издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Форма без содержания

Многие из филиалов вузов превратились в пункты выдачи дипломов

  • Автор: Михаил БАРСКИЙ, учёный секретарь совета ректоров вузов Иркутской области, профессор ИГПУ

Утверждение, что наше будущее определяется не только сырьевыми запасами и другими природными ресурсами, вроде бы уже стало аксиомой. Интеллектуальный потенциал, уровень развития науки, высокие технологии - вот что делает экономику конкурентоспособной. Вопрос в том, как этого добиться.

Российская система образования до сих пор высоко котируется в мире. Подготовка специалистов по многим дисциплинам соответствует самым высоким мировым стандартам. Косвенное, но убедительное подтверждение этого — «утечка умов», когда выпускники наших ведущих университетов буквально нарасхват за рубежом.

Академик РАН Вячеслав Иванов, много лет преподающий в Калифорнийском университете (он также возглавляет «Русскую антропологическую школу» при Российском государственном гуманитарном университете), на вопрос, различаются ли студенты этих двух вузов, ответил: «Если сравнивать эти два вуза, то очень. Наши, несомненно, более образованны. Я преподаю в РГГУ и замечаю, что интерес к общекультурным вещам, к счастью, у наших студентов не выветрился. А в элитном вузе в Лос-Анджелесе не знают Ницше, имя Толстого «где-то слышали». Пусть это имя из «зарубежки». Но и близкую английскую литературу они тоже не знают. Байрон вызывает изумление. Я уж не говорю о Стерне или Филдинге, английский XVIII век для них вообще не существует. Англоязычной преемственности американские студенты не осознают.

На VIII съезде Российского союза ректоров президент РАН академик, ректор МГУ В.Садовничий в своём докладе подчёркивал, что в компании «Микрософт» работает более тысячи выпускников российских вузов, в «АйБиЭм» — почти тысяча, в «Интел» — полторы тысячи. Кстати, среди них есть и выпускники вузов Приангарья. Многие руководители этих компаний откровенно говорят: «Не прекращайте подготовку таких ребят, а то мы останемся без сотрудников».

Ах, тут бы порадоваться и возгордиться. Но что-то мешает. Да вот эта «каверза»: когда же наши «быстрые разумом Невтоны» понадобятся нам больше, чем Америке?

Наверное, когда возродится былая производственная мощь — станкостроение, приборостроение, геология, лёгкая и пищевая промышленность. Для этого возрождения нужны огромные средства, новые кадры, владеющие современным технологиями.

«И судьба высшей школы, — подчёркивает известный физик профессор Сергей Капица, — зависит от того, как скоро государство и бизнес переместят её из сферы потребления в область инвестиций на виртуальном поле своих приоритетов».

В чём здесь главные задачи? Прежде всего, выделим доступность и качество. Наша страна, как показывает вся её история, необычайно богата на таланты. Они рождаются в разных регионах — в столице и в глубинке, в маленьких сёлах и в крупных городах. Нам надо найти их, развить и дать возможность реализоваться. Именно они определят уровень науки, образования, экономики в будущем. «Убеждён, — говорит Сергей Капица, — что, используя лишь старую систему, тщетно рассчитывать на подготовку нового и востребованного поколения специалистов и управленцев, способных обеспечить конкурентоспособность российских технологий, производств, отдельных отраслей и страны в целом на мировом рынке».

Продолжим его мысль. Чтобы возникли зачатки новой системы, крайне важно создать условия для привлечения молодой профессуры, только она способна обеспечить воспроизводство кадров высшей квалификации. Сегодня в государственных вузах Прибайкалья средний возраст профессорского состава составляет 46 лет, самый молодой возраст в БГУЭП — 41 год.

К сожалению, в сфере финансирования системы образования Россия оказалась на одном из последних мест в мире. Маленькая Финляндия направляет на нужды образования 16% ВВП, Япония — 13%, Китай — 12%, США — 11%, Германия, Франция, Великобритания — по 8%. Правительство Российской Федерации расщедривается менее чем на 3,5% ВВП. По уровню заработной платы российский учитель занимает третье место «с конца». Меньше его получают только работники культуры и сельского хозяйства.

Доступность образования — это не праздный вопрос. Это вопрос настроения в обществе, имеющий большое социальное звучание. До сих пор поступление в ведущий университет или институт школьника из небольшого города или села воспринимается как событие.

К сожалению, в 90-е годы XX века произошла так называемая «регионализация» образования. Выпускники школы, в основном по экономическим соображениям, предпочитали поступать в вузы по месту жительства, часто отказывая себе в получении того образования, о котором мечтали и которое достойны были получить.

У этой проблемы есть и другая сторона. Не происходит «перемешивания» различных слоёв населения, живущих в разных регионах. А ведь многие страны для сохранения единого культурного пространства создают специальные программы для такого «перемешивания». Что здесь можно сделать? Нам кажется, что необходимо срочно принять закон о творческих конкурсах, различных формах специализированной подготовки школьников, об олимпиадах, системе отбора талантливых молодых людей по всей стране. Надо, не откладывая, установить чёткие правила приёма на основе многовариантности. К этому следует добавить и создание системы целевой подготовки студентов и аспирантов, направляемых региональными вузами в ведущие университеты страны, которые обладают мощной научной базой.

А теперь о качестве нашего образования. В последнее время оно упало. Многое идёт от школы. Сейчас все крайне озабочены уровнем подготовки в школе по математике, физике, химии, биологии, русскому языку. А ведь эти предметы задают основу школьного образования. Проведённый ЕГЭ в школах Иркутской области в 2006 году показал, что к перечисленным предметам добавились ещё и иностранный язык, география, отчасти история.

По данным журнала «Русский Newsweek», «каждый 5-й выпускник российской школы… не имеет права на аттестат. Потому что каждый 5-й выпускник — двоечник. По результатам ЕГЭ в 2004 году 19,5% одиннадцатиклассников провалили экзамен по математике, а значит — и всю школьную программу по этому ключевому предмету». Не улучшился этот показатель и в 2005 году. А в 2006 году в школах Прибайкалья он ухудшился. Результаты по другим предметам немногим лучше. Тем не менее все двоечники свои аттестаты всё же получили, заключает журнал «Русский Newsweek». Напомню, что не так давно математическая неграмотность была объявлена в США угрозой национальной безопасности. По этому поводу было принято специальное решение конгресса США и выделены огромные средства.

Как здесь не вспомнить, что ещё Пётр I в 1701 году учредил в Москве школу «математических и навигацких» наук. А вот что было совсем недавно, на нашей памяти. В шестидесятые-семидесятые годы прошлого века в целях ускорения научно-технического прогресса на государственном уровне несколько раз принимались постановления о преподавании математики.

Невозможно не встревожиться вместе с академиком В.Гинзбургом по поводу реформы среднего и высшего образования. Вопрос действительно исключительно важный, от его решения во многом зависит само существование страны. Столь масштабная проблема не может не быть многогранной и многофакторной. Однако в большинстве публикаций она сводится лишь к кругу вопросов, связанных с встраиванием России в Болонский процесс, к реформе управления образованием и финансирования. Нам же представляются не менее актуальными вопросы, связанные с содержанием образовательного процесса.

Пожалуй, самой серьёзной проблемой является утеря нашей системой образования мотивационной составляющей, воспитывающей у молодёжи активный интерес к творческой самореализации. Ситуация усугубляется острым дефицитом массовой детской и молодёжной литературы, а также передач на радио и телевидении. Речь идёт не просто о популяризации науки. Даже в советские времена было немало интересных книг, несмотря на цензуру. Давайте перелистаем советские книги для детей и юношества, посвящённые открытиям и изобретениям, и сразу заметим их большой мотивационный потенциал. Потому что в них не столько приводятся яркие и интересные факты, сколько рассказывается, как и кем делались великие открытия и изобретения, каков был путь от идей к признанию и реализации. Хороший литературный уровень делает чтение одновременно увлекательным, полезным и «провоцирующим на подвиг».

Последнее, пожалуй, самое важное. Ведь именно таким образом, в частности, создавалась особая атмосфера, формирующая осмысленный интерес к дальнейшему изучению специальных предметов. И этот интерес сопровождался желанием попробовать себя в качестве новых Коперников, Ломоносовых, Эдисонов и Поповых. Именно на этой основе была создана эффективная система образования, позволившая воссоздать интеллектуальную элиту страны и обеспечить крупные отечественные научно-технические достижения 1950 — 1960-х годов. Ведь, по сути, единственной основой инновационной экономики являются энергичные, активные и инновационно мыслящие люди — исследователи, изобретатели, предприниматели. Необходимо срочно растить новое поколение научно-технической элиты России!

Вопрос качества образования упирается в материальное положение учителя, преподавателя, их статус. Меры, предложенные президентом РФ в рамках национальных проектов, в том числе проекта «Образование», — первые, но очень значимые шаги в этом направлении. Их необходимо развивать. Многие регионы уже сейчас существенно улучшили положение в школах, подняли престиж учителя. Для этого там отходят от оплаты по единой тарифной сетке и вводят элементы отраслевой системы. Цель таких нововведений — повысить зарплату учителя, по крайней мере, вдвое. Прибайкалье в этом деле пока отстаёт от передовых регионов России.

К сожалению, ни один вуз Прибайкалья не попал в число 17 инновационных вузов России, хотя заявки подавали ИрГТУ и ИГУ. Но, как пояснил руководитель экспертно-аналитического центра Национального фонда подготовки кадров, доктор психологических наук, профессор Василий Жураковский, вуз должен себя правильно позиционировать, причём в двух измерениях. Во-первых, в кластере родственных вузов: классических университетов, технических, педагогических, медицинских и так далее. Во-вторых, в региональном аспекте. Показать своё место в регионе, в федеральном округе, в России, в мире. И обязательно сформулировать миссию. К слову, как подчёркивает В. Жураковский, во многих заявках в первом раунде определение миссии не выдерживало никакой критики, вызывало у экспертов недоумение. Ставя перед собой цель, формулируя задачи, надо замахиваться на то, что позволяет осуществить потенциал вуза, подавшего заявку.

По всей видимости, наши вузы не выдержали данных требований. Разумеется, плохая подготовка в школе и уровень высшего образования взаимосвязаны. Кроме того, преподаватели часто вынуждены искать дополнительные заработки, отрывая время от основной работы.

Как в целом в вузах России, так и у нас в Прибайкалье сложилась парадоксальная ситуация. Две трети своего времени профессор университета проводит не на основной работе (исключение, может быть, составляет БГУЭП), а в других местах, зарабатывая на пропитание. По некоторым оценкам, почти две трети зарплаты он получает, так сказать, «на стороне». Согласитесь, это ненормально. Профессор должен за свою основную работу получать достаточно. Тогда от него можно требовать, чтобы он всё своё рабочее время отдавал университету. И это должно быть зафиксировано в персональном контракте, как делается во всех университетах мира.

VIII съезд Российского союза ректоров внёс предложение: подготовить и принять закон о статусе педагогического работника. Принимая этот закон, необходимо создать возможности для повышения оплаты труда преподавателя, научного сотрудника вуза.

Качество образования напрямую связано с квалификацией преподавателей. Во многих созданных в последнее время учебных заведениях, а это в основном юридические, экономические и управленческие, вообще не хватает квалифицированных педагогических кадров.

По данным Минобрнауки, в 2005 году было проверено четыреста образовательных учреждений, из которых только в адрес ста шестидесяти не было нареканий. Руководство министерства не делает секрета из того, что многие из вузовских филиалов по существу превратились в пункты выдачи дипломов, и далеко не всегда безвозмездно. Нам необходимо создать хорошо продуманную, компьютеризированную систему контроля качества. Причём эта система должна охватить не только вузы, но и школы. В действительности речь идёт об очень важном деле — формировании в стране единой информационной среды в сфере образования. Многие университеты настойчиво ставят вопрос о создании на их базе соответствующих ресурсных центров.

Теперь давайте задумаемся: а для кого мы готовим студентов? Как оценивают работодатели уровень нашего выпускника?

Сейчас мы живём в другой стране, у нас другая экономика. И, конечно, готовить студентов «в никуда», когда многие, а порой и большинство, идут работать не по специальности, как, например, выпускники педвузов, становится абсурдно.

Поэтому на повестке дня острейший вопрос цепи: системы образования, работодателей и бизнеса. Здесь есть серьёзные проблемы, но видны и пути их решения.

Мы часто говорим, что образование определяет будущее страны, потому что будущее — это прежде всего высокие технологии, это новейшие достижения фундаментальных наук, это новые открытия в микро- и макромире, в космосе, в природе живой материи. Именно такие открытия выведут страну и её экономику на новый уровень, обеспечат её конкурентоспособность. Кто сделает такие открытия, изобретения, технологии, препараты, изделия? Только специалисты, подготовленные на базе фундаментальных знаний, в настоящих научных школах, в инновационной среде.

Важнейшая проблема образования — воспроизводство научного потенциала. Ресурсная база для решения этой задачи, к сожалению, сейчас мала. Из-за острой нехватки преподавательских и научных кадров конкурсы на замещение должностей профессоров и заведующих кафедрами в ряде случаев превращаются в пустую формальность.

В настоящее время в России около 30-40 тысяч активных учёных. Половина из них работает за границей, хотя формально числится в наших вузах или институтах РАН. Из научных учреждений практически полностью «выпало» поколение, которому сейчас 35-40 лет. Эту «дыру» в научном сообществе залатать будет крайне трудно.

Вице-президент РАН академик Николай Лаверов на специализированном форуме «Инфраструктура инноваций в России» высказал мнение о том, что 99% сотрудников научных центров, вузов, предприятий ещё не знают, что именно следует делать для включения в инновационный процесс, не видят своего места в экономике знаний. То есть актуален и такой вопрос, как просвещение специалистов. «Эта задача стоит и перед нами, и перед масс-медиа», — убеждён вице-президент РАН.

В последние годы государством сделан ряд шагов по созданию условий для стимулирования воспроизводства научных и научно-педагогических кадров. Это известные указы президента и постановления правительства. Однако следует признать, что перелома в решении этой задачи пока не видно.

И, наконец, о наших студентах. Какие они сегодня? Каковы их устремления и цели? Как мы их воспитываем? Сегодня в вузах Прибайкалья федерального финансирования обучается более 199 тыс. человек. За период с 1995 по 2005 год количество студентов выросло в два с половиной раза и приблизилось к семи миллионам. На 10 тыс. человек в России приходится 430 студентов. (В вузах Прибайкалья эта цифра несколько выше). Это один из самых высоких показателей в мире. По данным некоторых социологических исследований, 76% студентов удовлетворены своим образованием и полагают, что смогут работать в любой стране. Около 80% молодёжи выражает неудовлетворение своим материальным положением, а около половины считает, что бюрократия защищает интересы богатых. Добавим к этому, что сейчас студенты больше интересуются политикой. И таких политически активных молодых людей — около 75%.

Завершая свою речь на съезде Российского союза ректоров, его президент, академик РАН Виктор Садовничий особо подчеркнул, что «воспитание молодёжи должно стать главной целью образования, быть главным вектором жизни всего нашего общества». Как говорил академик Дмитрий Лихачёв, «не должно быть глухих к Слову, чёрствых к Добру, беспамятных к Прошлому и слепых к Красоте, а для этого нужны Знания, дающиеся Образованием».

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector