издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Код Островского

Представляя Игоря Островского, волей-неволей приходится очень часто употреблять слово «первый». В иркутской предпринимательской среде он известен тем, что открыл в городе первую сеть видеосалонов, первый коммерческий магазин, первый ночной клуб. Островский убеждён: первым быть трудно, но выгодно. Говоря об основе своей предпринимательской активности, он ссылается на генетический код, свойственный евреям.

Сегодня у Игоря Островского весьма разветвлённый бизнес. Он является владельцем и совладельцем нескольких компаний, одной из которых принадлежат автозаправочные станции, другой – право на производство и установку оборудования автономного водоснабжения и канализации торговых павильонов. Он также является совладельцем клуба «Стратосфера». Собеседник НАТАЛЬИ МИЧУРИНОЙ подчёркивает, что весь свой бизнес он намеренно сосредоточил в Иркутске, где живёт уже тридцать девять лет и не собирается его покидать.

Хотя для Островских свойственна мобильность, признаётся он в разговоре. Родители Игоря Островского с Украины. Потом перебрались в Калининградскую область. «Отца, кадрового военного, полковника, когда мне было девять лет, перевели в Иркутск, и он возглавил военную кафедру ИГУ», – продолжает он. Не засиделась в Иркутске дочь Игоря Александровича Эмма. Сейчас она живёт в Лондоне.

— Сложно было смириться с выбором дочери, переехавшей в Англию?

— Это скорее было желание моё и жены. Это мы с ней выбрали Англию, когда Эмма ещё была школьницей, как место, где она сможет получить высшее образование. Мне по духу Англия очень близка. Мне очень нравится её консервативность. Англичане даже фунт сохранили. Мы не единожды ездили с женой в Лондон, чтобы принять окончательное решение о будущем месте учёбы дочери. Немаловажным обстоятельством было и то, что тогда в Лондоне жил предприниматель Артём Тарасов, нас связывали товарищеские отношения. То есть было кому посмотреть за Эммой, что-то посоветовать. Теперь она выучилась, вышла замуж и не представляет себя ни в Иркутске, ни в Москве. Говорит, что ей даже сны снятся на английском.

Несмотря на то, что наш герой владеет достаточно разветвлённой сетью бизнесов, своим рабочим кабинетом он считает кабинет в первом иркутском клубе «Стратосфера». Признаётся, что клубу отдаёт большую часть рабочего времени. Сюда он и пригласил нас для встречи. Рассказывая о том, как всё начиналось, Игорь Островский вспоминает 1989 год. Он вернулся после двухлетнего отсутствия в СССР. Из Монголии. А уже спустя считанные месяцы в городе появился первый видеосалон. А потом первый частный магазин, который назвали не по-советски – «Сюрприз».

— Тогда в городах были кучи непонятных барахолок, — вспоминает он. — Я подумал: почему бы не организовать цивилизованную торговлю? Первый коммерческий магазин появился в гостинице «Сибирь». В конце восьмидесятых вести дела было намного проще. Даже видеосалоны приносили неплохой доход. И деньги зарабатывались по-другому. Доходность была рубль к рублю. Это сегодня на вложенный рубль получить 15 копеек – уже очень хорошо.

— Проблему накопления первоначального капитала как решали?

— Не было, по большому счёту, никакого первоначального капитала. Зато были определённые связи. Я долгое время работал в Кировском райкоме комсомола Иркутска.

Кстати, этих связей не хватило, чтобы избежать призыва в ряды Вооружённых сил, когда Островскому было уже 28 лет и работал он секретарём парткома. Перекладывая ситуацию на современные условия, он недоумевает: как такое могло случиться? Тем не менее в чине старшего лейтенанта он отдал долг Родине. Правда, служить пришлось с преференциями, при бывшем первом секретаре обкома партии Василии Ситникове, который на тот момент был послом в МНР.

— Когда вернулся в Иркутск, перестройка была на самом старте, начала меняться экономика. У меня был выбор: то ли вернуться в партийные органы, то ли заняться своим делом. Я некоторое время был на распутье, но выбрал бизнес.

— Конец восьмидесятых… Какое представление люди тогда имели о бизнесе?

— Мне нравилась комсомольская и партийная работа. И я бы не хотел оценивать её как качественную стартовую площадку в бизнес. Полагаю, я там был на своём месте. Но поскольку я еврей, во мне заложено генетически делать что-то своё. У меня дед немножко занимался предпринимательством, у него была аптека.

— Решение при выборе направления для инвестирования вы тоже принимаете, полагаясь на интуицию?

— Это лишь сначала решение принимается на уровне «нравится – не нравится». А потом начинается экономика. Всё просчитывается настолько, насколько можно просчитать. Потом пробую или отказываюсь от идеи. В своё время, к примеру, у нас была идея строительства аквапарка на острове Юность. На стадии переговоров с потенциальными инвесторами от неё пришлось отказаться.

У меня есть ещё одно правило: если бизнес не идёт, надо вовремя его закрыть. К слову, мои салоны были единственные, которые сами открылись и сами закрылись. В отличие от многих, что были закрыты государством, как правило, из-за юридических и бумажных проблем. Нас никто не закрывал, потому что были в порядке все документы. Я умел работать с документами, в своё время окончил юрфак госуниверситета. Потом бизнес перетекал из одной формы в другую. Был магазин. Потом оптовая торговля продуктами. После — мебельные салоны. Потом появилась идея сделать в Иркутске ночной клуб европейского уровня, большой и красивый.

Клубу «Стратосфера» в этом году исполняется десять лет. К этой дате здесь долго готовились. Открылся кинотеатр, а в июле появятся два кафе. Хотя проект мог и не состояться. Островский с партнёрами вложили в него три миллиона долларов и, как говорит он сам, «попали с дефолтом». «Мы взяли совершенно разрушенное помещение — кинотеатр «Гигант». Тогда там посудой торговали. В малом зале не было потолка. Во всём здании не было горячей воды. Это со стороны кажется, что всё было просто», — говорит Островский.

— Что делать в малом зале, мы долго не могли придумать. И находились в поиске до тех пор, пока партнёры из Южной Кореи не подбросили идею боулинга. Съездили, посмотрели – людям нравится. Сегодня это уже обычное развлечение и для иркутян, но для нас тогда это была чистой воды авантюра. В России в то время мало кто представлял, что это такое. Боулинг был лишь в столичной гостинице «Космос». Потом в Иркутске на базе нашего клуба спешно была создана региональная федерация боулинга. Сейчас надо было бы много усилий, в том числе и финансовых, приложить для её регистрации. А тогда москвичи нам помогли и организовали всё бесплатно.

— Много времени отдаёте клубу?

— Клуб – один из бизнесов. Но занимает большую часть моего времени. Хотя с ним много хлопот, мне нравится эта работа. В принципе, любого возраста человек сможет здесь организовать свой досуг: можно поиграть в боулинг, можно потанцевать и посмотреть фильм. Любой может здесь хорошо и качественно поесть, потому что у нас шеф-повар из Москвы, ученик известного ресторатора Марциано Палли, в честь которого и назван наш ресторан. Он уже семь лет работает, хотя приезжал всего на три месяца.

— Вы сами по складу характера человек клубный? Любите поколбаситься?

— Нет, уже не люблю. Наверно, это возрастное.

— Вы помните своё первое посещение клуба?

— Это было в Лондоне. Тогда как раз идею создания клуба мне предложил мой партнёр Олег Прокопчук. Мы с женой навещали дочку. Я считаю, что наш клуб ничем не хуже английского.

— Закрытие казино с 1 июля может усилить конкуренцию на рынке развлечений? Будут ли, на ваш взгляд, деньги владельцев казино инвестированы в развлекательную сферу?

— Я об этом не думаю. Уверен, что наш клуб выживет даже в самой жёсткой конкуренции. Мы для этого много сделали. Думаю, что средства, которые могут быть инвестированы в сферу развлечений в Иркутске, очень ограничены. Прежде всего, численностью населения. Можно открыть сто заведений, но будет ли тогда этот бизнес эффективен? Ведь количество людей, посещающих клубы, не растёт со скоростью, с которой появляются увеселительные и развлекательные заведения. Клубный бизнес — огромный труд. Не все это понимают, поэтому в Иркутске есть примеры клубов, жизненный цикл которых ограничивался двумя-тремя годами. И уж конечно, на этом рынке невозможно будет реализовать схему: поменьше вложить и быстро «отбить». Люди стали разборчивыми, они оценивают звук, свет и так далее.

— А куда сейчас стремится клубная публика?

— Давайте посмотрим, что происходит в Москве. Там совершенно нормальным считается разместить под одной крышей магазины, рестораны, кинотеатр и дискотеку, а ещё, может, там будет каток. Это очень удобно. Человек может прийти в одно заведение, чтобы исполнить любое своё желание и провести в нём весь день. По крайней мере, мы сегодня действуем в этом направлении. Мы думали, как можно расширить наши возможности, и год назад родилась идея открыть кинотеатр. Мы нашли в этом и материальный эффект. Кино востребовано. Кроме того, раньше здесь уже работал кинотеатр. Мы сочли, что это привлечёт молодёжь. Ставили перед собой задачу сделать ещё одно тусовочное место.

— Вам бы сейчас хотелось что-то в клубе изменить?

— У нас есть желание привлечь более взрослую молодёжь. Сейчас средний возраст наших посетителей – 20-22 года. Хотелось бы поменять программы, определиться по концертной деятельности, поднять дискотечный уровень до того, что был четыре-пять лет назад. Понимаете, мы столкнулись с такой ситуацией, когда при росте конкуренции среди ночных клубов, количество которых увеличивается, выросли цены в прайсах артистов. Раньше они ездили к нам очень часто. Со временем это стало более дорогим удовольствием. Но мы посчитали и решили, что сейчас именно та ситуация, когда можем приглашать «звёзд». Пока определяемся с тем, кого бы хотели видеть. Люфт временной есть: июнь-июль для нашего бизнеса – почти мёртвые. А уже начиная с августа включимся в более активную работу в этом направлении.

— Как на протяжении десяти лет меняется уровень клубной культуры?

— Он остаётся неизменным. Есть категория людей в возрасте от 20 до 35, которая ходит в клубы. Меняется лишь отношение людей к отдыху. Ясно, что у каждой возрастной группы есть определённые потребности. Однако я противник жёсткого сегментирования. Думаю, что попытка сделать тот же элитный клуб в Иркутске экономически себя не оправдает. Мне кажется, что сейчас посещаемость клубов зависит от их внутренней политики, сервиса. Ну а если говорить о ценах, то сегодня уже во всех клубах они практически одинаковые.

— Как вы выстраиваете управление своим таким неоднородным бизнесом?

— Под каждый проект, как правило, мы набираем отдельную команду. Поскольку не может быть человек одинаково компетентен как в клубном бизнесе, так и в бизнесе, например, по продвижению услуг по установке систем автономного водоснабжения.

— Как часто меняется структура партнёров в разных проектах?

— Когда-то мы начинали бизнес вчетвером. Теперь остались вдвоём с Олегом. Двое партнёров уехали в Москву. Обосновались там и даже звали с собой, но я отказался. Появляются новые проекты – появляются новые партнёры. Мне очень нравится иметь дело с молодёжью. У них свежие мысли, для них нет преград, они на всё проще смотрят.

— Никогда не возникало желания уехать?

— Возникало, раньше. Теперь нет.

— Что удерживало?

— Наверно, отношения, которые выстраивались годами. Мне, как и любому человеку, важно признание и уважение. А теперь, в моём возрасте, считаю, начинать бизнес на новом месте с нуля, выстраивая новые отношения, уже неприлично.

Сейчас в Иркутске сложилась интересная предпринимательская тусовка. Мы все вместе росли профессионально. Рос бизнес: просто кто-то был более успешным, а кто-то менее. Ту же Татьяну Казакову (мэр Листвянки, в прошлом президент компании «Байкальская виза», владеющей сетью гостиниц и ресторанов. – «Конкурент») я знаю лет пятнадцать, Нину Чекотову (глава компании «Фортуна». – «Конкурент») – двадцать. Мы в добрых отношениях с Игорем Кокоуровым (глава группы компаний «Материк», которой принадлежат рестораны «Бирхаус» и «Киото». – «Конкурент»). Не скрою, что иногда мы даже спрашиваем совета друг у друга.

— А в клубах бываете?

— В последний раз заходил в «Акулу». Ребята там работают любопытные. Но я был не с целью отдохнуть. Скорее, это можно назвать профессиональным интересом.

— Работа работой, а как вы отдыхаете?

— Люблю ездить на море. Делаю это два-три раза в год. Очень люблю Юго-Восточную Азию – Индонезию, Таиланд, Филиппины. Стараюсь уезжать на две недели, чтобы не слышать телефон. Купаюсь в море. Вот это отдых. Бывает, хожу в тренажёрный зал. Смотрю кино. Провожу свободное время, как все.

— Сложно первым что-то начинать. Вы не ловили себя на ревностном отношении к проектам, повторяющим ваши идеи?

— Первым начинать сложно, но выгодно. Я считаю, что к конкурентам относиться ревностно бессмысленно. Их появление – процесс неконтролируемый. Конечно, без конкуренции хорошо. Но лучше с ней, это стимул к развитию.

Фото Дмитрия ДМИТРИЕВА

Островский Игорь Александрович родился в городе Неман Калининградской области 12 мая 1958 года. В 1975 году окончил иркутскую школу № 16. Выпускник Иркутского государственного университета. По окончании ИГУ работал секретарём первичной организации строительного управления. В 1983 году перешёл на работу в Кировский райком комсомола Иркутска. С 1986 по 1987 – секретарь парткома УИР. С 1987 по 1989 год – служба в рядах Вооружённых сил в МНР, замполит отряда. С 1989 года занимается предпринимательской деятельностью.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное