издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Иван Охлобыстин: «Русский Хаус – это комплимент!»

Актёр, режиссёр, сценарист Иван Охлобыстин играет доктора Быкова в новом комедийном сериале канала ТНТ «Интерны». Четверо выпускников медицинского института (три парня и девушка) должны отработать год в больнице под руководством зав. терапевтическим отделением. Быков – хороший специалист, персонал его обожает, для интернов же он деспот, самодур, змей, упырь, мерзавец, который доводит их до белого каления. Иван Охлобыстин приехал в Петербург вместе с режиссёром Максимом Пежемским, чтобы представить свою работу. Сериал будет идти долго (запланировано 60 серий). «Интерны» сейчас повсюду: каждый вечер по ТВ, с огромных афиш, стендов, баннеров смотрят на нас в метро, на автобусных остановках, журнал или газету откроешь – и там целые страницы.

– Иван, вот вы и стали «звездой сериала», как теперь принято говорить. Как чувствуете себя в этой роли?

– До этого у меня была очень удобная социальная позиция. Я выходил из дома, здоровался с соседом дядей Сашей, потом с золотозубой продавщицей фруктов, садился на велик и чесал в лес заниматься спортом. Теперь мне пришлось изменить маршрут, чтобы не смущать коренных тушинцев (я живу в Тушине). Дядя Саша и так недолюбливает меня, и если бы ещё баннер повесили напротив нашего дома, мне неудобно было бы, что я к нему в окна заглядываю. «Звездой» я не стал, это не было сверхзадачей. Стать «звездой» в актёрском мастерстве у меня никогда и не закладывалось в голове (я человек программный). Вот если бы в литературе что-нибудь получить – это приятно.

– Не жалеете, что согласились сниматься? Сомнения были?

– У меня были сомнения на предмет жанра: «мыло», ситком, непонятно, что получится. Всё-таки мне, выпускнику ВГИКа, казалось, что кто-то должен думать и о высоком. Много чего у меня в голове промелькнуло. Произошла калькуляция: продукт новый, качественный, телевидение, будет горячо. Коллектив хороший. Всё сошлось. Я люблю экспериментировать, и это был эксперимент.

Во-первых, телевидение. Я его не люблю, честно говоря. Во-вторых, ТНТ. Я по отзвукам знал, что это зло, что там страшный «Дом-2», Букины, много чего ещё. Кстати, с «Домом» смешно получилось. Мы с Оксанкой, женой, включили телевизор, ждём рекламу «Интернов» (на себя любимого посмотреть и перед Оксанкой похвалиться), а там «Дом-2». И засосало нас! Деревенский принцип подглядывания. Но потом всё же выключили.

Сценарий взял с опаской. Что-то здесь не так, думаю. Макс просто так не возьмётся (режиссёр Максим Пежемский, вместе они работали на съёмках фильма «Мама, не горюй». – От авт.). Прочитав его, я понял, что же здесь не так: совершенно иной формат. Это не совсем сериал, а некое культурное явление, где можно поучаствовать, оно может «грозить» успехом. Я понял: с учётом массива телевизионной индустрии если у нас получится хотя бы на 30 процентов, то у сериала будет успех.

– Съёмки в ситкоме – ежедневный каторжный труд. Как справляетесь?

– Накануне я поговорил с водителями, работавшими на другом сериале ТНТ. «Как там у вас?». – «Скорая помощь» стоит на площадке. У одного сердце прихватит, у другого…». Та-а-ак, думаю, нужно выстроить план: обязательный восьмичасовой сон, усилить поступление микроэлементов. Защитить щитовидку, голову, сосуды… Купил себе пилюльки (пью их с детства, я ведь сын врача), сформировал схему как стратег. Тут все творчески мучаются, скисли, а я пилюли заглотил и вперёд. И ещё тайцзи занимаюсь.

– Роль доктора Быкова – поклон папе?

– Меня в детстве спас от неминуемой гибели сосед Юрий Михайлович, гениальный хирург. Я вдруг стал задыхаться, мама была юной барышней и не знала, что делать. Если бы я мог позволить себе такую роскошь – посвятить роль кому-то… Мой отец был военным врачом. Фёдор Углов, глубоко мною уважаемый, – ещё один врач. Меня и сейчас окружают врачи. Я фанат волновой теории Петра Горяева. И теории Мамардашвили. Я фанат всех идей, даже не понятых мной, Бориса Раушенбаха. Мне приятно, что сделали фильм для людей. И о врачах говорят не скабрёзно, по-доброму. Понятно ведь, что наши интерны станут хорошими врачами…

– А почему у вас негативное отношение к телевидению?

– Лет 10–15 я с завидной периодикой приносил на центральные каналы довольно адекватные заявки, синопсисы на публицистические передачи о людях, причём с интересной драматургической конструкцией, где не было бы скучно. Про врачей, к слову, тоже. Я хотел экранизировать великолепный роман Фёдора Углова «Сердце хирурга». Кто читал, знает, что это высокого качества литература. Или снять фильм про многодетную семью. Взгляд изнутри. Это, честно говоря, «семейка Адамс». Я сам из такой. И сейчас у меня многодетная семья – шестеро детей. У людей это почему-то ассоциируется с цыганщиной. На самом деле это и есть тот самый средний класс. В толпе я всегда могу вычислить отца большого семейства: это уставший мужик, немного затравленный хищник, подранок. Он вынужден зарабатывать столько денег, чтобы их хватило на всё и на хорошее обучение детей… Я предлагал сделать фильм и про наших космонавтов-резервистов, у которых странная судьба: вроде бы всю жизнь на самом пике, олимпийцы, а на деле человек 15 лет не выходит с территории размером с детский садик, всё время готовится к полёту, пока его не списывают по возрасту…

Все мои походы на телевидение заканчивались ничем. Сплошные разочарования. Везде встречал брезгливое отношение. Волшебное слово «неформат». «Интерны» – это тот самый неформат, нате, получите, центральные каналы, по самое «не горюй».

– Как вы совмещаете актёрскую работу со служением в церкви?

– После выхода фильма Павла Лунгина «Царь», где я сыграл шута, появилось много критики в мой адрес, которая через меня била по церкви. К сожалению, люди в ней участвуют неверующие, проявляют просто неистовую энергию, чтобы найти что-то плохое, верующим некогда – они молятся. Я написал письмо Святейшему Патриарху Кириллу с просьбой отстранить меня на время от служения, пока снимаюсь. Общество не готово к тому, что священники могут делать что-то ещё, до такой степени публичное. Святейший одобрил мой план, чтобы не было у людей вопросов, чтобы не искушать их, снять эту агрессию. 

Как совмещаю сейчас? Езжу на службы, в светском стою у алтарей, меня причащают. Отцы телевизор смотрят. Недавно звонил один архиепископ и просил меня переписать ему пропущенную серию «Интернов».

– А вы из Интернета фильмы качаете?

– Ещё как! Скачал фильмов триста. Подсчитал, что если начну их сейчас смотреть, то закончу где-то к 2083 году… Я внимательно слежу за тем, что происходит на рынке – и в кино, и в литературе. Я ведь киношник, пишу сценарии, снимаюсь, должен знать, что новое выходит. Телевизионный сегмент для меня такое откровение! Моя жена гладила бельё и смотрела сериал «Боец» с Марьяновым. Я пришёл с вечернего богослужения, пью чаёк, сажусь рядом. В душе чванство: сериа-а-ал… А потом вроде интересно стало. Посмотрели «Штрафбат», ещё что-то приличное из наших сериалов. Я поехал на «Горбушку», накупил фильмов: «Доктор Хаус», «Lost», «Тюрьма 03». «Хаус» мне очень нравится. Ещё круче – «Сестра Джеки», там отличная драматургия.

– «Интернов» многие обвиняют в плагиате, «слизывании» с «Клиники», «Доктора Хауса». Вас сравнивают с Хаусом.

– Когда меня сравнивают с Хаусом («русский Хаус») – это комплимент. Вряд ли потяну. «Клиника», по большому счёту, утилизированный и осовремененный тип американского сериала «Мэш». Хаус – это Шерлок Холмс, дедукция, интуиция, талант, есть на что посмотреть. И каждый из нас, в принципе, хочет иметь такого друга – мизантропа, необременительного.

Что привлекает зрителей в «Хаусе»? Почему он выдержал шесть сезонов? Люди, по сути, одиноки. Почему они смотрят сериал? Первичная причина – азарт. А далее они ловят себя на мысли, что, собственно, и не важно, чем закончится фильм, главное – есть возможность прийти вечером домой и погрузиться в приятный и понятный им мир умных людей. Они подыскивают себе потенциального собеседника, который будет формировать их окружение в будущем, на которого они сами будут в чём-то походить, потому что он им близок. Хаус – идеальный вариант, это элегантный, аристократичный человек… Конечно, приятно и поразительно, что где-то тебя могут с кем-то сравнить. Но всё это чушь собачья. Мы снимаем на такой же технике, что и американцы, – на Red One (цифровая камера, дающая картинку, близкую по качеству к киноплёнке), у нас бюджет меньше, но он хороший. Декорации, которые мы построили (огромный павильон на территории бывшего завода, имитирующий настоящую больницу), для областной больницы нормальные.

Сериалы сейчас потихоньку выдавливают кино в нишу театра кабуки. Это неплохо. Ведь тех денег, которые государство выделяет на художественные фильмы, будет хватать на 6-7 мастеров, снимающих кино с нормальным высокохудожественным сюжетом. А что делать остальным? Нишу развлекательного и экспериментального кино займёт телевидение. Это факт. Самый рисковый канал, который начинает поиски в нужную сторону, это ТНТ, как мне кажется. Что для меня, священнослужителя, человека глубоко морального, признать было непросто. У ТНТ, как и у меня, противоречивое реноме. Сошлись два одиночества…

Наиболее известные фильмы, в которых снимался Иван Охлобыстин:

«Кризис среднего возраста», «ДМБ», «Даун Хаус», «Царь», «Мама, я люблю тебя!» (в этом фильме он ещё сценарист и режиссёр).

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное