издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Новые источники энергии – перспективы или фантастика?

  • Автор: Сергей ДУБРОВИН, депутат Государственной думы РФ

Сегодня научные и промышленные круги России обеспокоены высокой зависимостью энергетических систем государства от ископаемых источников энергии: нефти и её производных, газа, древесного и каменного угля. Поиск новых источников энергии, которые бы базировались на принципах долговременного использования, возобновляемости сырья и низкого негативного влияния на окружающую среду, нужно начинать уже сегодня. Этим проблемам был посвящён круглый стол, прошедший в июне этого года в Государственной Думе.

Согласно Энергетической стратегии Российской Федерации, возобновляемые источники энергии — это источники непрерывно возобновляемых в биосфере земли видов энергии: солнечной, ветровой, океанической, гидроэнергии рек, геотермальной, энергии биомассы и так далее. Альтернативные виды моторного топлива включают в первую очередь этанол и другие добавки в моторное топливо, полученные из растительного сырья.

Например, по прогнозам, в Европе возобновляемые источники энергии будут чемпионом по приросту энергии до 2030 года, а роль атомной энергии будет сокращаться. Но переход к крупномасштабному промышленному использованию нетрадиционных и возобновляемых источников энергии требует, по крайней мере на начальном этапе, мер государственной и общественной поддержки, а также совершенствования законодательного обеспечения.

Наряду с сокращением потребления невозобновляемых топливно-энергетических ресурсов стратегической целью является обеспечение устойчивого тепло- и энергоснабжения населения и производства в зонах децентрализованного энергоснабжения. Например, сегодня объём завоза топлива в районы Крайнего Севера и приравненные к ним территории составляет около 7 млн. тонн нефтепродуктов и свыше 23 млн. тонн угля. Использование возобновляемых источников энергии позволит снизить расходы на привозное топливо и оптимизировать региональные топливно-энергетические балансы.

По имеющимся оценкам, технический потенциал возобновляемых источников энергии составляет около 4,6 млрд. тонн условного топлива в год (у.т. – это условная единица органического топлива, равная килограмму топлива с теплотой сгорания 7000 ккал/кг), то есть в пять раз превышает объём потребления всех топливно-энергетических ресурсов в России. Их экономический потенциал определён в 270 млн. тонн у.т. в год, что составляет более 25 процентов от годового внутреннего потребления энергоресурсов в стране. В последнее время экономический потенциал возобновляемых источников энергии существенно увеличился в связи с подорожанием традиционного топлива.

Удельная выработка энергии из возобновляемых источников (без учёта большой гидроэнергетики) в России, по данным Международного энергетического агентства, в 2004 году была в 5 раз меньше, чем в Германии, в 11 раз — Норвегии, в 10 раз — США. Доля возобновляемых источников энергии в производстве электроэнергии составила в 2002 году лишь около 0,5 процента от общего производства, а объём замещения органического топлива — около 1 процента от общего потребления энергии. К 2010 году при соответствующей государственной поддержке может быть осуществлён ввод в действие около 1000 МВт электрических и 1200 МВт тепловых мощностей на базе возобновляемых источников энергии.

В соответствии с исходными показателями проекта федеральной целевой программы «Повышение эффективности энергопотребления в Российской Федерации до 2015 года», экономия энергоресурсов к 2015 году должна составить 100 млн. т у. т. в год при общем потенциале энергосбережения 360-430 млн. т у. т. Таким образом, совокупный эффект от использования возобновляемых источников энергии и энергосбережения к 2015 году может составить около 370 млн. т у. т. в год, что сопоставимо с запланированным на этот период объёмом экспорта газа (285 млрд. куб. м).

В промышленно развитых странах накоплен значительный опыт государственного регулирования развития возобновляемой энергии и ресурсосбережения. Как ожидается, подобная политика позволит странам Евросоюза к 2030 году увеличить валовой национальный продукт на 79% при снижении энергопотребления на 7%. В целом европейские государства будут получать от возобновляемых источников энергии не менее трети потребляемой энергии. В США финансирование возобновляемой энергетики и энергоэффективности из федерального бюджета сопоставимо с расходами на атомную энергетику и обращение с радиоактивными отходами. В Индии с 1992 года существует министерство, которое с прошлого года стало называться Министерство новой и возобновляемой энергии. За рубежом быстрыми темпами растёт производство биоэтанола и биодизельного топлива. Лидерами по производству биоэтанола являются США и Бразилия, биодизельного топлива — Германия. В течение 25 лет США предполагают заместить биотопливом до 37% используемого моторного топлива. Страны Евросоюза планируют заместить биотопливом 20-25% моторного топлива. Расширение производства и использования биотоплива даёт значительный мультипликативный эффект, поскольку не только замещает дефицитные нефтепродукты, но и служит фактором развития муниципальных территорий, создаёт дополнительные рабочие места, снижает выбросы углекислого газа, стимулирует развитие биотехнологий.

Опыт ведущих индустриальных стран показывает, что использование ВИЭ на промышленном уровне невозможно без государственной поддержки, причём со стороны как законодательной, так и исполнительной ветвей власти. В Российской Федерации определённые меры по развитию возобновляемой энергетики, энергоэффективности и энергоресурсосбережения принимаются на федеральном, региональном и местном уровнях, однако в целом стройная система управления, соответствующая важности данного сектора энергетики, не сложилась. Содержащиеся в Энергетической стратегии показатели носят индикативный характер и не являются обязательными.

Развитие сектора возобновляемой энергетики, энергоэффективности и энергоресурсосбережения сдерживается в силу отсутствия эффективной стратегии, конкретных программ, необходимых статистических наблюдений и механизмов контроля. Не сформирована соответствующая законодательная и нормативно-правовая база, до сих пор не внесены Правительством РФ в Государственную Думу проекты предусмотренных «Энергетической стратегией России на период до 2020 года» федеральных законов «О возобновляемых источниках энергии» и «О теплоснабжении»; не развивается законодательство для малой и автономной энергетики; не приняты меры в части технического регулирования в целях энергосбережения и энергоэффективности (в частности, норм и стандартов энергопотребления, тепловой защиты зданий, производства и использования альтернативных видов топлива и т.д.). В данных российской государственной статистики (в отличие от Евросоюза и США) отсутствуют показатели, характеризующие состояние сектора возобновляемой энергетики, энергоэффективности и энергосбережения.

А это отражается на всех уровнях, в частности, сдерживает ход муниципальной реформы, которая тесно связана с достижением минимального уровня энергетической устойчивости муниципальных образований. Органам государственной власти субъектов Российской Федерации и органам местного самоуправления следует обратить внимание на вопросы обеспечения нормативного уровня энергетической безопасности поселений на основе энергетики на возобновляемых источниках энергии и местных видах топлива. К сожалению, в настоящее время в структуре органов исполнительной власти не сформирована система полномочий и ответственности в области возобновляемой энергии и энергосбережения.

По основным видам оборудования для использования возобновляемых источников энергии Россия соответствует мировому уровню, за исключением ветроустановок мощностью 30 и более кВт, которые должны быть доработаны с учётом передового зарубежного опыта. В настоящее время в стране действует около сотни предприятий, производящих оборудование для использования нетрадиционных возобновляемых источников энергии. Прирост «прочих нетопливных ресурсов» в России соответствует значениям прироста ВИЭ в США и ЕС. Но у последних есть политика, есть законы, есть субъекты государственного, регионального и местного управления. Есть программы развития и есть солидный бюджет. В России этого нет, за исключением задела советских времён в гидроэнергетике.

Для ускоренного развития энергетики на возобновляемых источниках энергии уже сегодня необходимо совершенствование законодательства, в частности, внесение изменений в Водный и Земельный кодексы для урегулирования вопросов разработки торфяников и эффективного использования торфа для производства электрической и тепловой энергии; внесение изменений в Налоговый кодекс с целью уточнения ставок акцизов при использовании этилового спирта и биодизельного топлива в качестве моторного топлива, использовании биогаза. Существуют вопросы, общие для различных видов источников энергии. Это обеспечение гарантированного приёма производимой электрической и тепловой энергии в энергетические сети, установление льготных тарифов на вырабатываемую энергию (ввиду её экологических и социальных преимуществ), повышение надёжности указанных систем за счёт использования местных источников. Исходя из этого, требуется подготовка Правительством РФ и Госдумой специального федерального закона, регулирующего вопросы использования возобновляемых источников энергии, с необходимыми изменениями в действующее законодательство, направленными на стимулирование энергетики на возобновляемых и местных источниках энергии. А в целях увеличения доли нетрадиционных возобновляемых источников энергии в балансе потребления первичных энергоресурсов — внесение необходимых изменений в «Энергетическую стратегию Российской Федерации на период до 2020 года» и федеральную целевую программу «Энергоэффективная экономика на период 2002-2005 гг. и на перспективу до 2010 года». Принятие этих законодательных актов и создание при Минэнерго специального отдела по работе с возобновляемыми источниками энергии – это необходимый уже сегодня базис для развития энергетической отрасли на ближайшие годы.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер