издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Неукротимая Анфиса

  • Автор: Ольга СТАНКЕЕВА

— Изменила бы я свою жизнь, если б изобрели машину времени? Нет, пусть всё остаётся как есть, с трудностями и радостями. Не хочу жить по-другому!

В этом она вся, неукротимая Анфиса Овчинникова. Улыбчивая и жизнерадостная, жёсткая и справедливая женщина, выбравшая непростую профессию судьи.

Путь к мечте

— Самое беззаботное время для меня — детство. Семья наша жила в Иркутске, в Рабочем. Отец — военный, мама в библиотеке работала. Вот они с утра на работу, а мы с девчонками из нашего двора — на речку Ушаковку. Красота! Ну, ещё игры всякие: «прятки», «казаки-разбойники». Я в дворовой компании не заводилой была, а, скорее, правой рукой, советником. Бывало, и озорничали мы над взрослыми, как без этого? Но подшучивали мы по-доброму: двери соседям верёвками свяжем и позвоним или стукнем. А сами затаимся где-нибудь поблизости, наблюдаем, как взрослые выпутываться будут. Ругали нас, конечно, но дело-то сделано.

Когда началась школа, скучать Анфисе не пришлось: учёба давалась девочке легко, без троек в дневнике. Но хотелось успеть всё — и на каток, и в тир, пострелять из малокалиберной винтовки, и в кино с ребятами и девчонками сходить. Кстати, дружеские отношения с одноклассниками Анфиса Николаевна поддерживает до сих пор. У класса и традиция своя есть: каждый год седьмого декабря нагрянуть с поздравлениями в гости к первой учительнице Екатерине Даниловне Макаровой.

— Стройная, в бордовом платье из панбархата — просто красавица. Строгая, но справедливая. Мы, девчонки, все хотели на неё походить.

В старших классах Анфиса определилась с профессией. «Решила: буду только судьей. Родители не препятствовали, считали: главное, чтобы дочка образование высшее получила и в люди вышла».

Только путь к мечте оказался долгим — одолеть юрфак с первого раза Анфиса не сумела: по конкурсу не прошла. Упорство и характер всё-таки возьмут своё: в университет, на юридический, она поступит — с четвёртой попытки.

Вчерашняя школьница устроилась на работу: сначала на слюдяную фабрику, потом попробовала себя в роли почтальона, «осела» киоскёром в «Союзпечати». Там, на углу Карла Маркса и Ленина, напротив магазина «Ландыш», и подстерегла её судьба.

— Я, конечно, тогда и предположить не могла, что это мой будущий муж. Зачастил ко мне в киоск молодой человек, приключенческий журнал «Искатель» всё спрашивал. Так я с будущим мужем познакомилась.

В 20 лет Анфиса начала свой путь в суд. Первой ступенькой стала должность курьера в Свердловском районном суде. Через год перевели в секретари судебного заседания. Правда, там Анфиса проработала недолго — семья ждала рождения дочки. Мужа, окончившего университет, избрали народным судьей Боханского района.

Иркутск — Бохан — Иркутск

С Боханом связаны десять лет из жизни Анфисы Николаевны. Домашние хлопоты она успешно совмещала с воспитанием маленькой дочери и заочной учёбой в университете.

В 1977 году четверокурсница Анфиса пришла стажёром в Боханскую районную прокуратуру. Там приняла боевое крещение.

— Нас тогда трое пришло стажёрами в прокуратуру: Коля Русляков, Таня Богданова и я. Выезд первый у меня был на поднятие трупа мужчины. Его нашли где-то в лесу в районе Тихоновки. С лошади упал по пьяни. Лето, он синий весь, долго лежал, раздуло всего. Неприятно? Не то слово, но я держалась.

Работу стажёр, а затем помощник прокурора выполняла практически ту же, что и следователи. Также дежурили почти без выходных, выездов было много, подчас курьёзных. Однажды даже довелось «живой труп» увидеть.

— Подгулявший кавалер не мог добудиться хмельной подруги, вот и вызвал со страху милицию. А она во время осмотра возьми и оживи! И как гаркнет: «Чё надо?»

В Иркутск Анфиса вернулась в 1981 году. Работа в прокуратуре — Ленинской, затем Октябрьской, поддержка гособвинения в судебных процессах, и новый поворот в судьбе. Молодого толкового юриста «приглядел» председатель Октябрьского суда Владимир Корнюшин. «Хочешь у нас работать? — спрашивает. — Нам единицу дают».

— Я попросила время на раздумье. А он взял меня, вот так, за руку, и в кадры отвёл заявление писать. Я и не сопротивлялась.

Так в 1985 году Анфиса Овчинникова надела судейскую мантию. Рассматривала уголовные и гражданские дела. Уже тогда, задолго до приватизации, возникало немало жилищных споров, решить которые можно было лишь в судебном порядке.

— Обмен между бывшими супругами, выселения из общежития… Тогда, конечно, жён и мужей из-за квартир, как сейчас, «не заказывали», но дел хватало.

В эпоху талонов и тотального дефицита успевала и в очереди за продуктами отстоять. В семейном альбоме Анфисы Николаевны ещё живы эти «раритеты»: вот талоны на масло, а на эти можно было восемьсот граммов колбасы «отоварить».

— Внучки, правда, смеются: «Зачем, бабушка, всякие бумажки ненужные хранишь?» А это ведь не просто бумажки, а наша история.

В 1987 году Анфиса Овчинникова получила ещё одно предложение, от которого, как говорят, не отказываются: перейти на работу в областной суд. Выбор в её пользу сделал председатель областного суда Михаил Чернов. В Октябрьском суде ценного специалиста отпустили, что называется, со скрипом.

— Дела, которые рассматривают в областном суде, более сложные, более кровавые даже. Мне очень пригодились навыки работы в прокуратуре. Открою дело и вижу, кто где «схитрил» или недоработал в следствии. Приходится восполнять эти пробелы в суде. Вот, например, помню яркое такое дело, там пришлось сразу четыре экспертизы назначать и проводить следственный эксперимент. Молодая совсем девчонка шла, что называется, по трупам: ради квартиры убила целую семью. Фантазия просто буйная у неё, столько версий нам выдавала. С виду ангел небесный — хрупкая такая блондинка с голубыми глазами, а душа чёрная. Но её руки выдавали — мужские, жилистые, как у мясника. По приговору она получила 14 лет.

Есть у меня и оправдательные приговоры. Но это скорее недоработка следствия, «минус» их работе. Конечно, тюрьма не может сделать человека лучше, но каждое преступление должно быть наказано по закону и справедливости.

В 2007 году Анфисе Овчинниковой присвоено почётное звание «Заслуженный юрист Российской Федерации».

Взгляд в будущее

Династии юристов в семье Анфисы Овчинниковой пока нет. Да она и не стремится к этому: дочь была свободна в выборе профессии. Единственное, что Анфиса Николаевна решила как глава семьи: «Если родятся внучки, назову их сама». Когда девочки появились на свет, бабушка дала им классические имена: Ольга и Татьяна. Старшая уже решила: будет психологом. Младшей всего восемь лет. Она спешит везде успеть — и с учёбой в школе, и с занятиями в изо-студии. Всё ей интересно. Как и бабушке, несмотря на солидный юбилей, — его Анфиса Николаевна отметила в конце марта.

— Машину научилась водить. Теперь вот захочу на дачу, села за руль, раз — и я на месте. Учиться новому — это для меня. О чём мечтаю? Провести нынче весь отпуск на даче. Столько планов у меня! Всё свободное пространство отдам цветам. Пусть растёт у меня миллион алых роз…

Фото Дмитрия ДМИТРИЕВА

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное