издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Кто сегодня нужен школе?

Корреспондент «Восточно-Сибирской правды» Борис АБКИН беседует с проректором Иркутского государственного педагогического университета Алексеем УШАКОВЫМ

— Алексей Иванович! Любые реформы образования никак не минуют педагогический вуз — это понятно и естественно. Но давайте напомним о них читателям, — а среди них нет людей, так или иначе не заинтересованных в том, чтобы знать, как идёт модернизация образования, что собой она представляет, — хотя бы вкратце.

— Прежде всего, давайте всё же уточним: основной упор в разговоре, я предполагаю, мы сделаем всё-таки на высшей школе. Хотя, конечно же, все изменения в вузе напрямую связаны с общим образованием, ведь мы по сути дела — одна цепочка в образовательном процессе.

Так вот, хочу напомнить широкому кругу читателей (специалистам это, разумеется, хорошо известно) о недавних документах, принятых Правительством РФ. Это, прежде всего, Федеральная целевая программа развития образования на 2006 — 2010 годы. Она принята в декабре прошлого года. Ей предшествовала Концепция развития образования, утверждённая в сентябре того же года. Правительство, таким образом, подтверждает намеченный ранее курс, национальную доктрину образования, принятую ещё в 2001 году. Согласно этим документам, вводится профильное обучение, продолжается эксперимент с ЕГЭ и многие другие изменения на всех ступенях образования. С чем связаны эти программные документы? Прежде всего с тем, что Россия вышла на мировой уровень, становится в число развитых стран, и приоритетным направлением, национальной «точкой роста» выбрано именно образование, на основе которого и предполагается развивать экономику, социальную сферу, обеспечить безопасность государства на долгосрочную перспективу. И на саммите группы восьми ведущих государств 16 июля 2006 года были подтверждены международные приоритеты высокой значимости образования. Вот только одна строчка из общей декларации, но она весьма показательна: «Социально-экономическое процветание в XXI веке зависит от способности стран обеспечивать образование всех членов общества, с тем чтобы дать возможность преуспеть каждому человеку в стремительно меняющемся мире…».

Человеку сегодня не только нужно закончить вуз. В нашу жизнь всё настойчивее входит такое понятие, как система непрерывного образования, а это коренным образом меняет дело. Необходимо всё время учиться, совершенствоваться. Однако одних знаний становится мало. Жизнь требует некоего «треугольника знаний»: образование, исследования и инновации. Это и есть ключ к продвижению общества на пути прогресса.

— Страны, где это недооценивают, проигрывают. Я думаю, и в нашей стране есть понимание такой оценки общеобразовательного процесса. Но вернёмся к вашему вузу, к конкретике, так сказать.

— То, о чём мы говорили, вроде бы общие постулаты. Но они требуют претворять в жизнь положения Программы, требуют значительных перемен. Ведь наши выпускники идут в обновлённую школу, наших учителей слушают ребята. И все мы — и ректор, прежде всего, и ректорат, и педагоги — настроены на реализацию программы модернизации образования, считая это основной задачей государственного вуза. Все ли наши педагоги это понимают, у всех ли получается? Думаю, как и в любом вузе, основная часть преподавателей настроена на серьёзную работу. Мне хочется подчеркнуть, что и педагога, и студента воспитывает прежде всего сама атмосфера, микро-климат коллектива. А он у нас, поверьте, здоровый. Университету под сто лет, а он молод душой. Он строится, обновляется год от года. Вот взгляните в окно — скоро закончится реконструкция учебного корпуса, откроется общежитие №3. Постоянно обновляется и пополняется учебно-материальная, лабораторная база. Ведь сегодняшний учитель придёт в школу, где уже в начальных классах ученики будут знакомиться с компьютерами.

— Вы знаете, чему я поразился: в аудиториях, библиотеках, учебных кабинетах я на столах, на стенах не увидел ни одной царапины, следа от авторучки. А я ведь тоже был студентом, так мы жизнь предшественников по столам узнавали.

— Помните знаменитое: театр начинается с вешалки? Ну как можно воспитать у будущего учителя уважение к собственной профессии, если он будет заниматься в грязных аудиториях? Учителя ведь нужно не только научить, но и воспитать. Факт, говорящий о том, что и воспитанию будущих педагогов мы придаём не меньшее значение, чем учёбе по специальности.

— Алексей Иванович! Давайте вернёмся к началу нашего разговора. Какие конкретные требования к высшей школе ставятся сегодня во главу угла? Чтобы, так сказать, соответствовать духу времени и… требованиям Министерства образования и науки РФ.

— Это многоплановая работа. Я назову некоторые направления — то, над чем сейчас мы усиленно работаем. Это, конечно же, введение новых специальностей, тех, что сегодня особенно востребованы, и обеспечение их преподавания в соответствии с государственными стандартами. Прежде всего это специальности, связанные с информатикой: прикладная информатика (в образовании), профессиональное обучение (информатика, вычислительная техника) и другие. Я думаю, такая направленность понятна: информационные технологии пришли в образование, и владеть ими должен каждый работающий в школе. Но в первую очередь там нужны организаторы — специалисты, которых готовит наш вуз. Не так давно в педагогическом университете открыты новые для нашей области специальности: изобразительное искусство, физическая культура. Вуз возобновил подготовку учителей по иностранному языку, так как в области имеется потребность в этих специалистах. Открыты также специальности профессионального обучения: электроэнергетика, автомобили и автомобильное хозяйство. Мы считаем, что в системе начального и среднего профобразования должны работать мастера с педагогическим образованием. Тем более потребность в рабочих профессиях, причём современных, требующих совершенно иных, чем прежде, знаний технологии производства, возрастает.

Традиционно вуз ведёт подготовку специалистов для дошкольного, начального и общего образования по всем заявленным специальностям. Здесь основная задача — повысить качество профессионального образования, обеспечить конкурентоспособность наших выпускников. Она решается усилиями информационно-методического отдела и преподавателями всех кафедр. Таким образом, вуз гарантирует поступившим студентам современный уровень подготовки, качество знаний. К сожалению, нас часто упрекают, что не все выпускники идут в школу. Это связано с тем, что сейчас нет обязательного распределения выпускников, хотя мы гарантируем им трудоустройство в учреждениях образования. Многие из них находят работу самостоятельно, ещё будучи студентами. Поэтому мы считаем, что если смогли воспитать специалиста, способного работать в любой отрасли, это говорит о хорошей его подготовленности.

— Болонская конвенция, которую подписали европейские страны и Россия, вводит такие понятия, как бакалавриат и магистратура.

— Это ещё одно из главных изменений, касающихся работы вуза, — переход на подготовку по направлениям двухуровневой системы: бакалавриат — магистратура. Вуз выбрал шесть основных направлений, среди которых педагогика, физико-математическое, естественно-научное, социально-экономическое образование и др. За четыре года поступивший к нам по ЕГЭ студент получает высшее образование, основанное на фундаментальных знаниях. Ему присваивается степень бакалавра. На 3 — 4 курсах он выбирает для себя специализацию — то, что больше ему нравится. У бакалавра есть три возможности: либо работать в сфере образования, имея полученный диплом бакалавра; либо стать специалистом в области физики, математики, информатики, например, если получил физико-математическое образование; либо поступить в магистратуру, где, проучившись ещё два года, получить степень магистра. В настоящее время у нас ведётся подготовка по 6 направлениям магистратуры, в основном на бюджетной основе.

— Но как осуществляется такой отбор? От кого исходит инициатива — кем быть студенту?

— Магистр — это, можно сказать, промежуточная ступень между специалитетом и аспирантурой. Современной школе требуется учитель, к которому кроме традиционных требований — обучение, воспитание, помощь в развитии — предъявляются новые: умение организовать проектную, научную деятельность учащихся, сформировать социокультурную среду образовательного учреждения, обладать коммуникативными качествами. Этому учат наших магистрантов самые опытные преподаватели вуза. Предполагается, что магистры будут работать на старших ступенях школы и эта работа будет оплачиваться по более высокому разряду.

— Магистр может пойти и в науку?

— Безусловно. Это прямой путь к науке. Но не обязательно. У нас сегодня уже учатся в магистратуре заочно преподаватели, учителя, которым, как они считают, нужен новый, более высокий уровень знаний. Часть таких людей может обучаться и на коммерческой основе — скажем, по «заказу» школы. Чтобы не сложилось некоего ложного представления о том, «кто куда пойдёт», добавлю весьма существенное обстоятельство: конечно же, университет особо перспективных студентов в процессе учёбы берёт на заметку, они сдают соответствующие, более сложные, экзамены. По федеральной целевой программе предполагается, что доля студентов, прошедших двухуровневое образование, к 2010 году увеличится с 15 до 70 процентов. (Полагаю, что не во всех вузах знают об этих цифрах). А ведь это требование ближайших лет. И от вуза в этом направлении требуется немалая работа. Здесь и пересмотр учебных программ, и подбор соответствующих кадров преподавателей, и серьёзная организационная подготовка. Для этого необходима соответствующая материальная база, которая должна быть значительно обновлена и укреплена. И с гордостью могу сказать, что по обеспечению компьютерной техникой и методическим сопровождением в расчёте на одного студента по итогам аттестации 2004 года среди педвузов наш университет занял первое место по России. В школах (хотя и не во всех) введена должность заместителя директора по научно-методической работе. Значит, мы своего выпускника должны подготовить к тому, чтобы он помог сегодняшнему школьнику стать исследователем, писать доклады, участвовать в олимпиадах и т.д. И наши преподаватели идут в школы, помогают во всех этих очень важных и нужных делах. Завтра эти ребята придут в наш вуз (и не только), и с ними (и им!) будет легче, интересней работать. Вот так закрепляется, утверждается преемственность. И, кстати, некоторых победителей олимпиад (и это положено по статусу) мы принимаем без вступительных экзаменов.

— Алексей Иванович, а есть ли у вас пример такой, назовём её условно, базовой школы, где бы вы могли «прокатывать» свои программы?

— Собственно базовой — такого учебного заведения нет, хотя многое внедряется в лицее педуниверситета. Но одной такой школы мало. Со многими из них (это более двух десятков школ города и области) мы сотрудничаем в плане довузовской подготовки, углублённого изучения дисциплин и целенаправленной подготовки для поступления в наш университет. Мы хотим, чтобы эти школы были центрами научной и методической работы, чтобы выпускники школ после учёбы у нас возвратились в свои города и посёлки.

— Всё это добровольно, никакого администрирования?

— Абсолютно. Мы за эту работу ни денег, ни каких-либо льгот не получаем. Всё идёт от понимания нужности такой дружбы, сотрудничества. Кроме того, нам интересно обобщить и распространить тот богатый опыт, что накоплен в школах области. И когда видим, что в том или ином учителе заложена крупица учёного, мы помогаем ему стать аспирантом, защитить кандидатскую диссертацию. В вузе работает совет по защите кандидатских и докторских диссертаций. Вот вам образец того самого процесса непрерывного образования, о котором мы говорили в начале беседы. Хочу добавить к сказанному, что в ряде педагогических вузов страны открыты свои институты повышения квалификации. Наш педуниверситет выиграл в 2003 году грант и открыл такой институт. В нём проходят повышение квалификации и переподготовку учителя, среди них много и наших выпускников.

— Как вы работаете с административной структурой — главным управлением общего и профессионального образования Иркутской области?

— Очень тесно. Есть понимание того, что мы делаем одно дело, есть совместно выработанные планы. Студенты приходят на практику в школы, учителя помогают им в этой работе. Проводим совместные научно-практические конференции, рабочие совещания, семинары…

— Сегодня учителей в школах области достаточно?

— Некоторых не хватает, например физиков, причём даже в областном центре. По области не хватает учителей технологии, иностранных языков. Причина не только в том, что распалась система распределения специалистов, «отработки». Социальные условия требуют улучшения. Разговоры об этом ведутся, но во что это выльется — неизвестно. У нас действует распределение на добровольной основе: мы предлагаем каждому выпускнику вакантные места, со многими районами, с городским управлением есть договоры. Часть выпускников (по целевым направлениям) обязана приехать на место. Некоторым выпускникам могут помочь и с жильём, и со средствами (хорошо помогали своим выпускникам Черемховский, Заларинский районы). Но ведь это только положительные примеры. К сожалению, зарплата учителя оставляет желать лучшего, и это не сбросишь со счетов. Хотя я знаю, что через несколько лет хороший специалист и в школе может получать вполне приличную зарплату.

— Алексей Иванович, конечно же, текучесть кадров в школах тоже есть. Но она небольшая, несмотря на все трудности бытия и работы, о которых, как никто, знает сам учитель. Но что же человека держит в школе?

— Школа воспитывает ответственность перед собой и обществом, как бы громко это ни прозвучало. Но где бы ни работал наш специалист, коммуникативные способности, которые в нём воспитали вуз, школа, прослеживаются во всём. Ему помогают и профессиональные и психологические знания, навыки работы с людьми. Учитель всегда найдёт своё место в жизни.

На снимке: семинар в педуниверситете

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер