издательская группа
Восточно-Сибирская правда

На двенадцать процентов!

На 12 процентов вместо запланированных восьми увеличена страховая часть пенсии с 1 февраля нынешнего года – такое решение приняло правительство РФ. В результате индексации средний размер трудовой пенсии вырос на 222 рубля, пенсии по старости – на 239 рублей, при этом для пенсионеров, проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, – на 328 рублей. На 14 процентов с того же 1 февраля повышена заработная плата работникам бюджетной сферы, на 9 процентов выросло жалованье военнослужащих и пенсии отставников. Ещё одна важная новость: беременные жёны призывников получат 14 тысяч рублей едино-временного пособия.

Не бог весть какие по нынешним ценам на жизнь цифры в целом по стране составляют, тем не менее, не одну сотню миллиардов рублей. Похоже, недавние политические катаклизмы уступают место реальной заботе о гражданах страны, немалая роль принадлежит здесь новому министру здравоохранения и социального развития Татьяне Голиковой.

Заметят ли правительственную заботу пенсионеры Иркутской области? Всё же цены здесь почти не уступают московским, климатические условия значительно жёстче, а вот так называемая средняя трудовая пенсия десятков тысяч пожилых людей невысока. Специалисты отделения Пенсионного фонда РФ по Иркутской области и Усть-Ордынскому Бурятскому округу на этот вопрос отвечают с достаточной степенью осторожности: общая численность пенсионеров здесь составляет почти 700 000, эта цифра растёт, как в целом по стране, год от года. Тогда как проблем, не год и не два копившихся в социально-экономической жизни края, немало.

— Мы выплачиваем ежемесячно около трёх миллиардов пенсионных рублей в месяц, — говорит заместитель управляющего отделением ПФ РФ по Иркутской области Ирина Сергеевна Близнец. – Население области стареет, это общероссийский процесс, который имеет глубокие исторические корни. Не так давно, например, уходили на пенсию дети войны, когда рождаемость по понятным причинам была не очень высокая.

После войны наступил бум рождаемости, выросло население страны и, соответственно, увеличилось количество пожилых людей. Сегодня соотношение работающих и пенсионеров ухудшается в том смысле, что первых становится меньше, вторых – больше. Хотя пока ещё число работающих людей у нас в области больше.

Увеличение количества пенсионеров на 100 работающих в течение последних лет свидетельствует о неуклонном старении населения. Эта цифра у нас выросла с 2001 года (73 человека) к концу 2005 года на полтора десятка человек. Сегодня в Иркутской области и Усть-Ордынском Бурятском округе на 100 пенсионеров приходится 115 работающих. В России эта цифра несколько выше: на 100 пенсионеров соответственно 167 работающих. Наряду со снижением ставки единого соцналога с 2005 года приближение этого соотношения к уровню «один к одному» вносит дополнительное напряжение в финансовую устойчивость и стабильность пенсионной системы.

В ближайшие годы на пенсию будет уходить по два с лишним миллиона россиян, считает член Совета Федерации Александр Починок, возглавлявший Министерство труда и социальной политики с 2000 по 2004 год, а начинать трудовую деятельность – в среднем миллион триста. Более четверти населения страны сегодня пенсионеры. Эта пропорция будет сохраняться примерно до 2030 года, что неминуемо отразится и на сборе налогов для тех же пенсий. Если взять налог с работающего и выплатить пенсию пожилым, то мы должны взять сумму чуть ли не сопоставимую с размером зарплаты работающих.

Нигде в мире таких налогов собирать не удавалось, даже в замечательных скандинавских странах это приводило к тяжелейшим последствиям, в итоге спортивные звёзды, артисты и прочие высокооплачиваемые категории населения просто уехали в другие страны, где налоговое бремя легче. Словом, нынешние российские пенсионные проблемы развитые страны проходили примерно в середине прошлого века, но маловероятно, что этот опыт сможет быть полезным и для нас. У России и здесь – свой путь.

Деньги для выплаты пенсий, понятно, с неба не падают. Специалисты знают: как раньше, так и сейчас они расходуются практически «с колёс», то есть страховые взносы, собранные налоговиками с работодателей, сразу идут на выплату пенсий. По международным меркам на одного пенсионера должны приходиться примерно два с половиной — три работающих человека. Здесь, в области, эти показатели намного меньше.

Ещё одна типично иркутская проблема: в области девять северных территорий, где люди уходят на пенсию как минимум на пять лет раньше, к тому же и на севере, и на юге области у нас много градообразующих предприятий с вредными производствами. Шелехов, Иркутск, Ангарск, Усолье-Сибирское, Саянск, Братск, Усть-Илимск – повсюду множество специалистов, которым назначают пенсии на 5, 10, а то и 15 лет раньше общеустановленного возраста. Тяжёлый труд и вредные условия труда, которые негативно отражаются на здоровье людей, естественно, сокращают период их трудовой деятельности. Льготные списки 1956 и 1991 годов составляют несколько увесистых книг — в своё время Госкомтруд и ВЦСПС подходили к этим вопросам очень серьёзно. Другой вопрос, что сегодня в стране иные формы собственности: к примеру, ИркАЗ, БрАЗ и прочие уже не госпредприятия, тогда как досрочный выход на пенсию оплачивает преимущественно государство.

Кстати, сегодня тем же плавильщикам или гальваникам, которые впервые приходят на ИркАЗ, нельзя с уверенностью сказать, пойдут они на пенсию досрочно или нет в рамках действующего Закона «О трудовых пенсиях». Известно одно: когда примут закон о профессиональных пенсионных системах, тогда и будет льготная пенсия.

Законом предусмотрено суммирование северного и льготного стажа. Например, если человек работал в Братске на лесопромышленном предприятии и на вредном производстве, то на пенсию он идёт на 15 лет раньше, и все 15 лет он получает пенсию за счёт такого тарифа, как и у остальных. Таких пенсионеров в области, если взять трудовые пенсии по старости, половина из тех, что назначаются ежегодно.

— Мы назначаем более 50 тысяч пенсий в год, из них примерно 30 тысяч – трудовые пенсии по старости, ещё пенсии по инвалидности, по потере кормильца, пенсии чернобыльцам, детям-инвалидам и т.д., — говорит Ирина Сергеевна. — Суммируя все льготы, можно сказать, что раньше обычного возраста уходит на пенсию примерно 80-90 процентов населения области.

Очень важный фактор: более ранний выход на пенсию должен компенсироваться за счёт средств по дополнительному тарифу страховых взносов в Пенсионный фонд. Работодатель, использующий труд людей на вредном производстве, может создать и свою автономную профессиональную пенсионную систему. И кроме всего прочего постоянно улучшать условия труда, хотя есть, конечно, неулучшаемые факторы — температура печи при выплавке металла, например, и т.д.

К сожалению, закон о дополнительных тарифах страховых взносов в ПФ не могут принять с 1998 года, настолько сильно он лоббируется в правительстве крупными промышленниками и промышленными профсоюзами. Эта серьёзная проблема не решается уже десять лет.

Немало проблем с выплатой пенсий педагогам и медикам, которые, независимо от возраста, уходят на пенсию, отработав 25 лет. Вернее, эти проблемы начались около 20 лет назад. В середине 90-х в стране сложилась такая ситуация, что пенсии превратились просто в прибавку к заработной плате. Бюджетникам месяцами задерживали зарплату, миллионы людей голодали. Тогда в 1996 году педагоги страны получили разрешение и работать, и одновременно получать пенсию. Как только разрешили педагогам – потянулись медики. Сначала сельские, потом поселковые и городские. В итоге новое законодательство 2002 года не содержит ни одной льготной пенсии. Но там есть 27, 28, 30 статьи о льготных пенсиях как сохранённых нормах старого законодательства.

Закон о ППС должен был быть принят как минимум в январе 2003 года, но оказался по разным причинам отодвинутым на некоторое время. У кого на дату принятия этого закона будет половина льготного стажа, те получат возможность доработать его и уйти по старым нормам. Если на этот период окажется меньше половины льготного стажа, никакой льготной пенсии у человека не будет.

По словам работников отделения ПФ РФ по Иркутской области и Усть-Ордынскому Бурятскому округу, максимальные задержки с выплатами пенсий были отмечены у нас в 90-е годы и составляли два месяца. Ситуацию удалось стабилизировать в июне 1999 года. Тем не менее, утверждают специалисты, если исходить из тех размеров пенсий, которые мы платим сегодня, наших доходов для нужных объёмов выплат всё же немного не хватает.

— Одной из наиболее актуальных пенсионных проблем сегодня является администрирование платежей, — считает Ирина Сергеевна Близнец. – Функции по сбору отчислений были переданы налоговым органам ещё в 2001 году. Именно налоговики должны контролировать полноту и своевременность уплаты, и я не знаю, чего им не хватает, чтобы обеспечить и то, и другое.

Если до 2001 года по существовавшей схеме сбора взносов предприятие не могло снять в банке ни копейки на зарплату, пока не рассчитается по долгам с ПФ, ему выставлялось инкассовое поручение, то теперь этого нет. Очерёдность платежей в ПФ сегодня на 5-6 месте, ситуация сильно обострилась. Недоимка по платежам в целом по стране составляет 77 миллиардов рублей, и это тоже один из существенных резервов повышения пенсий. Иными словами, не будет платёжной дисциплины – не будет и повышения.

Сегодня средняя пенсия в области составляет 4100 рублей. Внутри неё стандартная базовая часть 1560 рублей. Хотя на Севере она немного выше, в два раза выше у 80-летних, на 520 рублей больше у имеющих иждивенцев. Государство намерено довести базовую часть до прожиточного минимума, что составит немного больше трёх тысяч рублей. Это и будет так называемая социальная пенсия, которую станут назначать и платить абсолютно всем просто потому, что человек живёт на территории России. Своеобразный прожиточный минимум за счёт федерального бюджета.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер