издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Крестьянские парадоксы

Хлебные поля Приангарья выдержали «тройной» удар природы

Ещё год назад, слушая рассказ заместителя генерального директора агрохолдинга «Белореченское» Степана Спешилова о том, как успешно идёт уборка, я высказал озабоченность, что сухая погода, стоявшая в те дни, для жатвы, конечно, хороша, но для следующего урожая это мина замедленного действия.

— Нас тоже это тревожит, — признался собеседник.

Опасения разделяли многие хлеборобы. Но когда пришла весна-2006 и набрала силу, то оказалось, что не засухи и жары надо бояться, а холодов. Сдвинулись сроки сева, меньше обычного тепла принесло лето, а это привело к запаздыванию созревания.

Во время нынешнего, августовского объезда полей со Спешиловым гендиректор «Белоречки» Гавриил Франтенко трижды по рации вызывал его, интересовался, как идут уборочные работы, поторапливал. Напряжение граничило с нервозностью.

— Не надо тревожиться, — почти уговаривал Спешилова директор отдельного производственного хозяйства (ОПХ) «Бельское» Юрий Шапенков, когда заместитель гендиректора выразил озабоченность темпами переброски техники из-за реки. — У нас всё по плану.

— Меня беспокоит, когда ты начнёшь убирать кукурузу. Где у тебя сейчас… — и Степан Степанович называл фамилии трактористов, комбайнёров.

Он всех их знал. Как-никак это его родная земля. Здесь родился, вырос, начинал работать агрономом. Но и Шапенков не лыком шит. Всё у него заранее продумано, определены маршруты движения техники. Расписано чуть ли не по часам, когда машины начнут переправляться из-за реки, вступят в работу. Так делалось не раз, и в самых сложных условиях механизаторы «Бельского» справлялись с уборкой. Юрий Петрович всё-таки был одним из лучших руководителей хозяйств. Говорю «был», потому что теперь он мэр Черемховского района.

Но прав был генеральный директор, который трижды на дню тормошил своих подчинённых, создавая немалое напряжение. Оно отчасти вызывалось ещё и тем, что природа никак не хотела оставлять хлебороба в покое. На некоторых массивах ОПХ «Сибирь», особенно в низинах, превосходные хлеба наросли, горы хлеба там предполагали намолотить. Однако чуть раньше вдруг подули сильные ветра, пошли холодные дожди… Комбайнёры «Белоречки» ещё не закончили жатву, как сильные снегопады обрушились на акваторию Братского моря, его побережье. В результате немало зерновых Усть-Ордынского округа, а также Балаганского района под саваном белым оказалось.

Но не будем упрекать природу и поражаться очередным катаклизмам. Подобное не редкость в Восточной Сибири. В середине 70-х годах свыше 80 тысяч гектаров колосовых снегом накрыло. Тогда тоже значительное количество «снегоповала» пришлось на территорию Усть-Ордынского округа. Зато в Тайшетском районе, который иногда в сердцах обзывали «гнилым углом», стояла в период страды хорошая погода и его механизаторы первыми в области завершили жатву. Нынче природа воздала многим, но по-разному, в том числе и хлеборобам самого западного региона. В начале третьей декады августа там ударили заморозки. Вновь, как и много лет назад, тайшетские механизаторы первыми в области завершили уборку. Радоваться бы этому, но… Меньше десяти центнеров зерна вышло на круг. Поздняя весна, холодное лето, заморозки — вот такой тройной удар был нанесён по хлебному полю.

Но, как ни объясняй случившееся, всё равно от некоторых вопросов не отмахнуться. Например, почему у одних такой хороший урожай, а у других он втрое меньшим оказался? Как удалось лидерам до снегопада управиться с жатвой, в то время как соседи часть хлебов оставили под снег? Небо неравномерно снежные заряды разбросало? Отчасти это и так, но при этом ещё раз представим хрестоматийный для наших рыночных времён момент.

Крепкие хозяйства могут позволить себе раздельную уборку, которая требует двухкратного прохода комбайна на одном поле. Двойные расходы солярки хотя и накладны, но не разорят такие хозяйства. Они мало чем рискуют, приступая рано к косовице хлебов, потому что у них есть сушилки, есть для их работы топливо. У бедных же и слабосильных горючего в обрез, и потому те бедолаги вынуждены ждать полного созревания хлебов на корню, ждать сильных морозов, которые убили бы зелень подгона и мощных сорняков, поскольку на сушку зерна у них нет дизтоплива. «Белореченское» смогло позволить себе и ранний старт, и раздельную уборку, да и техника у него поновее.

Но вернёмся в «Петровское».

— Сеять начали на две недели позже обычного, — вспоминает директор Эдвард Иванович Поляковский. — Только 29 апреля были сделаны первые выезды, а к массовому севу пшеницы приступили 6-7 мая. И 21 мая закончили посевную.

Все три даты вызывают вопросы. Кто, когда считал в прошлом, что выйти с сеялками в поле 29 апреля — это слишком поздно? Раньше, кстати, наука и облсельхозуправление ориентировали на оптимальные сроки сева ещё и для того, чтобы по мере потепления пошли в рост сорняки и их можно было уничтожить. А оптимальные сроки предполагали более поздний период выхода в поле. Но в «Белореченском», судя по всему, взяли на вооружение опыт передовых хозяйств Усольского района. С другой стороны, если, по меркам Эдварда Ивановича, поздно приступили к севу, то как удалось столь быстро, до завершения оптимальных сроков, закончить страду?

— На большой площади мы применили ресурсосберегающую технологию, — говорит Поляковский. — Использовали посевные агрегаты «Конкорд» и «Кузбасс». Таким машинам не нужна глубокая пахота. Они идут по стерне. Суточная производительность «Конкорда» — 140 гектаров, «Кузбасса» — до 80. В две смены работала техника.

Оказывается, «Петровское» не просто самое степное хозяйство из всех предприятий Белореченского агрохолдинга. Оно расположено в Приангарской зоне, немало полей его раскинулось вдоль Ангары. Отсюда и многие явления, характерные для той зоны. Бури, более частые засухи, ветровая эрозия. И потому так важен поворот к почвосберегающей технологии.

— Посев по стерне позволил не только ускорить ход страды, но и сохранить влагу в почве, — продолжает директор ОПХ. — Если бы не сеяли по стерне, такого высокого урожая не получили бы. Большую роль сыграло и другое обстоятельство. Вся пшеница — а это 3300 гектаров — была размещена по парам и кукурузе.

В конечном счёте с каждого из 7800 гектаров в среднем было намолочено по 32,6 центнера зерна. Прекрасный урожай. Порадовала пшеничка — средний намолот 34,5 центнера, а лучшие участки дали по 50. Среди пшеничных посевов доминировала Селенга. Обнадёжила её родственница, Бурятская остистая, которая пока проверяется. А вот от Тулунской-12 придётся отказываться. Не оправдал надежд и омский сорт пшеницы. На славу удались овсы тулунской селекции. По 39 центнеров вышло на круг.

Достижения хлеборобов ОПХ «Петровское» не могут не радовать. И вместе с тем приходится ломать голову над тем, как при таких непростых климатических условиях удалось выйти на столь высокий уровень продуктивности полей. В прошлом году, кстати, такую же головоломку задал элитхоз ЗАО «Иркутские семена», получивший великолепный урожай. Но сегодняшняя задача посложнее. Ведь урожай во многом определяется количеством активных и эффективных температур, то есть тепла. По этому поводу выше уже говорилось, и повторяться нет нужды. Многое зависит и от того, под каким небом формировался урожай. Под ясным, солнечным или туманным, дымным.

Чтобы читатель понял суть вопроса, предлагаю вспомнить одно тёплое лето второй половины 80-х годов. Тогда по окончании весны лесные пожары в центральной и южной части Приангарья удалось притушить. А на севере, в частности в Киренском районе и рядом расположенных регионах, они бушевали много дней даже в июне. В разгар стихии областной центр вдруг окутали мощнейшие туманы. Даже ливневые дожди не могли их осадить. Метеорологи объясняли это тем, что потоки жаркого воздуха, перемещаясь с севера на юг, сталкивались с более холодным воздухом. Ангара да и Байкал не теплом дышат. Было тогда не жарко, но тепло, влажный воздух по утрам слегка освежал. Хлеба поднялись на диво славные. Колос — с ладонь. Но, когда вышли в поле комбайнёры, недоумению их не было предела. В бункеры едва сыпалось зерно. Фактический урожай оказался чуть ли не вдвое меньше видового. Вот как много значит для хлебов яркий луч солнца.

А в минувшее лето каждый ли день солнышко освещало поля Приангарья? Если вспомнить всё хорошенько, то вопрос окажется риторическим. Тогда как при минимуме тепла да при меньшей солнечной радиации удалось получить столь высокий урожай в «Петровском»? Удобрений уйму внесли? Ничего подобного. По центнеру на гектар, но зато локально, то есть при посеве да рядышком с семенем. Сыграли свою роль сорта и семена, их возраст, то есть репродукция? Безусловно. Все эти факторы (сорта, семена, удобрения) сыграли свою роль. Но, наверное, многое значат сроки сева. Ибо ранние, майские, всходы имели возможность гораздо больше получить солнечных лучей, чем появившиеся в середине июня. К тому же весеннее солнце более щедро на ультрафиолетовый спектр. Впрочем, последнее слово — за учёными.

Фото Николая БРИЛЯ

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector