издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Дождёмся ли заката «звезды»?

Торговка смертью перестала быть «неприкасаемой»

Иркутяне с нетерпением ждут приговора над местной знаменитостью - Оксаной Облясовой. «Звездой телеэкрана» цыганка стала несколько лет назад. В 2000 году Свердловский районный суд Иркутска приговорил её за сбыт наркотиков к восьми годам лишения свободы... условно. Подобная формулировка «наказания» буквально потрясла тогда общественность: уж если совершённое преступление потянуло на такой внушительный срок, то почему было реально не упечь торговку смертью в «зону», за колючую проволоку? Жители областного центра, которых давно уже «достали» «неприкасаемые» цыгане, торгующие героином почти свободно, на глазах у правоохранительных органов, восприняли тот приговор над Облясовой как выданную ей судом индульгенцию: мол, за грехи уже рассчиталась - можешь продолжать в том же духе.

Никто, конечно, не верил, что наркосбытчица, испугавшись «грозного» условного наказания, оставит свой доходный бизнес. Она и не оставила, естественно. Наоборот, расширила рынок сбыта, открыла новые «точки», поставила дело на более широкую ногу. Прежде чем Облясова, спустя пять лет, не предстала вновь перед судом, её задерживали ещё четыре раза — и каждый раз отпускали «за недостатком улик». Перед телекамерой «звезда» всегда держалась уверенно. «Не надо меня снимать, — жеманилась она. — Я ведь не актриса». «Бизнес-леди» привыкла к вниманию не только милиции и наркополицейских, но и прессы. «Я здесь долго не задержусь, — ухмылялась она в телекамеру, находясь в милицейской «кандейке», — месяца через два отпустят».

Непотопляемость Облясовой иркутяне по большей части были склонны объяснять тем, что торговка хорошо платит «оборотням» — и в мундирах, и в судейских мантиях. Но звучали в общем хоре и голоса людей, ещё не потерявших веры в «отложенное на потом» торжество справедливости. «Наверное, оперативники просто не собрали достаточно доказательств, — строили они догадки. — Или следствие допустило серьёзные промахи. А может, суд был вынужден выпустить наркоторговку на волю из-за её несовершеннолетних детишек». (Сыновьям было 9 и 12 лет, когда их мама отделалась условным приговором за сбыт наркотиков в крупном размере.) Хотя последнее умозаключение выглядит по меньшей мере странным: стоит ли «именем Российской Федерации» защищать родительские права женщины, которая травит смертельным ядом чужих детей на глазах у собственных отпрысков?

Как бы там ни было, сегодня Оксана Николаевна Облясова, 35 лет, ранее судимая и нигде не работающая мать двоих детей (один из её сыновей за эти годы успел достичь совершеннолетия), ожидает очередного приговора. На этот раз выносить его будет областной суд, поскольку матёрой наркосбытчице предъявлено обвинение уже в 32 эпизодах преступной деятельности, в том числе в создании и руководстве преступным сообществом (ст. 210 ч. 1, 2 УК РФ).

Не так давно введённая в Уголовный кодекс и крайне редко применяемая на практике статья 210, по мысли законотворцев, должна была положить конец безнаказанности «генералов» от криминалитета, предпочитающих самим не пачкать рук участием в преступлениях, а руководить организованной под их началом «пехотой». Но в Иркутском областном суде 210-й статье всё как-то не везло. Попытки следствия вменить организацию преступного сообщества лидеру ангарской криминальной бригады Валерию Тимошатову и иркутскому наркобарону Эдику Рудых оказались безуспешными. Сегодня на рассмотрении областного суда находятся ещё три уголовных дела, фигуранты которых обвиняются в создании много-уровневых преступных организаций. Все трое — в своём роде знаменитости: Михаил Скрипник и Алексей Бердуто — по версии следствия руководители Братского преступного сообщества, и Оксана Облясова — цыганская баронесса в законе. Какая судьба ждёт невезучую 210-ю статью на сей раз?

Что касается неуловимой прежде Облясовой, теперь её прихватили вроде бы крепко. 27 сентября 2005 года наркополицейские совместно с коллегами из управления по борьбе с организованной преступностью ГУВД области задержали с поличным шестерых наркосбытчиков во главе с их предводительницей.

Операция готовилась в течение месяца. За это время было проведено несколько контрольных закупов героина, получены ордера на обыски наркоточек и квартир самих торговцев. Пока бойцы милицейского спецназа штурмовали квартиру атаманши с бронированными дверями, которая расположена по улице Гоголя в Глазково, саму её задержали в Ново-Ленино, где находилась часть торговых точек по сбыту героина. Экипажи УБОП и Госнаркоконтроля блокировали иномарку с транзитными номерами, в которой находились Оксана Облясова и её двоюродная сестра Рубина. При них оказались использованные упаковки из-под героина и 15 тысяч рублей, вырученных от продажи порошка. Купюры были заранее помечены оперативниками при контрольном закупе.

«Баронесса», конечно, попыталась, как всегда, выкрутиться. Журналистам из пресс-службы ГУВД области, приступившим было к ней с телекамерой, видавшая виды наркосбытчица заявила: «Милиционеры как выскочат с пистолетами, я вообще подумала — грабят. Не знаю, может, водитель в чём виноват?».

Водитель иномарки, наркоман со стажем, который даже за рулём находился под кайфом, был, конечно, удобным «козлом отпущения». Но на этот раз Облясовой с ходу «отмазаться» не удалось — уже год как она прописалась в СИЗО. За это время окончено производством 25-томное уголовное дело (одно только обвинительное заключение составило 1100 листов). На скамье подсудимых вместе с цыганской баронессой оказались пятеро её подданных. Все как один — наркозависимые. Двое из них составляли, по версии следствия, среднее звено в организации, находившееся в непосредственном подчинении Облясовой. «Бригадиры» нисколько не заблуждались на тот счёт, что занимаются общественно опасной криминальной деятельностью, да ещё и в составе мафиозной структуры. Вместе с лидером организации они руководили рядовыми членами, «бегунками». А вот некоторые из этих «пешек», видимо, не очень чётко представляли, во что вляпались: в вечном страхе перед ломкой они были больше всего озабочены тем, как бы добыть дозу.

Управлять наркозависимыми цыганке, которой, согласно психолого-психиатрической экспертизе, присущи явные лидерские качества, было, скорее всего, несложно. Следствие обнаружило в созданной ею организации все признаки преступного сообщества: сплочённость, устойчивость, внутреннюю дисциплину, распределение ролей, конспирацию. В криминальном обороте крутились большие деньги (доказана легализация 122 тысяч рублей незаконно полученных средств, наложен арест на 570 тысяч, изъято 210 тысяч рублей налички). В материалах уголовного дела прослежена деятельность сообщества с октября 2004 по сентябрь 2005 года. За это время Оксана Облясова опутала густой сетью наркосбыта район улиц 4-я Железнодорожная и Гоголя, остановок общественного транспорта «Жуковского» и «Роща «Звёздочка», главной магистрали в Ново-Ленино.

На 4-й Железнодорожной, например, предприимчивая цыганка сняла в аренду частный дом и оборудовала его выдвижным лотком в окне, который исключал визуальный контакт между покупателями и продавцом. Через этот лоток страждущий отправлял барыге сторублёвку — и тут же получал пакетик с разовой дозой порошка (так называемый чек). Нанятые Облясовой продавцы работали ежедневно, сменяя друг друга, с 10 до 21 часа. Каждый из них получал за смену по 300 рублей зарплаты и имел возможность бесплатно колоться героином. Наркосбытчики безоговорочно исполняли все условия начальницы. Дверь в доме всегда была на замке, а печь топилась даже летом. В случае милицейской облавы по инструкции следовало немедленно сжечь остаток товара и выручку. Но разработанная главарём организации «техника безопасности» всё же не помешала задержать наркосбытчиков после проверочной закупки. Этот эпизод — лишь один из представленных в материалах уголовного дела.

Оксана Облясова и её подельники оказались на скамье подсудимых в июне нынешнего года. Обвинение им предъявлено по четырём статьям УК РФ: незаконный сбыт наркотических средств, совершённый организованной группой, и приготовление к этому преступлению, не доведённое до конца по не зависящим от участников группировки обстоятельствам; сделки с денежными средствами, приобретёнными в результате преступной деятельности; создание преступного сообщества для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, руководство и участие в нём.

Сторона обвинения считает, что в результате организованного Облясовой для сбыта наркотиков криминального сообщества населению Иркутска нанесён огромный вред. Он выразился и в увеличении в городе числа больных наркоманией подростков, и в росте преступлений против собственности, совершаемых наркозависимыми. Величину этого физического и материального вреда трудно исчислить. Ещё сложнее представить размеры морального ущерба для общества, в котором посеяны страх перед распространением смертельной болезни, угрожающей детям, и недоверие к правоохранительным органам и правосудию, неспособным справиться с наркомафией. Достаточно прочесть отклики в Интернете на информации СМИ о неоднократных задержаниях Облясовой, чтобы понять, насколько сильны у иркутян эти чувства — страха за своих детей, ненависти к умеющей выходить сухой из воды цыганке, недоверие к государственным органам, обязанным защитить людей от смертельной опасности.

Какой приговор вынесет суд Оксане Облясовой? «Восточно-Сибирская правда» расскажет об этом в последующих выпусках «Дурмана».

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер