издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Обвинение в нокауте

Расследование политического убийства завершилось оправдательным приговором

Следственный комитет, прокуратура и УБОП недовольны оправдательным приговором, который вынес Иркутский областной суд бывшему мэру Слюдянского района Василию Сайкову, его первому заму Хасану Рамазанову и бывшему начальнику Байкальского городского отдела внутренних дел Валерию Карабанову по обвинению в убийстве депутата Слюдянской районной Думы Александра Бабученко. Следствие по-прежнему заявляет об их виновности и намерено обжаловать решение областного суда в Верховном. Между тем сами бывшие заключённые уже подсчитывают ущерб, нанесённый им правоохранительными органами, и эти суммы исчисляются не одним миллионом рублей.

Оправдательный приговор не ждали

1 сентября Василий Сайков, Хасан Рамазанов и Валерий Карабанов были отпущены судьёй Владимиром Кудрявцевым на свободу прямо в зале Иркутского областного суда. Оправдательный приговор удивил всех, кроме адвокатов обвиняемых. «Для участвовавших в расследовании преступления это была полная неожиданность», – признался начальник областного управления по борьбе с организованной преступностью Фёдор Чернышов. Адвокат Рамазанова Александр Юнек, напротив, счёл решение суда закономерным. «Мне ещё до обеда стала ясна позиция суда, – заявил он «Конкуренту». – Ничего такого шокирующего не произошло».

Напомним, Сайков, Рамазанов и Карабанов обвинялись по статье 105 ч. 2 УК РФ в убийстве по найму депутата Слюдянской районной Думы и предпринимателя Александра Бабученко. Бабученко умер 29 марта 2005 года в собственном гараже от двух огнестрельных ранений в голову. Убитый депутат был лидером районного отделения СПС и возглавлял ООО «Траст», владевшее сетью магазинов и супермаркетов в Слюдянке и Байкальске. Он считался одним из главных оппонентов Сайкова с момента избрания последнего на пост мэра в апреле 2002 года.

По информации следствия, одним из поводов для открытого конфликта между бывшим мэром и погибшим предпринимателем стало письмо, полученное Бабученко в 2002 году с просьбой от Сайкова «оказать безвозвратную финансовую помощь в размере 400 тыс. рублей на поддержку программы социально-экономического развития муниципального образования». В письме были указаны реквизиты фирмы, зарегистрированной в оффшорной зоне. Бизнесмен, который был также учредителем газеты «Байкал-новости», опубликовал в ней текст письма мэра. В ответ в издании «Славное море», подконтрольном районной администрации, появилась статья, критикующая предпринимательскую деятельность Бабученко. Информационная война бизнеса и власти продолжалась вплоть до убийства коммерсанта.

Осенью 2002 года Василий Сайков лишил статуса рынка Дом торговли, принадлежащий Александру Бабученко. Тот сделал ход конём, организовав зимой 2003 года митинг противников мэра, где 6800 человек из семнадцати тысяч жителей города подписали решение об отзыве Василия Сайкова с поста главы района. Однако суд признал инициативную группу нелегитимной, поскольку она не была зарегистрирована с соблюдением всех формальностей. На следующий после митинга день в посёлке Утулик был сожжён дом, который Александр Бабученко продал накануне.

Александр Бабученко неоднократно направлял депутатские запросы о нарушениях Сайковым в расходовании бюджетных средств. Но мэр, занимавший по совместительству пост председателя Думы, снимал вопросы с повестки заседаний. В Следственном управлении Следственного комитета при Генпрокуратуре РФ по Иркутской области (СУСК) рассказывают, что 31 марта 2005 года Александр Бабученко планировал, заручившись поддержкой депутатов, внести изменения в Устав района, чтобы разграничить исполнительную и законодательную власть в районе. Но 29 марта был убит.

Кража свидетеля

Начальник городского отдела милиции Байкальска Валерий Карабанов, по мнению следствия, являвшийся исполнителем убийства Александра Бабученко и оправданный Иркутским областным судом, тем же судом признан виновным по статье 119 ч. 1 («Угроза убийством») и по статье 127 ч. 1 («Незаконное лишение свободы»). В ходе расследования было установлено, что Карабанов предлагал частному предпринимателю Геннадию Пронину, подозреваемому им в распространении наркотиков, заняться совместной продажей героина. Когда наркоторговец отказался, Карабанов и бывший член преступной группировки «Уралмаш» Сергей Журавлёв связали его скотчем и закрыли в подвале загородного дома, пообещав облить лицо кислотой и утопить в Байкале. Потом похитители уехали обратно в Байкальск, где Валерий Карабанов должен был провести служебное совещание. За время их отсутствия несостоявшемуся компаньону удалось выбраться из дома и на попутке уехать в город. На следующий день Пронин сообщил сотрудникам прокуратуры Слюдянского района о своём похищении, а также о том, что слышал, как Карабанов с Журавлёвым признавались в убийстве Бабученко. Оба в скором времени были задержаны. Произошло это спустя полтора года после убийства депутата.

В ходе допросов Карабанова мэр Сайков из свидетеля превратился в подозреваемого в организации заказного убийства депутата Слюдянской районной Думы и 26 февраля 2007 года вместе со своим первым замом был задержан. Следствие длилось более трёх лет. Журавлёв до его завершения не дожил – через неделю после ареста он покончил с собой в камере Иркутского СИЗО. Полтора года лишения свободы, к которым приговорили Карабанова за похищение Пронина и угрозу ему убийством, бывший начальник городского отдела милиции уже провёл в СИЗО №1, так что после оправдания в убийстве Бабученко он тоже покинул здание суда свободным.

За границами версий

В Следственном управлении утверждают, что все другие версии убийства не нашли подтверждения и иных подозреваемых по делу нет. Признательные показания бывших обвиняемых около года назад демонстрировались по одному из федеральных телевизионных каналов. В программе Василий Сайков сообщал о том, что просил Карабанова «запугать и устранить» Бабученко и называл сумму аванса – пять тысяч долларов, Хасан Рамазанов признался, что инициатива силовых мер «исходила от Карабанова», а Валерий Карабанов заявил, что ему в «ультимативной форме» было предложено совершить убийство, потому что Бабученко «тормозит политическое развитие района и мешает экономически», а за убийство депутата Карабанову и Журавлёву было уплачено десять тысяч долларов.

Обвиняемые заявили на суде, что эти признания были даны под давлением. Вывод о том, что признательные показания получены под давлением, содержит и приговор. Он сделан судьёй на основании заявлений всех трёх обвиняемых. Факт давления подтвердили в судебном заседании сокамерники недавних заключённых, в том числе некий Фомин, сотрудничавший якобы с оперативником УБОП Куклиным. Следствие в свою очередь заявляет, что в подтверждение вины собрано достаточно доказательств. В обвинительном заключении приведены показания около сотни свидетелей.

По утверждению следствия, когда Карабанов написал явку с повинной, в которой указал на заказчиков убийства, и начал давать показания против Сайкова и Рамазанова, сотрудники УБОП, в том числе и Куклин, не имели никакого отношения к этому уголовному делу. Его оперативным сопровождением занимались совсем другие службы ГУВД, к которым УБОП подключилось значительно позже. Поэтому Куклин просто не мог ни сам принудить арестованного написать явку с повинной, ни поручить это его сокамерникам. По мнению следствия, заключённый Фомин оговорил сотрудника УБОП Куклина, и у него были на это причины. Фомин обвиняется в совершении 9 убийств в составе банды, связанных с завладением квартирами, ему грозит пожизненное заключение. Банду Фомина задерживали как раз сотрудники УБОП, в их числе Куклин. В перестрелке при задержании вооружённых бандитов был убит отец Фомина. По мнению следствия, логичнее полагать, что Фомин мстит оперативнику, с помощью которого он и его банда в полном составе оказались в СИЗО, чем поверить в его желание помочь расследованию. Следствие также заявило о том, что один из сокамерников, обвиняемых в убийстве депутата, после дачи показаний в суде направил по почте из СИЗО заявление. В нём говорится, что перед этапированием в суд к нему подходили Карабанов и Сайков и убедительно, угрожая насилием, просили оговорить оперативников, дать показания, будто те пытали их током перед следственными действиями. Однако судья оставил эти заявления без внимания.

Следствие считает, что все факты, изложенные в приговоре относительно давления на обвиняемых, – обычная позиция защиты, которую можно увидеть практически в каждом судебном процессе. Более того, в отношении Карабанова по его просьбам принимались особые меры безопасности. В частности, следствием направлялось специальное письмо в СИЗО о том, чтобы его не оставляли без контроля, обезопасили от возможного покушения на его жизнь. Именно после того, как Карабанова стали возить на заседания суда в одном автозаке с Сайковым и Рамазановым, он изменил показания. Когда идут процессы такого рода, суд обычно принимает меры, чтобы исключить общение между подельниками, свидетельствующими друг против друга. Так было при рассмотрении дела по банде Скрипника в том же облсуде, других дел по особо тяжким преступлениям.

В десятидневный срок прокуратура собирается обжаловать приговор Иркутского областного суда в Верховном. Член Общественной палаты Иркутской области адвокат Вячеслав Плахотнюк предположил, что в кассационной жалобе гособвинитель будет указывать на места неоднозначного применения закона судом.

Тюремные издержки

Между тем бывшие заключённые уже подсчитывают суммы нанесённого им ущерба. А их адвокаты намерены преследовать представителей следствия. Василий Сайков в беседе с корреспондентом «Конкурента» сообщил, что, сидя в СИЗО, он получил не более пяти тысяч рублей жалованья мэра и намерен добиваться выплаты причитавшихся ему денег. В статусе мэра Сайков провёл за решёткой девять месяцев. Срок его полномочий истёк в декабре. Адвокат Рамазанова Александр Юнек заявил, что сумма компенсации, на которую рассчитывает его подзащитный, «существенно больше миллиона рублей». «У Рамазанова на содержании оставалось четверо несовершеннолетних детей, кроме того, был нанесён ущерб его здоровью, чести и достоинству», – подчеркнул Юнек. По словам Юнека, защита готова обращаться в Европейский суд по правам человека, если её не удовлетворит сумма и «к ответственности не будут привлечены те, кто возбудил дело и кто его сопровождал».

Адвокат допускает, что Сайков будет «требовать формального восстановления в должности мэра, но не с тем, чтобы работать, а с тем, чтобы получить компенсации». Сам Сайков ещё не решил, есть ли у него профессиональные амбиции или только материальные. Сейчас бывший мэр находится в Слюдянке с семьёй. Нынешний глава Слюдянского района Андрей Должиков (победил на выборах в декабре 2007 года. – «Конкурент») сообщил, что Василий Сайков на следующий день после своего освобождения был в администрации. «Прошёлся, посмотрел, поговорил с людьми – он ведь много времени здесь проработал», – рассказал Должиков. По его словам, возвращение бывшего мэра и его зама из СИЗО в администрации восприняли «абсолютно нормально» и даже допускают появление Сайкова в списке кандидатов в мэры района на следующих выборах. Правда, выборы эти пройдут только в 2012 году, так что пока Василий Сайков собирается заняться литературным творчеством: «Думаю книгу написать, – признался он нашему корреспонденту, – о том, что творится у нас в области»

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер