издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Золотое время экспорта

Уникальный шанс для сибирского леспрома

«Время экспорта круглого леса заканчивается», — утверждает заместитель главы администрации Иркутской области по лесному хозяйству, лесоперерабатывающей промышленности и водным ресурсам Виктор Долгов. Через пару лет в области начнётся бум лесоперерабатывающей промышленности, а весь поток древесины, отправляющейся за пределы области, будет идти через «Байкальскую лесную товарную биржу». О том, как областная администрация намерена воплощать в реальность эти смелые планы, Виктор Долгов рассказал в беседе с нашим корреспондентом.

— В феврале правительство РФ приняло положение о поэтапном повышении таможенных пошлин на вывоз круглого леса. Оно уже начало реализовываться: с 1 июля этого года пошлины выросли на 20% от контрактной цены, или не менее 10 евро с одного кубометра отгруженного леса. С 1 апреля 2008 года пошлины будут повышены на не менее 25% от контрактной цены, с 1 января 2009 года вводятся, по сути, заградительные пошлины, не менее 50 евро с одного кубометра. Это очень большая нагрузка для лесоэкспортёров круглого леса. С такими пошлинами будет сложно строить экономику предприятия, если ориентироваться только на экспорт круглого леса.

Сегодня нужно в форсированном порядке перестраивать своё дело, обучать людей, закупать оборудование и производить то, что востребовано на рынке, искать свою нишу в изменяющихся условиях. Здесь как раз большая проблема. Допустим, все кинутся закупать оборудование, а оно не дешёвое. Цена за оборудование может колебаться от 50 тысяч евро до миллиона в зависимости от назначения и производства. Это большие вложения. Кроме того, необходимо готовить кадры, это тоже обойдётся в копеечку. Поэтому нужно отчётливо понимать, а будет ли продукция востребована на рынке в его различных сегментах: лесопиление, деревообработка, домостроение, строительство и т.д.

— Администрация будет пытаться как-то регулировать этот рынок?

— Мы же говорим о рыночной экономике. Но в данном случае администрация должна правильно позиционировать производителей той или иной продукции, чтобы не возник коллапс, когда все произвели огромное количество бруса, а рынка сбыта для него нет. Поэтому уже сейчас мы начинаем формировать потребность в деревянном домостроении, изделиях для него, чтобы как-то прогнозировать рынок через 2-3 года. Важно, чтобы департамент по строительству подготовил нам более-менее внятные цифры. Такое поручение губернатор уже дал департаменту.

Второе, и главное. Нам следует понять, что нужно конкретному человеку. Разрыв в доходах велик. Есть люди состоятельные, и у них повышенные требования, а есть и те, кто вовсе не помышляет о жилье. Мы должны чётко понимать, что нужно строить в городах, сёлах, коттеджных посёлках. Как минимум, должно быть пять проектов, удовлетворяющих спрос разных категорий потребителей. Мы должны понимать, сколько таких домов мы должны строить. Лесопромышленному комплексу ещё предстоит занять определённую нишу в реализации национального проекта «Доступное и комфортное жильё».

На сегодняшний момент имеем уникальный шанс. Повышение таможенных пошлин на необработанный круглый лес, при этом снижение или обнуление их на продукцию глубокой переработки и одновременное обнуление на импортное оборудование, аналогов которого не производится в России, даёт мощный толчок для развития нашей деревообрабатывающей промышленности. От нас зависит, как мы этим шансом воспользуемся.

— Всё-таки возможно ли использование котировок, сложившихся на бирже, для определения налогооблагаемой базы и таможенных сборов? Такой посыл неоднократно шёл из администрации и прежде всего от губернатора. Какую позицию в этом вопросе занимают УФНС и таможня?

— Налоговая служба поддерживает позицию администрации области, тем более что эту позицию мы вместе вырабатывали. Более того, для них это было выходом на случай, если, например, им приходится выступать в суде по делам, связанным с возмещением НДС или другими вопросами. Ещё раз повторю, есть реальная возможность использовать те котировки, которые сложились по результатам торгов для лесопромышленников не только Иркутской области, но и других регионов России. Это реальные котировки, а не придуманные для договора цифры.

Мы только начали работать, идём по непаханому полю. Иногда и меня критикуют, и департамент. Но мы имеем право на ошибку. Если ничем не заниматься, «ничего» и получишь. Можно сидеть и ждать выхода очередного закона. Формально ты будешь прав. Но времени слишком много уйдёт. Мы взялись за наведение порядка, и результаты у нас есть. Отмахиваться от них нельзя. По упорядочению экспорта круглого леса мы прошли в сжатые сроки путь от лесных терминалов до создания брокерских компаний и работы БЛТБ. Как результат мы имеем снижение объёмов по нелегальному обороту древесины с 4 млн. куб. м в 2005 году до 2 млн. куб. м по состоянию на 1 сентября с.г., то есть в 2 раза. Изменилась структура производства и экспорта лесопродукции. На 100 процентов загружены все имеющиеся в Иркутской области производственные мощности по переработке древесины. Уровень переработки у нас возрос с 65% в 2006 году до 78% в 2007 г.

— Как обстоят дела с лесной милицией? Критика в её адрес со стороны администрации звучит постоянно, но руководство УВД утверждает, что она работает «с плюсом». Например, в этом году количество дел, доведённых до суда, выросло в два раза, с 244 до 470.

— Лесная милиция — структура, которая должна моментально реагировать на события. Она могла бы проводить неожиданные, но систематические рейды, проверки. Создали мы биржевые склады и места отгрузки — нужно всем службам впрячься и тащить этот воз. А когда администрация и железная дорога пытаются что-то сделать, а кто-то в стороне стоит, сложив руки, и критикует, мне эта позиция не понятна.

У нас есть маленький пример. По инициативе руководства Усть-Илимского лесопромышленного комплекса, «ИлимСибЛеса», Илимского лесхоза был проведён рейд. В результате изъяли 18 единиц лесозаготовительной техники. Её поставили на штрафплощадку, и никто до сих пор за ней не обратился. Потому что люди понимают, что закон нарушили и нечего им предъявить. В результате таких оперативных мер можно просто выхолостить весь нелегальный бизнес и оставить нелегальных заготовителей без техники. Это только одно из направлений.

А решения судов, по сути дела, очень либеральны по отношению к нарушителям. Обычно они отделываются штрафами и в редких случаях — условным сроком. Некоторых по несколько раз даже ловят. Это не вина милиции или области, так прописал федеральный законодатель. Об этом много говорят, но пока воз и ныне там. Взаимодействие биржи, администрации, таможни, налоговых органов, милиции должно быть сориентировано на конечный результат. А конечным результатом должно быть не только снижение объёма нелегальной древесины, а искоренение этого зла. У каждого много работы. Когда мы создавали лесные терминалы, на местах работали межведомственные комиссии. По сути, эту работу нужно возобновлять. Сейчас, к сожалению, некоторые предприниматели, используя статус биржевого склада, заказывают под себя план вагонов, а потом начинают им торговать. При этом сами биржевые склады реализуют через биржу только треть своей продукции. По данным ВСЖД, аккредитованными складами за июль-август отгружено 2996 вагонов, а по контрактам — только 1041 вагон, то есть 34%. Это хаос. В отношении брокерских компаний я занимаю жёсткую позицию. Не должно быть двойного стандарта в биржевой торговле.

— Не пришло ли время принять в области единую программу по развитию лесного комплекса?

— У нас должна быть комплексная система мер, которая позволит идти в одном направлении. Начали мы с лесных терминалов. Далее — создание биржевых складов. Мы это сделали. Следующий шаг — весь объём необработанной древесины завести на биржу. Есть биржа как механизм, он выполняет свою роль, поэтому его нужно развивать и поддерживать. Плохо, когда он начинает превращаться в коммерческий проект. Я уже сказал, что попытки такие со стороны отдельных биржевых складов есть. Кстати, на встрече с губернатором лесопромышленники сами признали, что администрация проводит правильную политику по наведению порядка в лесу, по ориентированию на глубокую переработку леса, по биржевой торговле. Значит, надо этой политики чётко придерживаться.

Если на этом этапе, перед большим объёмом экспорта, который ожидается в октябре-ноябре, мы не выстроим всю логистику движения круглого леса, пиломатериалов, не выдержим свою позицию, я уверен, что никогда уже больше мы не сможем в Иркутской области навести порядок. Это проверка на прочность, момент истины. Если мы выдержим — всё будет нормально. К 2009 году, если правительство России не пересмотрит свою таможенную политику, железная дорога — тарифную политику, УФНС останется на тех же принципиальных позициях, что лес должен декларироваться по рыночным ценам, а не придуманным в контракте, тогда будет наведён порядок в Иркутской области. Мы сможем с чистой совестью сказать: да, мы достигли, чего хотели. А именно: вывели всех заготовителей и экспортёров из тени, загрузили на полную мощность перерабатывающие предприятия, создали новые и весь лес (по прошлому году — 22 млн. кубов) перерабатываем сами.

— В какой стадии находится совместный российско-китайский проект по строительству лесоперерабатывающего завода в Усть-Куте?

— На прошлой неделе китайская сторона подтвердила свои намерения. Приезжает группа специалистов, для того чтобы заключить договор с Сибгипродором на проведение предпроектных работ. Проект долго обсуждается, много вокруг него всяких слухов. Но небольшими шагами двигаемся вперёд.

— Если вы говорите о том, что нужно всю древесину проводить через биржу, значит, и крупные компании нужно заводить на неё?

— Конечно. Все крупные компании должны выстраивать отношения через биржу. Иначе сложно будет говорить о реализации программы по упорядочению сбыта круглого леса. Есть какая-то фирма, которая заготавливает лес и продаёт его на перерабатывающее предприятие. Когда предприятие покупает лес, оно ведь не спрашивает, откуда он. Ему всё равно. Раньше заготовитель старался быстрее этот лес раскряжевать и сбыть. Теперь ему даже проще, он в одном районе постарается лес заготовить и там же его продать. Переработчики дают вменяемые цены, и многие ориентируются именно на них. Это БЦБК, Братский ЦКК, Усть-Илимский целлюлозный завод, Игирма, Sel-групп. Они заинтересованы в обеспечении своих мощностей с избытком. Переработать всё они не могут, и уже через них идёт поток круглого леса на экспорт непонятного происхождения, и это неправильно. Этот лес должна проверить нейтральная структура — брокер-эксперт, потому что рано или поздно между покупателем и продавцом появится сговор, когда они не будут смотреть, откуда этот лес. Он должен проходить через биржу. Вот такая позиция в отношении крупных компаний.

Что касается малого и среднего бизнеса, он должен идти в фарватере более крупных игроков. Это закон экономики. Многие крупные заготовители отдают на подряд свои участки.

Беседовала Елена ТРИФОНОВА

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное