издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Деньги из ничего

Владельцы иркутских развлекательных заведений сомневаются в существовании провинциального гламура, однако не оставляют надежды на нём заработать. Усреднённый рецепт: скандал под ретромузыку. Как делать деньги на тусовщиках, причисляющих себя к гламуру, деятели регионального интертеймента рассказали ЛАРИСЕ КОНСТАНТИНОВОЙ.

«Одна из самых удачных вечеринок, которые я проводил, – это «Реальный пацан пати», – рассказывает иркутский промоутер из бывших кавээнщиков Леонид Алашкевич (МС Leon Dantist). Организация вечеринок для него хобби. Вообще-то он стоматолог, но, как ни странно, его основная профессия не противоречит увлечению. «Я организую вечеринки около семи лет, и в Иркутске никогда не был востребован гламур», – приходит он к выводу. По мнению Леонида Алашкевича, местная гламурная молодёжь – «это обыкновенные мажоры». По платёжеспособности эта категория публики не оправдывает пафосные вечеринки в крупных заведениях. В последнее время в иркутской тусовке ходят слухи о закрытии ночного клуба «Панорама», чьё руководство якобы поставило не на ту целевую аудиторию. Рассказывают о незаполняемости зала и отмене вечеринок. Кроме того, по четвергам клуб работает в основном на закрытые вечеринки.

Арт-директор «Панорамы» Андрей Артюшин заявил, что жизнь клубного проекта ограничена в среднем двумя годами. Поэтому 28 июня проект «Панорама» закроется и в клубе начнётся реконструкция. После откроется новый проект, в котором основной ставки на гламур, возможно, уже не будет.

По словам Артюшина, для раскрутки будут приглашены промоутеры мирового уровня. Пока он так описал публику «Панорамы»: «Молодые стильные люди старше 20 лет».

Чтобы из провинциального гламура сформировать постоянную публику, необходимо управлять мнением тусовки, считает директор ночного клуба «Мегаполис» Иван Вильчинский. Иркутяне любого социального статуса ходят туда, куда ходят их знакомые, говорит Иван Вильчинский. «Я много раз слышал мнение, что в одном популярном кафе, например, кофе вкуснее, чем в другом, менее популярном, хотя я с трудом различаю этот напиток в разных заведениях», – заметил Вильчинский.

По его словам, грамотные пиар-менеджеры заведений должны ориентироваться на трендсеттеров – типичных представителей целевой аудитории, носителей моды, которые способны влиять на тенденции в обществе. Таких людей в Иркутске не больше 150-200 человек.

Люди, приходящие за трендсеттерами, впоследствии могут стать завсегдатаями. 80% прибыли заведению приносят 20% постоянных клиентов, сообщил Вильчинский. Руководитель отдела маркетинга и рекламы развлекательного центра «Акула» Андрей Савинов утверждает, что в «хорошую ночь» иркутский клуб может заработать примерно миллион рублей. 90% выручки делает бар. Промоутер клуба «Объект 01» Лариса Палютина, вспоминая свою жизнь в качестве тусовщицы, говорит, что в клубе у неё осталось полмашины: «Если бы не вечные тусовки, я бы сейчас на Рorsсhe Cayenne ездила: за ночь в клубе я оставляла в среднем по сто долларов». По словам менеджера по PR, рекламе и клубной программе «Шамбалы» Анастасии Чернецкой, бывали случаи, когда клиенты тратили и по 30-40 тыс. рублей.

Клубная дискриминация

«Самым гламурным» клубом Иркутска игроками рынка единогласно признан «Шамбала». По мнению Чернецкой, залог успешности заведения – это «запах денег и красивых женщин». «Девушки – это та мотивация, из-за которой мужчины идут в клуб и тратят там деньги», – сказал Андрей Савинов. Поэтому практически во всех тусовочных заведениях существуют программы лояльности для посетительниц женского пола. Чтобы попасть на вечеринку, мужчине нужно обладать деньгами, а девушке – стильной и эпатажной внешностью. «Такие посетительницы пользуются спросом у мужчин, которые бывают в «Шамбале», – рассказала Анастасия Чернецкая.

Категорию иркутян, максимально приближенную к столичному пониманию слова «гламур», Иван Вильчинский наделяет статусом «luxury» (дословно с английского – «разврат, распутство, богатство»). Это самая перспективная с точки зрения заработка на ней аудитория. «Размер прибыли заведения зависит не от количества людей, в него пришедших, а от их платёжеспособности», – пояснил Андрей Савинов. По его опыту, когда клуб забит студентами, выручки почти не будет. В «Акуле» деньги зарабатывают на молодёжи, «которая одевается в бутиках, ездит на собственных или купленных родителями машинах и играет во взрослую жизнь по законам глянцевых журналов». В «Шамбале» устраиваются эксклюзивные дорогостоящие вечеринки «Pepper», куда, по утверждению Анастасии Чернецкой, могут пройти только избранные.

Самыми успешными участниками рынка названы клубы «Дикая лошадь» и «Чердак». Их будущее обеспечила музыка прошлого: заведения делают ставку на ретро. Даже в «Шамбале» появилась площадка, где публика отплясывает под музыку 80-90-х годов. «Это фишка Иркутска, местной публике это по душе, хотя, конечно, музыка вовсе не гламурная», – замечает Анастасия Чернецкая.

Впрочем, музыка – не главное. По наблюдениям Леонида Алашкевича, на вечеринке в первую очередь необходимо хорошее оформление помещения и наличие аниматоров. «Важны атрибуты, а то, что играет в клубе, – второстепенно», – считает Leon Dantist. «Иркутская тусовка хочет не музыки, а зрелищ», – утверждает Лариса Палютина. Она с сожалением вспоминает время, когда «Объект» только открылся и тусовщики из разных клубов потянулись туда. «Объект» всегда позиционировал себя как неформатный клуб, но во времена его расцвета то, что неформатно, стало модно: стремясь попасть в узкий круг тусовки, люди ориентировались на её вкусы. «Помню, я наблюдала картину: одна девушка говорит подруге: «Пойдём в другое место, тут какая-то музыка непонятная», а вторая отвечает: «Ты что, тут же модно». А сейчас большинству иркутян нужно, чтоб в клуб приехал Сергей Зверев и разделся», – говорит Лариса Палютина. Богатые клабберы готовы платить деньги за то, чтобы их удивляли. И не имеет значения чем.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер