издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Интимное заточение

Осуждены организаторы «досугового центра» строгого режима в Вихоревке

Совсем не страшно, даже весело начинался этот вечер, ставший для двух подружек – воспитанниц Илирской сельской школы-интерната последним вечером беспечного детства. Всё, что случилось с ними в следующие несколько дней и ночей, представляется кошмарным сном. Но всё это было наяву. Похищение, насилие, стыд и угрозы, боль и унижения, рискованный рывок к свободе, следствие, допросы, показания в суде.

11 февраля 2006 года девчонки резвились на дискотеке в клубе. Настроение было отличным. Ведь так здорово, когда вокруг звенит оглушающая музыка, мелькают искристые огни, подмигивают мальчишки, а ты, такая заводная и симпатичная, ловишь на себе восхищённые взгляды! Когда уходили из клуба, к ним подъехала белая иномарка, в которой сидели трое улыбавшихся молодых парней. Один из них, 19-летний Иван Лосев, оказался знакомым. Двое других – незнакомцы, но с виду вполне приличные ребята. Это были Сергей Ивонин и некий Бондуревский. Ингу и Сашу (имена участниц драмы изменены по этическим причинам) тройка кавалеров пригласила приятно провести время, и вся компания отправилась в дом к Юре Лосеву, Ваниному брату.

Здесь, конечно, не обошлось без обильных возлияний, и девчонки утратили бдительность. Они ведь не знали, что в планы их нежданных ухажёров как раз входило напоить дурёх до полной отключки. Захмелевшие барышни легко согласились на «спонтанное» предложение поехать в Иркутск. У Саши там живут брат и сестра, почему не проведать? А парням надо купить запчасти к машине. Белая иномарка помчалась в ночь с ветерком. Когда автомобиль свернул на Покосное вместо того, чтобы следовать к областному центру, подружки было затревожились. Но весёлые попутчики успокоили их, сказав, что им надо в Покосном прихватить побольше денег. Потом щебетуньи затихли, сморенные сном. Проснулись уже поздно ночью, когда машина остановилась в Вихоревке. Тут им предложили заночевать, чтобы завтра спозаранку отправиться всё-таки в Иркутск.

Проснулись девчонки в незнакомой квартире совершенно одни. Они были заперты, позвонить тоже никуда не могли. Наверное, недобрые предчувствия уже прокрались в их доверчивые души. Возвращение парней только добавило смятения. С тройкой мужчин в квартиру прибыли ещё две девушки, назовём их Лара и Тоня. Они были «уполномочены» раскрыть новеньким глаза на их истинное положение.

– Вы, подруги, попали в бордель, – объявила Лара. – Мы тут уже давно вкалываем, любовь продаём. И вам никуда не деться. Если будете артачиться, вам крепко достанется. С нашими хозяевами не пошутишь. Так что советуем: не дёргайтесь, всё равно выбраться отсюда нельзя.

Перепуганные, ещё не вполне поверившие в случившееся, девчонки стали проситься на волю, уговаривать неприступных «тюремщиков». Но всё было тщетно. Проститутки отказались им помочь, потому что сами боялись расправы, а сутенёры прямо пригрозили, что пустят их «по кругу». А если и после этого не покорятся, их просто убьют, тела расчленят и сбросят в реку с моста. Так что лучше, не откладывая в долгий ящик, приступить к наработке профессиональных навыков. Первой освоиться с «технологией» услуг Ивонин предложил Александре. Его жуткие аргументы подействовали, и девушка согласилась. Ей пришлось не один раз ездить вместе с ним и другими путанами на вызовы.

С Ингой всё оказалось не так просто. Девушка проявила упрямство. Её не могли сломать ни угрозы, ни побои. Тогда пленницу изнасиловали. Она отчаянно сопротивлялась, двое помощников держали её за ноги и за руки. На слёзы и мольбы несовершеннолетней школьницы насильники не реагировали. Случившаяся с ней после этого истерика их тоже не тронула.

На следующий день Инге всё-таки удалось убежать из заточения. Она сразу же направилась в милицию и рассказала обо всём, что случилось с ней и Сашей. Это было 14 февраля 2006 года. На следующий день «нехорошую квартиру» навестил милицейский наряд, и Александра тоже была освобождена из плена. Несмотря на ужас всего пережитого, Инга не утратила здравомыслия и своевременно получила медицинское свидетельство по факту изнасилования. Её смелые действия повлекли за собой задержание шайки сутенёров, следствие и заслуженную кару преступникам. Хотя, к сожалению, не всем.

А вот её подельникам пришлось расплачиваться за бесчинства сполна. Напрасно пытались они отвертеться, говорили, что лишь возили девушек к месту работы. Уверяли, что никого не принуждали продаваться силой, что путаны добровольно избрали способ заработка. Собранные судом свидетельства вывели их на чистую воду.

Приговор Братского районного суда показался Ивонину и Лосеву слишком суровым. Их признали виновными сразу по трём статьям: «похищение людей», «вовлечение в занятия проституцией» и «изнасилование». Они пытались обжаловать приговор в кассационной инстанции. Но тщетно. Наказание оставили без изменения: 30-летнему Ивонину – одиннадцать, а 20-летнему Лосеву – восемь лет колонии строгого режима.

Судебное разбирательство обнажило весь цинизм грязной коммерции мадам Моргуновой. Рабочая сила в ее «фирме» являлась, по существу, рабской. Девушки занимались проституцией под принуждением, под давлением угроз и физических истязаний. Две квартиры, которые «работодатели» снимали в аренду, были настоящими конспиративными клетками для живого товара. Оттуда водители-сутенёры конвоировали рабынь к месту «эксплуатации» и привозили обратно.

Допрошенная в качестве свидетеля Лора, та самая, что должна была посвятить Ингу и Сашу в секреты профессии, рассказала собственную историю, полную ужасных сцен. Лора несколько раз пыталась убежать от своих «владельцев». Каждый раз её возвращали и наказывали. Однажды она успела покинуть клиента до приезда машины Ивонина и поспешила к себе домой. Прямо на лестничной площадке её догнал рассвирепевший сутенёр. Посадив девушку в машину, он отвёз её на пустынный берег реки. Там бил, таская за волосы по снегу, пинал ногами. Лора говорила, что больше не хочет, не может заниматься постылым ремеслом. Ивонин кричал: «Вноси отступные и вали на все четыре стороны!». «Дома», то есть на тайной квартире, сутенёр продолжал наказывать беглянку. В ход пошла скакалка. После экзекуции тело ночной бабочки надолго утратило «потребительскую кондицию». Так сексуальные работорговцы вправляли мозги своим узницам. И после всего этого подонки, творившие беззаконие, ещё пеняют на негуманный суд.

Фото Николая БРИЛЯ и Дмитрия ДМИТРИЕВА

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное