издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Вместо золота — панталоны

  • Автор: Андрей ЧЕРНОВ

Роман Кубарев, 26 лет от роду, и 17-летний Денис Черников почти месяц отсиживались в деревне Калиново Братского района. Три недели назад приятели по мелочи обворовали две квартиры в городе гидростроителей и теперь, что называется, «залегли на дно» у своей знакомой Светланы Бирюковой. Оба уже имели по условному сроку за кражи.

На работу осуждённых, да ещё по «воровской» статье, никто брать не хотел. Потому после шести месяцев «простоя», в апреле 2005-го, приятели решили «отправиться на гастроли». На перекладных из родной Зимы добрались до Братска, обчистили пару квартир и теперь думали, что делать дальше, по какому криминальному пути направить свои стопы. Деньги таяли с той же скоростью, с какой «испарялась» водка в стаканах, за которой исправно бегала до ближайшей точки Бирюкова.

* * *

— Слушай-ка, Денис, «капуста» кончается, — как-то похмельным утром начал Кубарев. — Надо где-то добывать на прожитьё. Знаешь кого-нибудь, кого можно «нагреть»?

Черников почесал затылок:

— Я в Зиме знаю одну бабку. Зажиточная, я ей как-то огород копал. Телевизор, видик есть. У неё в гараже сын свою машину ставит. И живёт одна. Можно без шума и мокрухи поживиться.

Приятели отправили свою знакомую за очередной дозой алкоголя. Похмелившись, принялись обсуждать детали предстоящего грабежа.

Черников взял на себя роль организатора. Первым делом смастерил себе из чулка Бирюковой маску с прорезями для глаз. Кубареву он объяснил:

— Тебе маску не надо, бабка тебя не знает, а меня враз срисует.

Потом побряцал наручниками, которые ему достались по случаю, и сказал:

— До Зимы поедем на попутках.

Дорога от Братска заняла у криминального дуэта чуть больше 10 часов. 29 апреля ближе к полуночи приятели стояли у частного дома Дарьи Викторовны Кашиной, 70-летней пенсионерки.

На судебном заседании сожительница Кубарева Анна Грицевич расскажет:

— Ночью 30 апреля ко мне домой пришёл Рома, мой сожитель, и его знакомый Денис Черников. С собой они принесли продукты в двух пакетах. Это были булочки, маргарин, растительное масло, банка варенья, сосиски, сухое молоко. Денис Черников дал мне деньги, 200 рублей. Я их тоже потратила на еду. Ещё у них была сумка с женскими вещами. Всё это я выдала следователю прокуратуры…

* * *


Дарья Викторовна по многолетней привычке допоздна смотрела телевизор. Как и всякий пожилой человек, да ещё живущий в одиночку, она запирала двери на все имеющиеся засовы. Дремоту старушки прервал звук, похожий на скрежет по стеклу.

Перед тем как появиться в качестве незваных гостей возле дома пенсионерки, Черников и Кубарев вооружились молотком и зубилом. Время перевалило за полночь. Воры легко перемахнули через невысокий забор и оказались в ограде. Черников натянул на голову маску. Кубарев разбил окно на веранде. Каково же было их разочарование, когда оказалось, что дверь, ведущая с веранды в дом, прочно заперта изнутри. Впрочем, это не могло остановить грабителей.

— У нас был план, — скажет на суде Кубарев. — Мы рассчитывали, что Кашина будет спать. Я залезу в дом и всё там обыщу, заберу деньги и драгоценности. А Черников должен был отвлечь бабку, если она проснётся.

На самом деле никто никого отвлекать вовсе не собирался. Когда окно на веранде было выставлено, Дарья Викторовна уже стояла возле входной двери.

Черников начал долбить дверь зубилом и молотком. Кубарев разбил стекло на кухне и попытался через него протиснуться, но рама оказалась тесной.

— Что вам надо, идите отсюда! — закричала пенсионерка на незваных гостей.

— Деньги давай, старая вешалка! — потребовал Черников, продолжая ковырять дверь.

Дверь стала поддаваться под усилиями настырного грабителя. Пенсионерка, видя это, решила отделаться малой кровью. В разбитое окно она выкинула преступникам 500 рублей. Пожилая женщина наивно полагала, будто этого будет достаточно, чтобы грабители убрались восвояси.

Черников подобрал купюры, а его приятель, разбежавшись, с силой поддел дверь плечом. Преступники ворвались в дом Кашиной.

* * *

Когда дверь распахнулась, они увидели, что старушка стоит с занесённым над головой топором. Кубарев ударил пожилую женщину по лицу. Дарья Викторовна выронила топор. Подельники схватили пенсионерку и вытолкали из коридора в кухню. Здесь Кубарев пристегнул хозяйку к столу наручниками. Пока пристёгивал, женщина уговаривала непрошеных гостей уйти, оставить её в покое, дала грабителю ещё тысячу рублей. Но приятели уже вошли в раж.

Настолько, что Черников даже снял маску, и они вдвоём принялись рыскать в доме Кашиной в поисках наживы.

Пару раз Черников заходил на кухню, где сидела прикованная наручниками хозяйка. И тут грабитель заметил, что Дарья Викторовна пристально рассматривает его.

— Я подумал, что она меня узнала, — скажет на суде Черников. — Поделился опасениями с Кубаревым. Тогда Рома предложил старуху убить. Он велел мне принести шнур от радиоприёмника. Я накинул его на шею бабке и стал душить. Но шнур оказался тонким, не выдержал и порвался, а Кашина всё ещё была жива…

Кубарев продолжал командовать. Черников послушно пошёл в зал, оторвал шнур от телевизора и вернулся на кухню.

— Помоги-ка, — сказал Рома, — а то одному несподручно.

Они накинули шнур на шею пожилой женщине и стали тянуть его сразу за два конца. Жертва хрипела, пыталась вырваться, но вскоре затихла. А преступники всё продолжали тянуть, пока шнур не лопнул. Бездыханное тело Дарьи Викторовны съехало со стула на пол. Кубарев попинал его и сказал:

— Всё, готовенькая. Открывай подполье.

На крышку подполья убийцы поставили электроплиту.

Они начали шарить по дому теперь уже мёртвой женщины. Но не было у Дарьи Викторовны ни огромных денег, как расписывал своему дружку Черников, ни золота. Тогда просто стали грести всё, что попадало под руку.

— Ну, мы взяли накидку с дивана, — рассказывал в суде Черников, — сосиски, нашли пакет сухого молока, 20 яиц. После убийства мы захотели есть, ну и все яйца поджарили и съели. А потом мы с Ромой нашли ключ от гаража, решили заглянуть туда. В гараже стояли «Жугули»…

Два отморозка попытались угнать и автомобиль, который принадлежал сыну Дарьи Викторовны. Но машина была закрыта, попасть внутрь у грабителей ума не хватило. К тому же близился рассвет. Подельники вернулись в дом и продолжили мародёрствовать.

Именно мародёрствовать. Поражает перечень похищенного двумя выродками в доме пожилой женщины. Настенные часы стоимостью 200 рублей, покрывало за 350 рублей, будильник за 60, рулон ткани за сотку. Не побрезговали крохоборы ночной рубашкой покойницы, даже её панталонами.

* * *


На суде приятели стали «делить срок». Дело в том, что на момент совершения преступления Черникову не исполнилось ещё 18 лет, значит, его должны были судить как подростка. А подростку даже за тяжкое преступление дают меньшее наказание. Через адвокатов преступники договорились, что убийство возьмёт на себя Черников — несовершеннолетнему грозит за это лет шесть максимум. А на Кубареве останется только разбойное нападение, за которое дадут лет десять.

Но вскоре убийцы изменили понятиям так называемой «воровской чести». В ходе судебного разбирательства Черников вдруг заявил, что на самом деле убийство они совершили вдвоём и по предварительному сговору, а до этого он просто оговаривал себя, потому что приятель его запугивал.

Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза признала Черникова вменяемым и обязанным нести ответственность за совершённое преступление. Экспертиза выявила у несовершеннолетнего такие индивидуально-психологические особенности, как устойчивость интересов, упорство в отстаивании собственного мнения, активность своей позиции, стремление к опоре на собственный опыт. Повышенной внушаемости, робости, подчинённости, слабых волевых качеств не выявлено, так же как и отставания в психическом развитии. Подросток крал, грабил и убивал исключительно по своей воле.

Кубарева эксперты также признали вменяемым и способным нести ответственность за свои действия. Оба признаны виновными в грабеже и убийстве. Вот только срок получили разный. Роман Кубарев приговорён к 17 годам лишения свободы в колонии строгого режима. Дениса Черникова, как несовершеннолетнего, направили на семь с половиной лет в воспитательную колонию.

Фото Николая БРИЛЯ

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер