: сертификаты, свидетельства, копии паспортов и много другое. Все три компании объединяются второй раз. Первый процесс, связанный с крушением лайнера, мы выиграли ещё в 1977 году. Я уверен, что, объединившись повторно, мы сможем добиться наилучших результатов. Ведь каждая из компаний обладает большим опытом в делах, связанных с авиакатастрофами.

Сейчас мы разделились на две группы, одна из которых находится в столице, другая — в Иркутске. В Москве мы беседовали с семьями пострадавших, есть договорённость о том, что мы будем представлять интересы шестидесяти семей из российской столицы и других регионов. Я понимаю, как тяжело семьям пострадавших. Я понимаю их боль. Нам хотелось бы сделать всё для того, чтобы люди знали о своих правах и могли их отстаивать. Если выяснится, что в авиакатастрофе виновна американская компания, производившая запасные части для аэробусов, мы планируем организовать разбирательство дела в американском суде. Там совсем другое законодательство и суммы компенсаций.

— О каких суммах может идти речь?

— Моя философия — не озвучивать цифры преждевременно. Я могу дать большие цифры, и всем они понравятся. Гораздо важнее продемонстрировать результат, когда он будет.

— Можете привести примеры из практики?

— В апреле нынешнего года наши партнёры «Podhurst Orseck P.A» отсудили 25 млн. долларов в пользу пострадавших у авиакомпании «Кессна», которая обслуживает диспетчерские во Флориде. Иск подала жена одного из пассажиров — Стива Росса. В июне 2003 года он летел на самолёте, который столкнулся в небе с другим лайнером. Столкновение произошло по вине диспетчеров: один из них рано покинул рабочее место, а другой занимался бумажной работой и не проследил за показаниями радара. Тогда семья Стива — вдова и четверо детей — получила компенсацию в 25 млн. долларов.

— Каковы сроки получения компенсаций?

— Судебное разбирательство может занять несколько месяцев, год, а может и несколько лет.

— Вы и ваши партнёры планируете провести собственное расследование причин авиакатастрофы?

— Да, наши специалисты приступят к нему примерно через месяц после того, как будет завершена работа с семьями пострадавших.

— Джеймс, расскажите, в чём заключается ваша роль в делах, связанных с подобными происшествиями?

— У меня есть фильм, подробно рассказывающий об одном из случаев в моей практике. Суть его такова: в Китае на девушку обрушился столб, в который врезался автобус. Девушка получила серьёзные травмы головы, возникли проблемы с памятью, она перестала узнавать родных. Мы привлекли лучших специалистов, которые исследовали молодую женщину и вынесли своё заключение. После судебного процесса она получила в качестве компенсации 7 млн. долларов.

Ещё один случай — автобус туристов из Китая попал в аварию в США, часть отделалась лёгкими травмами, а часть попала в больницу. Тогда наша компания нашла нейрохирурга, который приехал в Шанхай и осмотрел всех пострадавших. Оказалось, что пять человек нуждались в операции. Были приглашены хирурги, которые сделали операции в Китае. Позже в КНР были направлены ещё четыре эксперта, они сделали медицинское освидетельствование, так как многие из пострадавших не были даже обследованы. В результате все люди, которым оказывалась помощь, поправились и получили солидные компенсации.

Кстати, компенсации могут быть получены не только за физические травмы. Сюда включается эмоциональное состояние, стресс. Спасшиеся в катастрофе люди могут получить компенсацию, к примеру, если после происшествия они плохо спят, поскольку считают себя виновными в том, что не смогли спасти других людей.

— Не могу не спросить вас про фильм «Эрин Брокович». Вы прототип одного из героев?

— Адвокат Джордж был «списан» с моего партнёра Эдварда Масри и меня. Это собирательный образ. Эрин Брокович — реальная женщина, которая работала в нашей компании. Я считаю, что этот фильм стал настоящим событием. Он дал возможность людям узнать больше о своих правах и о том, как их можно отстаивать. Кроме того, результатом можно считать повышение корпоративной культуры и ответственности компаний. Кстати, не удивляйтесь, если скоро на экранах появится аналогичный фильм с участием нашей компании. В заключение хотел сказать, этим делом мы преследуем две цели. Во-первых, компании, виновные в этой трагедии, должны быть публично наказаны, и единственная возможность это сделать — взыскать с них солидную компенсацию. И, во-вторых, мы убеждены в том, что это дело очень важно для всех оставшихся в живых, для всех тех людей, которые пользуются услугами авиакомпаний, потому что если эта трагедия сойдёт с рук, то нет никакой гарантии в том, что подобное не случится в будущем. И очень важно, чтобы компании, занимающиеся производством самолётов или деталей самолётов, никогда больше не допускали таких ошибок в производстве, которые привели к гибели многих людей в Иркутске. Мы уверены в том, что наше дело заставит компании-производители относиться более ответственно к своей продукции, и таким образом можно сделать полёты более безопасными.

Мы считаем, что это наш долг — встретиться с наибольшим количеством пострадавших, чтобы более детально объяснить, какие у них есть права и что мы можем сделать для их семей. Мы прекрасно осознаём, что никакая компенсация не сможет вернуть тех, кого они потеряли, но мы со своей стороны можем гарантировать, что сделаем всё возможное, чтобы обеспечить финансовое благополучие семьей погибших и пострадавших.

Беседовала Елена ДАВЫДОВА

Контакты московского представительства «Servicios Legales De Mesoamerika»:

Тел: 8 (916) 591-72-71, Давид Геннадьевич Кухалашвили.

Тел. в Иркутске: 89501111083, Виктор Никитин.

[ title=»Биографическая справка» pos=»abs» width=»100%»]
Джеймс Вититое родился в Оклахоме в 1947 году. В 1971 году окончил колледж, потом работал на Гавайях в компании United Airlines, одновременно учился в университете University of Havaii. В 1983 году он приехал в Лос-Анджелес и поступил в Юридическую школу при Юго-Восточном университете, где возглавил студенческий совет и стал обладателем стипендии Frederick Graff Award. В 1976 году начал работать в ассоциации адвокатов юридической конторы Эдварда Масри, в 1982 году Джеймс стал его партнёром, вместе они организовали юридическую контору «Masry & Vititoe».

На протяжении 25 лет Джеймс специализируется на делах по защите прав человека, за это время ему удалось решить тысячи дел, касающихся смертей и увечий в результате катастроф, производственного травматизма, профессиональных заболеваний, связанных с экологией. За успешную работу в 1990, 1991 и 1992 годах Джеймс получал престижные награды Конгресса США. Всего Джеймс Вититое провёл более 5000 дел.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Актуально
Мнение
Проекты и партнеры