издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Достоинство открытого бюджета

К 90-летию «Восточно-Сибирской правды»

Летом 1998 года администрацию Иркутской области всколыхнула сенсационная новость. Должность первого заместителя главного финансиста Приангарья была доверена 23-летнему выпускнику вуза, который спустя недолгое время и возглавил финансовое управление одновременно с назначением на пост заместителя губернатора, оставив его в марте 2003 года. А публикуемое сегодня интервью он, кандидат экономических наук Андрей БУРЕНИН, дал уже в качестве депутата Государственной Думы IV созыва.

В новом московском кафе с уютно-зазывным названием «Сковородка» было тихо и безлюдно, несмотря на субботний летний вечер. Идеальная обстановка для неформального общения. Мы заказали по чашке чая, но тут же и забыли о нём, увлёкшись беседой.

— «Восточка» в моей жизни? Своеобразная постановка вопроса! В большей степени я был читателем, чем ньюсмейкером. В принципе можно сказать, что вообще всё, что связано с печатными СМИ Иркутской области, у меня лично ассоциируется исключительно с «Восточно-Сибирской правдой». А вот сейчас если спросить, какие ещё газеты Приангарья я знаю, то, наверно, кроме местных газет – братских, ангарских и так далее, — я вряд ли и назову. Областной источник печатной информации – только, пожалуй, «Восточка». На неё, когда я жил в Иркутске, всегда подписывались. На семью приходило несколько федеральных изданий, а из региональных – лишь «Восточно-Сибирская правда». Да и сейчас отслеживаю то, что происходит в области: в электронном виде по Интернету читаю в основном «Восточку». Поэтому мало, наверное, каких-то эмоциональных воспоминаний, скорее их нет, но если вести речь о чисто утилитарных, делового толка, — самые положительные впечатления об этой газете как надёжном поставщике информации.

— Без уступок центропрессе?

— С федеральной прессой я её даже не пытался сравнивать, потому что федеральная, понятно, пишет об одних и тех же событиях, а региональная даёт другой срез. Но по качеству представляемого материала, по тому, как освещались события, я думаю, газета ни в коей мере не уступала центральным изданиям. Сейчас по роду деятельности приходится сталкиваться с прессой из разных регионов, и на этом фоне тоже «Восточка» выглядит на самом деле по меньшей мере очень достойно.

«Команда, без которой нам не жить»

— Андрей Викторович, вы, коренной иркутянин, как солнышко красное из-за горы выкатились на высокий горизонт. Что этому способствовало?

— В своё время мне удалось поступить на САФ – Сибирско-американский факультет. Это был первый набор, поэтому ещё можно было относительно свободно поступить, не имея каких-то связей, хотя и тогда было по восемь золотых медалистов на место, но тем не менее я попал.

— Конкурс выдержали?

— Да. САФ считался, во многом благодаря поддержке областной и городской администраций, элитным учебным заведением на региональном уровне. Неудивительно, что с приходом Бориса Александровича Говорина на должность губернатора он решил при смене команды чиновников повысить образовательный уровень своих замов и тех, с кем ему предстояло работать. И практически все чиновники высшего и среднего уровня стали получать второе высшее образование на САФ, а я как раз после его окончания начал там преподавать параллельно с написанием диссертации. И один из курсов – по финансам – они проходили у меня, и по результатам его Борис Александрович, как один из слушателей, сделал для себя вывод, что можно выстроить свою команду с помощью молодёжи. Я получил предложение стать первым замом Анатолия Алексеевича Козлова, тогда он был начальником финуправления.

— Через пару с половиной лет вы оттуда ушли на ИркАЗ заместителем по финансам к Игорю Самсоновичу Гринбергу. Почему? А не успел и год пройти, вдруг снова вернулись, уже, впрочем, в новом качестве. Дело прошлое, но интересно.

— Придя работать в главное финансовое управление, я, не имея никакого опыта государственной службы, проявлял максимализм без привязки к реальному политическому контексту. Я больше придерживался технократического стиля, настаивая, что любые решения нужно прежде всего обсчитать.

На этой почве стали возникать трения, потом разногласия, и я ушёл. Но при очередной смене команды Б.А. Говорин настоятельно предложил мне должность руководителя главного финансового органа и своего заместителя. Более того, я ещё возглавлял РЭК – региональную энергетическую комиссию. И надо отдать должное Борису Александровичу: оговорённые условия он полностью исполнял. Я ему очень благодарен. Отношусь к нему с огромным уважением. Мало того, что он обладает огромным интеллектом, это единственный человек из тех, кого я видел в Иркутской области, с оговоркой: я не работал с Ножиковым, у которого государственный ум федерального уровня. Таких людей я в регионах больше не встречал. Профессионально я получил от него больше, чем от кого-либо.

— Каким же из своих проектов вы, как бывший начфин, гордитесь?

— Вы знаете, в финансовой сфере их было достаточно много. Мы полностью переделали всю систему формирования бюджета, и в то время на фоне бюджетов других субъектов он выглядел, безусловно, очень профессионально. Сделали с нуля казначейскую систему исполнения бюджета, начиная от её информационных компьютерных модулей до кадровой составляющей, подготовки людей и контроля исполнения бюджета в целом. По сути дела, такой системы не было тогда ещё ни у кого. А затем мы прекрасно развили систему работы с депутатским корпусом, благодаря чему бюджеты мы законодательно проводили без всяких изменений.

Если КПД остальных законодательных инициатив был весьма невелик из-за того, что многое отвергалось депутатами, то законопроекты, которые инициировало финуправление, проходили стопроцентно. А их было очень много: тогда ведь менялись налоговая система, бюджетное законодательство, приняли новый бюджетный процесс. И одно из основных достижений – это формирование очень хорошей финансовой команды. Открыли просто кафедру финансов и брали с неё людей на практику, по два-три человека с курса.

— Шла своего рода селекция?

— Да, и за три-четыре года работы у меня практически все замы стали новые и руководители отделов. Те, которые ушли потом, заняли высокие посты и в Москве, и в Иркутской области.

Коробки не для робких

— Перейдём к сегодняшнему дню, Андрей Викторович. Как вы, позвольте узнать, стали депутатом?

— Депутатом стал внезапно, даже не планируя. С федерального уровня предложили пройти по спискам Свердловской области. Списки составляла администрация президента, с учётом, видимо, достаточно эффективной работы в финансовых органах. И я там был избран в 29 лет. Людей, работающих во власти, которые знают, как делается бюджет, очень мало. Если человек пять в Госдуме наберётся, которые делали бюджет сами когда-то, то это было бы хорошо. На самом деле их два, я думаю.

— Один, надо полагать, это вы. А кто же ещё?

— Надежда Сергеевна Максимова, которая была заместителем министра финансов. Есть несколько депутатов типа Виталия Борисовича Шубы, которые давно в Госдуме и хотя в жизни своей не делали бюджета, но погрузились в тему и знают её не хуже нас. Но таких, как Виталий Борисович, можно перечесть по пальцам одной руки. Поэтому оппонировать исполнительной власти с её огромным аппаратом по бюджету очень сложно, если ты не представляешь, как его делать.

— Для населения это и вовсе тёмный лес!

— Бюджет вообще – очень сложный документ. Если дать несколько коробок федерального бюджета людям несведущим, они там ничего не поймут. Там ведь сплошные коды, даже в Минфине это для многих китайская грамота, они работают с отдельными частями бюджета, не представляя его в целом как документ. И в других странах точно так же, поэтому там принято активно рассказывать населению, что предпринято для улучшения жизни. В том числе параллельно с бюджетом в таком техническом плане принимается ещё в упрощённой вариации бюджет для граждан.

Мы сделали то же самое: месяц назад осуществили проект, который называется «Открытый бюджет» с подзаголовком «Мифы и реальность». У нас много мифов бытует, которые легко развеять, дав себе труд прочитать «Открытый бюджет». Дума IV созыва, к примеру, приняла решение о полном изъятии природной ренты у нефтедобывающих компаний. И сейчас 90 процентов каждого дополнительного доллара из-за роста цен на нефть идёт в бюджет. Федеральный бюджет ровно наполовину состоит из этих денег. А за счёт этого, в частности, понижены налоги на остальные секторы экономики. Объективно сравнивая, у нас самые низкие ставки по большинству видов налогов, чем у всех развитых стран и стран одного с нами уровня развития. А все считают, и это легко развеиваемый миф, что у нас огромное налоговое бремя.

Сайт взамен почтового ящика

— Как сказал поэт, любой уход – предлог для возвращенья…

— Не хочу зарекаться от варианта возвращения в Приангарье, но шанс – не более пяти процентов. Пока для такого поворота событий нет никаких предпосылок. В Москве обосновался с семьёй, по ипотеке приобрёл квартиру, недавно родился второй ребёнок – сын Александр. Бываю в Иркутске часто, каждые полтора-два месяца. Там и родственники, и по работе я закреплён партией за Иркутской областью. Значит, обязан быть погружён в политическую жизнь региона больше.

— Приезжая в Иркутск, прессу смотрите?

— Да я отсюда смотрю. На сайтах. Нынешняя «отодвинутость» от власти редакции является конкурентным преимуществом, которое выведет газету на новый уровень развития. Насколько я понимаю, печатное издание всегда теряет независимого читателя, когда оно придвинуто к власти.

В столице у меня сложились хорошие отношения со многими газетами: «Независимой», «Коммерсантом», с другой экономической прессой, всё строится на личных контактах с корреспондентами. Поэтому хочется, чтобы коллектив «Восточки» чувствовал себя комфортно, развивался и людям было не только хорошо работать в плане материальном, но чтобы журналисты старейшей газеты получали от этого удовольствие. Да и читателям его доставляли!

Беседу вела Вера ФИЛИППОВА, специально для «Восточно-Сибирской правды»

НА СНИМКЕ: Андрей Буренин

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное