издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Внедорожники

Иркутские суды рассмотрели два громких дела о пешеходах, сбитых на тротуарах

В среду Иркутский областной суд направил на новое рассмотрение уголовное дело в отношении Анны Шавенковой, сбившей этой зимой на тротуаре двух сестёр, одна из которых погибла. А в четверг Ленинский районный суд приговорил Максима Россова, в пьяном состоянии въехавшего в толпу людей на автобусной остановке, к 4,6 годам колонии-поселения. На обоих заседаниях побывала Ксения ДОКУКИНА и выяснила, какого приговора публика ждала больше всего. 

Журналистов в Иркутском областном суде на заседании по делу Шавенковой собралось больше, чем участников процесса. Представители прессы спорили: будет изменён приговор или нет? Большинство с сомнением качали головами. Как призналась после заседания пострадавшая Юлия Пяткова, она сама ожидала, что приговор «либо оставят без изменения, либо сделают чуть жёстче». 

Однако в суде Юлия очень настаивала на необходимости отмены отсрочки в 14 лет, назначенной Анне Шавенковой. 

– Для меня, как и для всех членов нашей семьи, отсрочка её наказания является абсурдом, – сказала девушка. – Я думаю, она недостойна этой отсрочки, учитывая её поведение во время ДТП и после. Все видели это на видеозаписи: в момент, когда она должна была оказать помощь мне и моей сестре, которая погибала на асфальте, она этого не сделала. Тогда дорога была каждая секунда, и думать о себе и повреждениях автомобиля – это нечеловечно. 

Юлия Пяткова то подглядывала в написанную загодя на бумаге речь, то начинала эмоционально говорить неподготовленные фразы, так что в итоге председательствующий в коллегии судей Анатолий Лухнёв прервал её: 

– Простите, но вы повторяетесь. 

– Хорошо, я так продолжу, – Пяткова подняла глаза от листа бумаги. – Всем ясно, что этого приговора через столько лет просто не произойдёт. 

Она не понесёт наказания, я больше чем уверена, и не исправится. А она же взрослый человек. Я вас очень прошу отменить отсрочку. 

Речь «правозащитника» потерпевших Виктора Григорова была не менее эмоциональна. Он напомнил, что у сына Шавенковой, родившегося в марте этого года, кроме подсудимой мамы, есть и отец,  который имеет равные права и обязанности в отношении ребёнка. Поэтому отсрочку он назвал незаконной. 

– Возмущением на приговор отреагировали не только жители России – аналогичную реакцию я видел из Германии и Америки, – заявил он. – Простые жители считают приговор несправедливым! 

Анатолий Лухнёв поинтересовался мнением на этот счёт самой подсудимой. Та настолько тихо ответила, что с кассационной жалобой она не согласна, что судье пришлось переспросить:

– Я вас правильно понял: согласна? 

– Нет, – покачала Анна Шавенкова головой. – Но я хотела бы ещё раз принести извинения и сказать, что я раскаиваюсь в содеянном и полностью признаю вину. 

Несогласной с кассацией оказалась и сторона обвинения. Прокурор Ольга Грудинина посчитала приговор Кировского суда законным, потому что «Шавенковой совершено неосторожное преступление средней тяжести, срок наказания за него не превышает пяти лет, а кроме того, ранее она не привлекалась к уголовной ответственности». 

С чистого листа 

Все эти доводы, в принципе, можно было и не приводить. Суд даже не стал их рассматривать, а кассационную жалобу оставил без удовлетворения. Причины такого решения удивили всех собравшихся: судебная коллегия обнаружила нарушения требований уголовно-процессуального законодательства в ходе процесса, причём изъяны были найдены и в действиях защиты потерпевших. 

Дефекты процесса выявились на самой начальной его стадии. Оказывается, с одной из семи потерпевших – матерью сестёр Пятковых Евлампией Хмелевской – не был согласован особый порядок рассмотрения дела. Нарушение, скорее всего, формальное, так как Виктор Григоров утверждал, что «позиция о рассмотрении дела в особом порядке согласована со всеми потерпевшими», и, вероятно, на словах так и было. Но официально Григоров являлся представителем интересов только Юлии и Дмитрия Пятковых и выступать от имени их мамы не имел права. 

Судебная коллегия обнаружила нарушения принципов равноправия и состязательности сторон, потому что в суде по просьбе гособвинителя были исследованы характеристики личности подсудимой, однако их перечень предложен не был. «Видимо, суд исследовал их по своему усмотрению», – предположил Анатолий Лухнёв. А это также является нарушением. 

В то же время в ходе судебных прений Григоров просил исследовать ряд доказательств, которые, по мнению потерпевших, относились к характеризующим Шавенкову материалам, но суд не разрешил этого, потому что не нашёл в документах ничего говорящего о личности подсудимой. 

– Между тем суд не может удалиться в совещательную комнату, если в ходе прений сторон было заявлено о необходимости исследования новых доказательств, – заявил Анатолий Лухнёв. – Тем более ранее суд исследовал материалы, подтверждающие факты оплаты матерью Шавенковой медицинских изделий, услуг по уходу за Юлией Пятковой и расходов на похороны Елены Пятковой, хотя не было указано, как эти документы характеризуют личность самой подсудимой. 

Поэтому областной суд приговор районного отменил и направил дело на новое рассмотрение, причём со стадии назначения судебного заседания. Рассматривать дело будет иной состав судей. 

Наблюдатели полагают, что со второго раза Шавенковой может быть вынесен более жёсткий приговор, потому что 24 сентября Госдума приняла закон, который отменяет отсрочку исполнения приговора для беременных женщин и матерей малолетних детей, осуждённых к ограничению свободы. 

Расставили приоритеты 

На следующий день после заседания в Иркутском областном суде Ленинский районный суд вынес решение по ещё одной громкой аварии, известной, правда, только в пределах Приангарья. Суд назначил Максиму Россову, который в ноябре прошлого года, находясь в пьяном состоянии, врезался в толпу людей на автобусной остановке, 4,6 года колонии-поселения. В результате той аварии пятеро человек получили травмы, одна из пострадавших осталась инвалидом, а другая, 20-летняя девушка, скончалась. Однако информация об этом судебном решении в отличие от новостей по «делу Шавенковой» не получила федерального оглашения. Как оказалось, стране гораздо важнее наказать «дочку главы избиркома», чем пьяного водителя . 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное