издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Опора третьей власти

В эти дни Управление Судебного департамента в Иркутской области отмечает свой десятилетний юбилей. В истории судебной системы региона эти годы, безусловно, занимают особенное место. Судебная власть, отделившись от исполнительной, обрела подлинную самостоятельность. О том, как создавались для этого необходимые условия, о перспективах дальнейшего развития инфраструктуры органов правосудия рассказывает начальник управления Николай НОВОКРЕЩЕНОВ.

– Как сегодня, с расстояния десяти прошедших лет, вы оцениваете решение о создании Судебного департамента при Верховном суде РФ и его управления в регионе?

– Это был необходимый и дальновидный шаг. Независимость третьей, судебной, ветви власти, провозглашённая Конституцией России, ещё долго, наверное, оставалась бы одной лишь декларацией, если бы десять лет назад не появился государственный орган, работающий в интересах и в то же время под контролем судейского сообщества. Судебный департамент и его управления в регионах взяли на себя заботу обо всех организационных, материальных, кадровых проблемах, с которыми приходилось ежедневно сталкиваться судам.

В каком состоянии находилась третья власть в регионе, помнят, конечно, все судьи со стажем. Ведь, начиная с 1917 года, в Иркутской области не было построено ни одного здания для отправления правосудия. Большинство районных и городских судов не имели никакого служебного транспорта, а если машина где-то и числилась, то на 90 процентов изношенная. В судах висели объявления: «Для подачи заявлений приносите свою бумагу». Не было бланков, папки пытались клеить из газет, а конверты – из обёрточной бумаги.

– А с чего вы начинали, получив назначение в Судебный департамент, помните?

– Как не помнить… Попытались определить главное: за что хвататься, в каких направлениях действовать в первую очередь. Оказалось, начинать надо с нуля и во всех направлениях. По-хорошему, здания судов следовало бы тогда вообще снести и построить на их месте новые. В таком они находились состоянии. Но это было, конечно, нереально. Ещё долго, лет пять, средства выделялись столь скудные, что речь шла только о латании дыр. Приходилось поддерживать помещения – лишь бы не рухнули, закупать самое необходимое – бумагу, бланки, только бы не остановилась работа по отправлению правосудия.

За эти годы Управление Судебного департамента в Иркутской области приобрело для судов и реконструировало шесть зданий. Во всех городских и районных судах проведены капитальные ремонты, сейчас заканчиваем приводить в порядок последний – в Куйтуне. И начинаем, наконец, работать на перспективу – строить. Уже в нынешнем году закладываем фундаменты двух судов – Ленинского и Октябрьского в областном центре. И эти новостройки, как вы понимаете, спроектированы с учётом всех современных требований. Нормы площади, необходимые для отправления качественного правосудия, за годы реформы несколько раз повышались. Сегодня на каждого судью по стандарту полагается уже 250 квадратных метров.

– И судьи их получат?

– Непременно. В новых зданиях комфортно будут чувствовать себя не только судьи, но и все участники процесса: предусмотрены комнаты для государственных обвинителей и защитников, человеческие условия для подсудимых и их конвоиров. Финансирование сегодня позволяет нам уверенно смотреть в завтрашний день.

– Как оно увеличилось за эти годы?

– За прошедшее десятилетие государственное финансирование на нужды судов общей юрисдикции Приангарья возросло в 12,5 раза. Из федерального бюджета получено более пяти миллиардов рублей. За эти годы мы, конечно, полностью обновили автопарк, теперь автомобили есть в каждом суде. Потребность в удобной для отправления правосудия мебели удовлетворена на 80 процентов, в оргтехнике – на все сто. Я уж не говорю о канцелярских принадлежностях. Молодые судьи, их помощники и секретари знать не знают, что такое не иметь под рукой необходимое количество бумаги, бланков и прочих мелочей. Но большая часть выделенных средств ушла на приобретение компьютерной техники.

– Сильно мы отстаём по компьютеризации и информационным технологиям от европейских стран?

– Мы сегодня уже ни от кого не отстаём. Государственная автоматизированная система «Правосудие», которая сейчас внедряется во всех российских судах, – единственная в своём роде. Пожалуй, она самая передовая в мире. Это глобальная сеть, единая для судебной системы всей страны. В любой момент, скажем, председатель Верховного суда РФ может, нажав кнопку, открыть дело, которое рассматривается в районном суде самой отдалённой точки.

– И у нас в области действует такая система?

– Мы одними из первых начали эксплуатацию современных каналов связи. Сегодня локальные сети имеют 16 судов Иркутской области. Внедряется система компьютерного распределения дел, а это серьёзная антикоррупционная мера. Правосудие, благодаря новым компьютерным технологиям, становится открытым, полностью прозрачным. У каждого пользователя будет возможность получить на сайте суда всю информацию по интересующему делу – его движение, дату рассмотрения, фамилию председательствующего. Скоро можно будет ознакомиться с решением или приговором, не выходя из дома. В Госдуме закон о внедрении такой системы принят ещё только в первом чтении, но в районных и городских судах Иркутской области уже вовсю идёт подготовка, создаётся база принятых решений – своего рода электронный архив.

Мы вообще стараемся идти в ногу со временем. Сейчас, например, в шести регионах России запущены пилотные программы по электронному документообороту. Мы в число этих регионов не вошли. Однако во всех судах Иркутской области приступили к внедрению таких программ.

Пока освоены четыре подсистемы ГАС «Правосудие». Всего четыре, а их разработано уже 27. На информационном поле произошёл настоящий прорыв. Ведь ещё совсем недавно компьютер-то для судей был в новинку. Давно ли я, председательствуя в Октябрьском суде, ломал голову, как отправить почту без конвертов? А сейчас во всех судах – электронные ящики, электронная связь работает круглосуточно. В новых зданиях мы сразу пре-дусматриваем локальные сети.

Уже в нынешнем году суды всех субъектов федерации будут объединены в единую сеть. Пока что представитель третьей власти, чтобы получить нужный приговор, должен послать запрос и ждать ответа из Кемеровской области или какого другого региона. А завтра ему достаточно будет щёлкнуть мышкой – и через секунду он уже сможет прочитать интересующий его документ.

На днях мы проводили презентацию очередного технического новшества: в шести судах области установлены системы «Механическая Фемида» и «Защита свидетеля». В течение трёх ближайших лет эти технологии планируем внедрить во всех районных и городских судах региона.

– Это как-то скажется на уровне правосудия?

– Безусловно. Как и на авторитете судебной власти. Когда ведётся точная аудиозапись заседания, а процесс не затягивается из-за неявки важного свидетеля, который боится давать обличающие показания, – согласитесь, это повышает доверие к суду. Когда у посетителей отпадает нужда толкаться в канцелярии и стучаться в двери кабинетов, потому что любые сведения легко получить в информационном киоске, электронном портале или общественной приёмной, – такой суд способен вызывать уважение, потому что он сам уважает граждан, ищущих в его стенах защиты.

– Специалисты Судебного департамента поспевают за темпами этой технической революции?

– В интеллектуальном потенциале сотрудников управления сомневаться уж точно не приходится. Почему именно у нас в регионе проводились всероссийские совещания по обмену опытом информатизации, проблемам внедрения ГАС «Правосудие»? Да потому, что специалисты нашего управления задолго до появления государственной автоматизированной системы создали и внедрили подобные программы, действовавшие на региональном уровне. Когда ГАС «Правосудие» ещё только шлифовалась, наши сотрудники подготовили и направили в Москву толковые замечания по усовершенствованию системы и эти замечания были приняты. Это только один пример высокого профессионализма работников аппарата управления.

За прошедшие годы шесть наших сотрудников надели судейские мантии, несколько человек ушли работать в прокуратуру и администрацию области – опыт и профессиональная зрелость наших кадров ценится высоко.

Но большинство, костяк коллектива, который перешёл к нам ещё из управления юстиции, продолжает безупречно служить судебной системе в структуре нового департамента. Я бесконечно благодарен этим людям. Зарплата у сотрудников управления небольшая, и нужно быть настоящими патриотами и энтузиастами общего дела, чтобы на своих плечах вынести все трудности становления независимой третьей власти.

С первого дня в Управлении Судебного департамента трудятся, например, мой заместитель по финансовым вопросам Галина Владимировна Глухова и сотрудники руководимой ею службы. О том, над какими проблемами этим людям приходилось ломать головы изо дня в день, пока реформа набирала темпы, пробуксовывая на каждом шагу, говорит хотя бы такой факт: в 1998 году финансирование третьей власти в регионе составило 73 миллиона рублей, в 2007-м оно перевалило за миллиард. И при том, что так называемое недофинансирование по некоторым статьям расходов достигало порой 80 процентов, ни разу работникам судебной системы Иркутской области не была задержана зарплата.

– Какие задачи из намеченных департаменту не удалось решить за годы судебной реформы?

– Вы, наверное, знаете, что до сих пор не принят закон о ювенальной юстиции в России. К решению этой задачи ещё только подступаются. В некоторых регионах суды для несовершеннолетних созданы за счёт средств, полученных благодаря международному сотрудничеству. Иркутская область в число регионов, где внедрены пилотные проекты, опять же не вошла. Но мы не стали дожидаться закона и финансовой помощи сверху, а при поддержке областных и местных властей открыли «детский» суд в Ангарске. Теперь вместе с областным судом намечаем продолжить эту работу: чтобы остановить рост детской преступности, ювенальные технологии необходимо внедрять в других городах и районах. Прежде всего в них нуждаются Братск и Усолье-Сибирское.

– Как вы оцениваете эффективность введения в регионе института мировой юстиции?

– Это наше детище. Управление Судебного департамента занималось созданием института мировых судей, начиная от подготовки нормативной базы до формирования судейского корпуса и обеспечения его всем необходимым для работы. Сейчас можно с уверенностью сказать, что мировая юстиция себя оправдала. Достигнута главная цель – снижение нагрузки на федеральные суды, которая длительное время была запредельной. Сегодня мировые судьи составляют основной резерв для заполнения вакансий в судах общей юрисдикции. Есть даже такие примеры, когда мировой судья пересаживается в кресло председателя районного суда. Уже одно это свидетельствует о высоком профессионализме представителей мировой юстиции.

Однако многие вопросы организации их деятельности остаются неурегулированными из-за пробелов в федеральном законодательстве. Хотя мировые и равны по статусу с федеральными судьями, но фактически условия их труда, обеспечения жильём отстают от возможностей, которыми располагают их коллеги районного звена.

– Вы считаете решённой проблему нагрузки на судей?

– Да, со «стахановскими» нагрузками и «перевыполнением плана» при отправлении правосудия покончено. Тут сыграли роль и введение мировой юстиции, и внедрение новейших информационных технологий, как я уже говорил. Но не только. В рамках судебной реформы были предусмотрены меры, которые позволили освободить служителей Фемиды от всех хозяйственных и технических забот, чтобы они могли полностью сосредоточиться на отправлении правосудия. Сейчас в каждом суде введена должность администратора, а федеральные судьи имеют помощников. Квалификационные требования к работникам аппарата судов за эти годы изменились кардинально: теперь даже секретарям требуется диплом о высшем юридическом образовании. Так что многим техническим работникам пришлось сесть за парту. И тут нам очень помогает Восточно-Сибирский филиал Российской академии правосудия, созданный по инициативе Совета судей и Управления Судебного департамента.

– Вам удаётся достичь взаимопонимания с руководителями органов судейского сообщества?

– Это не так уж сложно. Я ведь и сам судья. Кстати, был первым и какое-то время единственным членом судейского сообщества на должности начальника территориального органа Судебного департамента. Мне ли не знать нужды моих коллег? К тому же у нас вошло в практику периодически отчитываться перед Советом судей, вместе намечать ближайшие перспективы. Чем теснее наше сотрудничество, тем больше выигрывает правосудие.

Интервью подготовила Людмила ФОМИНА

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное